Ваши шкафы биты!

Архив 201101/02/2011

Две новости из сферы торговли. В Москве выросли продажи бейсбольных бит, между тем продажи бейсбольных мячей остались на прежнем уровне. Что интересно: особой любовью к бейсболу Москва никогда не славилась.
Вторая новость. В той же Москве продолжает падать спрос на шкафы и полки для книг. Что любопытно: москвичей всегда отличал повышенный интерес к книгам, вследствие чего столица снискала славу одного из самых читающих городов мира.
Самое интересное: рост продаж бейсбольных бит и падение спроса на книжные полки находятся в прямой пропорциональной зависимости. В том смысле, что одно усугубляет другое. Еще подробнее: чем меньше читают, чтоб заполнить голову, чем надо, тем охотнее тянутся к палкам и бьют ими по головам, из которых часто и выбивать нечего. Потому что пустые. Как полки без книг. Самое неприятное — прежде всего это относится к молодым.
Читал недавно дневники Ролана Быкова. 1979 год. В стране проводится Год ребенка. Из наблюдений выдающегося актера, режиссера, гражданина о детях своего времени. “Они, — считает Быков, — очень много знают того, что им знать не положено. А главное, появились дети бедных и дети богатых, детство атаковано мещанством, обывательщиной, вещизмом. Думают о выгоде, лижут жопы своим богатым родителям, сходят с круга…” (Насчет “богатых родителей” просьба запомнить).
И еще из того же автора и о том же прошлом времени, прежде чем перейти к настоящему. “Когда я искал героиню фильма для “Внимание, черепаха!”, мне нужная была одна красавица, одна со скверным характером, одна хохотушка и одна такая, чтобы можно было взглянуть в глаза и сразу ей поверить. Мой второй режиссер сказала: “Ролан, ты сошел с ума — теперь таких не делают”.
Чем примечательны приведенные записи Быкова? Несправедливостью оценки мастера: в густо заплеванное советское время воспитанию молодого поколения уделялось столько внимания, сколько сегодня и не снится. Родителями, обществом, да и что скрывать, государством. В результате детей, каких надо, делали, можно сказать, в промышленных объемах. Да, кое-что из того, чего им знать было не положено, дети знали, но ведь одновременно много знали и того, что знать обязательно с самого детства. А то, что сегодня дети, — завтра народ.
Соображение двухсотлетней английской выдержки: “Единственное, что нужно для триумфа зла — это чтобы хорошие люди ничего не делали”. Не учили добру, не служили образцом поведения, не создавали хороших книг, фильмов, песен, стеснялись говорить, что певец Борис Моисеев отвратителен (не как сексуальный извращенец — это его личное дело), он чрезвычайно опасен духовным развращением молодежи. А это уже не его, а наше дело. Не могут же хорошие люди и впрямь соглашаться с голубым певцом: “Что тебе телевидение расскажет, в это ты и поверишь. Да, будешь немного выть, спрашивать Пушкина, но в итоге будешь слушать Кукушкина. Потому что тебе хочется посмотреть, как Боря Моисеев смотрится в костюме Чебурашки и какая у Анны Семенович грудь — настоящая или нет”…
В начале 1990-х страна начала смотреть “Санта-Барбару”, и это не казалось опасным до той поры, пока вместо Пушкина стали подкладывать Кукушкина.

Завершившийся совсем недавно 2010 год прошел в России под знаком Года учителя. В Год ребенка, о котором упоминал Ролан Быков, кое-что дети получили, в Год учителя страна получила погромы на Манежной площади в Москве. Школьников там было так много, что рябило в глазах. Теперь, говорят, готовятся объявить Век учителя. Чтобы что?
В прошлом веке, когда учителя не объявлялись главными не то чтобы на целый год, но даже на неделю, случилась такая история. Двадцатилетние ребята проходили срочную службу на Дальнем Востоке. 17 января 1960 года их унесло с баржей в океан. Сорок девять суток солдаты оставались без воды, без еды, а чтоб не умереть с голода, варили и ели сапоги. Потом ребят нашли и спасли моряки американского авианосца, и героям рукоплескал весь мир.
Прошло более пятидесяти лет, а имена — Зиганшин, Крючковский (правда, их было четверо) — помню до сих пор. Потому что о них писали, снимали кино, слагали стихи, пели песни. Их славили, чтоб ставить в пример другим, и это срабатывало. Точно так поступают в США, в Европе, всюду, где хотят видеть настоящих героев, а не их жалкое телеподобие. Все это настолько понятно, что скучно уже повторять.
В прошлом году российский экипаж Ту-154 в немыслимо сложных условиях совершил вынужденную посадку и спас жизни десятков пассажиров. Летчикам вручили звезды Героев России, показали по телевидению. Потом телевидение вновь вернулось к своим любимым бизнес-проектам и забыло обо всем на свете. С тех пор прошло совсем немного времени. Кто помнит — как звали летчиков? Тихо вокруг, только герои спят…
О чем вещают в период заметного роста продаж бейсбольных бит и в условиях почти нулевого спроса на книжные шкафы? Помните, Ролан Быков сокрушался по поводу: “появились дети бедных и дети богатых, детство атаковано мещанством, обывательщиной, вещизмом…”
Из сообщений российской прессы перед самым Новым годом: “Число наследников российских миллиардеров увеличилось за прошедшие двенадцать месяцев в полтора раза, а общая сумма их состояний — более чем вдвое. Рейтинг включает наследников, чье условное состояние — состояние родителя, поделенное на число законных детей — превышает один миллиард долларов. Суммарный объем наследства таких детей издание оценивает в 250 миллиардов долларов, тогда как год назад он составлял 107 миллиардов.
Увеличилось и число богатых наследников: в прошлом году их было пятьдесят четыре, сейчас — восемьдесят шесть человек”.
Ура!.. Вот теперь можно сказать, что дети едят пирожные потому, что у них нет хлеба.

P.S. Как часто в Армении спрашивают бейсбольные биты, я, честно говоря, не знаю, но то, что интерес к книжным шкафам решительно потерян и у нас, — это точно. А зачем? В смысле, шкафы-то — зачем?  
Ереван — Москва