Вардан ОСКАНЯН: Признаки “нарастающей амнезии”

Архив 201128/04/2011

Экс-министр иностранных дел Вардан Осканян с завидной периодичностью и энтузиазмом продолжает критиковать в прессе внутриполитическую ситуацию в стране. Только за последние два месяца он дал несколько интервью различным изданиям, и в этом не было бы ничего особенного, если бы его сегодняшние оценки не вступали в противоречие со всем тем, что он говорил будучи при должности. Последнее его интервью газете “Жоговурд” лишнее тому подтверждение.

Легкий налет амнезии, а при необходимости абсолютная потеря памяти — это амплуа для отечественных экс-должностных лиц, высокопоставленных и не очень, становится скорее правилом, чем исключением. Наиболее преуспел в этом жанре первый президент, который нарисовался на политическом небосклоне после десяти лет молчания с твердым намерением начать все с чистого листа. Как это ни странно, но эта манипуляция массового сознания ему удалась. Поначалу в феномен массовой амнезии просто не хотелось верить, однако позже, когда особо “забывчивые” его почитатели обосновались в палатках на площади, на которой в свое время сами же скандировали “Левон, уходи!”, сомнений не осталось — экс-президенту удалось-таки уболтать доверчивых граждан, даже не пытавшихся провести параллели с его прошлыми высказываниями и поведением. Достаточно оказалось изобразить глубокую обеспокоенность, нет, не потерянными рычагами власти, а судьбами родины, кинуть в толпу семена вражды между “своими” и “чужими” и начать критиковать действующую власть направо и налево, не стесняя себя в выражениях, а главное ничего не обещая взамен…
Практически все экс-министры иностранных дел, отойдя от этих самых дел, пробовали себя в этом жанре. Раффи Ованнисян, Ваан Папазян, Александр Арзуманян после отставок обрели “второе дыхание” на ниве критики внутриполитических проблем. Похоже, именно этот, практически безотказный способ обретения популярности избрал и Вардан Осканян, который пробыл в должности дольше всех остальных и которого в течение долгих лет пребывания в мидовской системе внутренние проблемы не слишком беспокоили и интересовали.
Другой вопрос — сегодня. Живой интерес к внутриполитическим реалиям подогревается видами на парламент, а возможно, даже и выше.

Экс-министр предпочитает не артикулировать этих своих намерений, ограничиваясь многозначительной репликой — “ничего исключать нельзя”.
“Форму и содержание моей будущей политической вовлеченности я еще не определил. Однако ничего не исключаю”, — говорит Вардан Осканян в ответ на прямой вопрос корреспондента о том, будет ли он выдвигать свою кандидатуру на предстоящих парламентских или президентских выборах. Понятное дело, момент откровения еще не настал и делиться с прессой на предмет своих будущих планов означает потерять комфортную во всех отношениях нишу бескорыстного эксперта с претензией на объективность, которая завтра позволит ему легко освоить роль новоявленного мессии.
А вот позиционировать себя в качестве политика, претендующего на возвращение во власть, не только рано, но и крайне опрометчиво с той точки зрения, что придется встать перед необходимостью объяснить — чем отличается экс-министр Осканян образца 2011 года от главы внешнеполитического ведомства Осканяна, которого на протяжении целого десятилетия вполне устраивал и уровень демократии в стране, и состояние прав человека, и социально-экономическая ситуация… Конечно, есть еще возможность обыграть неожиданное прозрение, но тогда надо будет признать то, что в своей прошлой должностной жизни он был, мягко говоря, не слишком искренен, а заодно объяснить — почему внезапное прозрение наступает в преддверии очередных выборов.
Наглядный пример — его оценки последнего госдеповского доклада. “Подобных резких формулировок в отношении Армении раньше не было. И не стоит здесь искать политической подоплеки, это просто объективная оценка существующей в Армении ситуации”, — утверждает Вардан Осканян, комментируя сегодня доклад Госдепа США по Армении. У тех, кто не помнит прошлых высказываний господина Осканяна, подобный комментарий удивления не вызывает. Вопросы возникают, если обратиться к его комментариям по докладу Госдепа США о ситуации с правами человека в 2006 году, по поводу объективности которого он выражал сомнения прямым текстом. “По части Армении указаны положительные сдвиги, есть также критика, но в докладе наличествуют также определенные ошибки, на которые мы обязательно обратим внимание Госдепа. Есть также субъективный подход по ряду вопросов исходя из ситуативной оценки, но есть и серьезные наблюдения, критика, и нужен серьезный подход. …Это взгляд третьей страны на ситуацию с правами человека в Армении. Необходимо проявить серьезный подход, не соглашаясь с некоторыми вопросами. На данный момент затрудняюсь сказать — это субъективный или объективный доклад… но мы хотим, чтобы происходящие сегодня в Армении развития получали справедливую оценку”, — это заявление Осканяна датировано мартом 2007 года. Вопрос о том, почему в 2006 году доклад не отражал реальной ситуации, а в 2011 году вдруг стал образцом объективности, можно смело отнести к разряду риторических.
Та же нестыковка и в вопросе Фонда “Вызовы тысячелетия”, Так, бывший глава МИД Армении, говоря о проблеме, связанной с Фондом “Вызовы тысячелетия”, отмечает: “США с первых же дней предупреждали, что если указанные стандарты будут нарушены, то осуществление программы будет прекращено. И факт того, что это произошло, — еще один дополнительный аргумент, доказывающий, что в процессах демократизации мы сделали шаг назад: не то чтобы топчемся на месте, мы движемся в обратном направлении”. Удивительно, но Осканян, который не без удовольствия берется анализировать причины наблюдающегося, по его мнению, регресса, даже не пытается упомянуть того факта, что Фонд “Вызовы тысячелетия” объявлял о прекращении армянской программы также и на тот момент, когда он занимал пост главы внешнеполитического ведомства Армении. И кстати, по тем же самым причинам. Разница лишь в том, что с высоты занимаемой тогда Осканяном должности проблема представлялась ему иначе.
Что касается регресса или прогресса в сфере демократизации, то экс-министру не мешало бы оценить ситуацию в более долговременном отрезке, скажем, вспомнить начало и середину 90-х, когда запрещались политические партии, грабились и поджигались редакции оппозиционных газет… Учитывая то, что работая в мидовской системе, начиная с 1992 года, он находился в достаточном приближении к рычагам власти, можно не сомневаться — недостатка в информации для сравнений он никогда не испытывал. Тем не менее подчеркнуто воздерживается от долговременных сравнений, выдвигая весьма оригинальный тезис нарастающей ответственности каждого последующего президента, который на поверку оказывается индульгенцией широкого пользования.
“Да, в демократических процессах мы хромали… Я считаю, что со временем ответственность властей увеличивается. С этой точки зрения на Левона Тер-Петросяна было возложено меньше обязательств, на Кочаряна — сравнительно больше, а ответственность нынешнего президента намного больше”, — утверждает В.Осканян.
Из сказанного следует, что, чем сложнее ситуация в стране (советское наследие, военные действия, социальное положение), тем больше власти могут чувствовать себя спокойнее, поскольку есть обстоятельства, на которые можно возложить вину за все порочные явления. При том что здравый смысл подсказывает совершенно иной подход — усложнение объективно тяжелой ситуации за счет собственных ошибок и бездействия не освобождает от ответственности, а по меньшей мере удваивает ее. Но Осканян готов “отпустить грехи” всем, а заодно и себе, “в связи с истечением срока давности”. Ведь прошло уже 20 лет, замечает он, предлагая воспользоваться рецептом о “нарастающей ответственности” каждого последующего президента. При применении рецепта на практике состояние “нарастающей амнезии” гарантировано.
Действительно, оригинальный способ отпущения грехов, расчищающий, к тому же путь для собственного явления народу. И хотя Тер-Петросян уже этим способом воспользовался, Осканян, похоже, рассчитывает на то, что число “желающих наступить на те же грабли” от этого меньше не стало…
Татев ОГАНЯН