“Вечное движение” “Теней забытых предков”

Архив 201224/03/2012

С 21 по 28 марта в Армении проходят Дни украинской культуры. К этому событию издательство “Наири” подготовило издание книги, вобравшей повесть М.Коцюбинского “Тени забытых предков” и эссе С.Параджанова “Вечное движение”, в переводе Раисы КАРАГЕЗЯН.

Благодаря профессиональному переводчику, супруге экс-посла Украины в Армении Александра Божко, с середины 70-х годов у нас вышли произведения более тридцати украинских писателей, в частности В.Земляка, Ю.Мушкетика, П.Загребельного, Г.Тютюнника, Ю.Щербака, В.Шкляра… Корр. “НВ” обратилась к Раисе Карагезян с просьбой рассказать о работе над книгой.

— Как возник замысел этого издания, в котором встретились писатель Михайло Коцюбинский и интерпретатор его знаменитого произведения Сергей Параджанов, снявший одноименный фильм?
— Было бы странным, если бы в Армении, где так почитают Сергея Параджанова, не имели бы возможности ознакомиться с этой жемчужиной украинской литературы, экранизация которой принесла Маэстро мировое признание. Поэтому замысел возник давно, но я все не отваживалась взяться за перевод. Слишком уж колоритным языком написана повесть, где сплошь и рядом звучит гуцульская речь. Ведь даже Параджанов намеренно не пошел на русский дубляж и, кстати, правильно сделал, так как фильм бы многое потерял. Именно чарующий гуцульский говор придает ему особый шарм и неповторимую мелодику. Прежде чем взяться на работу, постаралась прочитать все, что касается повести и фильма, натолкнулась на малоизвестное эссе Параджанова “Вечное движение”. Это квинтэссенция его творческих размышлений о призвании и роли художника, прочтение и режиссерское осмысление им повести М.Коцюбинского, своего рода итог познания режиссером Украины, ее культуры, истории. Так возникла мысль издать книгу, где бы встретились писатель и режиссер. Я считаю, книга получилась.
— А насколько вам удалось воспроизвести стиль М.Коцюбинского, его язык?
— Я углубилась в словари, особенно в диалектные, обращалась за консультацией в Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии АН Украины, в его львовский филиал. Но больше всего мне помогло то, что я, как и герои Коцюбинского, родилась и выросла в горах — в Зангезуре. А быт горцев в чем-то схож, независимо от того, Карпаты это или Кавказ. Поэтому, чтобы достичь надлежащего языкового колорита перевода или найти на армянском точные эквиваленты, я обращалась к богатейшим лексическим залежам наших диалектов. Самое трудное было найти верный ритм повествования, его дыхание, ведь это художественное слово, а не этнографический очерк. И здесь, как ни странно, примером для меня стал Параджанов, который в фильме воссоздавал, а не пересказывал Коцюбинского.
— Книга хорошо смотрится, она так щедро иллюстрирована…
— Вообще-то она рассчитана, скажем так, на вдумчивого читателя. Он также увидит самобытные иллюстрации художника Георгия Якутовича, который, кстати, работал в параджановской съемочной группе. Эссе Сергея Иосифовича сопровождают классические кадры его фильма, а также редкие фотографии самого Маэстро. Некоторые из них печатаются впервые. И здесь я не могу не поблагодарить Марту Дзюбу, режиссера Романа Балаяна, киноведа Владимира Войтенко, кинооператора Юрия Гармаша, предоставивших для книги великолепные снимки. Я надеюсь, что армянский читатель также многое почерпнет из статьи Александра Божко, который попытался сравнить эти две такие несхожие личности, которые вопреки всяким невзгодам до конца остались верными своему творческому призванию.
— Над чем вы сейчас работаете?
— До этого я переводила в основном современную украинскую литературу, в частности произведения моего любимого прозаика Григора Тютюнника. Когда в советские времена он был в опале и его в Украине не печатали, я старалась поддержать писателя морально, переводя и печатая его произведения на армянском языке. В этом смысле Армения была тогда для украинцев почти что “заграница”. Хорошо были приняты армянским читателем романы В.Земляка “Лебединая стая” и П.Загребельного “Евпраксия”. После распада Советского Союза издавать переводы стало сложнее, часто переводчик сам решает вопрос финансирования, ищет спонсоров. Были и исключения. Так, посол Польши пан Томаш Кноте, которого в Ереване многие вспоминают с уважением, помог мне издать здесь “Польские народные сказки”. У этой книги необыкновенная история. Перевод с польского я подготовила давно для издательства “Аревик”, и иллюстрировать ее должен был гюмрийский художник Ваан Топчян. После землетрясения его следы, как и многих других ленинаканцев, затерялись, пропала и рукопись, которая, на беду, была в единственном экземпляре. И только через много лет удалось разыскать и Ваана, и рукопись, и мы наконец издали сказки с его замечательными иллюстрациями. Позже при поддержке посольства Украины увидел свет роскошный том “Украинских народных сказок” приличным для Армении тиражом — три тысячи экземпляров. Я подготовила и подборку рассказов молодых украинских прозаиков, за которую была удостоена премии журнала “Гарун”.
Перевод “Теней забытых предков” было по существу моим первым обращением к украинской классике. Кроме наслаждения от общения со словом великого мастера М.Коцюбинского, я также получила возможность лучше познать украинский народ, его непростую историю. Это словно глоток чистой воды в наше время эрзацомании и подделок.
Беседовала
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН

На снимке: переводчица Раиса Карагезян