“Вероятность войны в Карабахе близка к нулю”

Архив 201021/10/2010

Интервью с директором Института Кавказа политологом Александром ИСКАНДАРЯНОМ
— Г-н Искандарян, вы были сторонником армяно-турецкого потепления. На ваш взгляд, недавняя история с церковью Сурб Хач на Ахтамаре отдалила или приблизила наши общества друг к другу?
— Перипетии вокруг Святой Литургии в церкви Св.Креста на Ахтамаре высветили проблемы, существующие в отношениях армянского и турецкого обществ. Проблемы эти в общем были известны и до этого — это глубокое недоверие, боязнь друг друга, ожидание подвоха. В обеих странах армяно-турецкая проблематика является частью внутриполитического дискурса, любой вопрос политизируется… Все эти сложности были предсказуемы, но хаотичность и неразумная амбициозность турецких властей, проявившаяся в истории с церковным крестом, усугубили и без того существовавший элемент недоверия…
— Как вы считаете, новая турецкая Конституция “продвинула” эту страну к Европе?
— Европа — это большое количество чрезвычайно разнообразных политических культур и систем, от Норвегии до Албании и от Басконии до Сицилии. Влияние и военных, и религии в этих странах (скажем, во Франции и Ватикане) неодинаковое, так что однозначно оценить в таких терминах изменения в Турции невозможно. Общий их смысл заключается в исчерпании возможностей авторитарной модернизации, традиции которой заложил Ататюрк, и в реформировании политических механизмов путем смягчения политической системы, в частности уменьшения влияния военных. Но, как и в любой мусульманской стране, больше демократии означает больше ислама и меньше секуляризма. Идет смена элит: элиты внутренних районов Анатолии не таковы, как стамбульские или измирские, — они более традиционны, религиозны. В то же время после реформ Тургута Озала вырос новый класс провинциальной буржуазии, требующей своего куска пирога, это уже не секулярные чиновники-кемалисты. Правящая партия АКП является результатом такого рода изменений. Прошедший референдум — это часть двухходовки, будут через год парламентские выборы, игра еще не доиграна. Но если процесс будет идти дальше, это означает серьезные изменения в Турции, изменения ее внутренней и внешней политики, которые мы видим уже и сейчас.
— В последнее время участились перестрелки и на границе с Азербайджаном. Многие аналитики говорят о возможности новой войны. Как вы оцениваете подобную возможность?
— Такую возможность я оцениваю как близкую к нулю. Перестрелки на границе и война — принципиально разные вещи. Для них нужны разные причины, разные ресурсы, разные параметры. Нет никаких причин связывать эти два явления в единую логику, войны часто начинаются как раз прямо противоположным образом, то есть полным штилем на границах. Наличие перестрелок никоим образом не влияет напрямую на вероятность широкомасштабной войны. Если же говорить о перспективе боевых действий как таковых — безотносительно к перестрелкам, — то, повторюсь, вероятность их близка к нулю.
Подготовила Каринэ ОГАНЯН