Вани Атабеков, полковник Карягин и другие

Архив 201319/12/2013

Карабах в эпоху водворения русского владычества
Выдающегося военного историка, начальника генштаба Кавказской армии генерал-лейтенанта Василия ПОТТО (1836-1911) по праву назвали “Нестором Кавказской истории”. Над этой сложнейшей темой он трудился много лет, в итоге появилось многотомное исследование “Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях”, изданное в 1899 году. С тех пор это важнейший источник для специалистов. Однако только немногим известна его книга “Первые добровольцы Карабаха в эпоху водворения русского владычества (Мелик Вани и Акоп-юзбаши Атабековы)”, изданная в 1902 году в Тифлисе.

Василий Потто (на снимке) добросовестно и тщательно работал с разноязычными источниками, что позволило ему создать не только убедительные и правдивые образы армянских добровольцев из рода Атабековых, но и объективно показать историческую ситуацию. И что самое интересное — он нигде ни словом не упоминает об азербайджанцах, “аборигенах” этих мест. Правда, он не раз использует термин “татарские кочевники” — уж не они ли?
Предлагаем читателям “НВ” отрывки из этой замечательной книги, в которой отразилось героическое, духовное и боевое братство армян Карабаха и русских солдат.

…Среди обломков некогда великого армянского царства Карабах, принадлежащего персиянам, один сохранил у себя, как памятник минувшего величия, те родовые уделы армянских меликов, которые занимали собой все пространство от Аракса до реки Курак, верстах в 20-ти от Ганджи, нынешнего Елизаветполя. В Арцахе, или в Нижнем Карабахе, эти родовые уделы были: Дизак, Варанда, Хачен, Чароперт и Гюлистан, собственно и составлявшие Карабахское владение, как о том упоминают старинные русские акты. Горная часть Карабаха, Сюник или Зангезур, заключала в себе только одно значительное меликство — Каштахское, окруженное землями других более мелких армянских владений, а часть, прилегавшая к самому Араксу, по преимуществу была населена татарскими кочевниками. Среди разрушения и общего погрома армянского царства владетели этих уделов, мелики, одни сумели сохранить за собой старинные наследственные права и даже удержать в стране почти до самого начала XIX века тот политической строй, который сложился здесь со времен персидских царей Сефевидов. Единственным светлым лучом, прорезавшим черные тучи, для этого христианского народа является в половине XVIII века царствование в Персии победоносного Шах-Надира, который, ценя услуги и мужество карабахских меликов, старался поддерживать их всей своей могущественной властью, но зато смерть Шах-Надира, погибшего, как известно, в 1747 году, нанесла окончательный удар самостоятельности меликов.
В первое время мелики сохраняли еще за собой внутреннее управление, но было очевидно, что при его преемнике Ибрагим-хане самостоятельность эта должна будет рухнуть, потому что Ибрагим принадлежал к числу тех азиатских деспотов, которые не выносят вокруг себя ничьей самостоятельности, а тем более христианских меликов, которым он имел достаточные основания не верить. Окончательный разрыв между ними произошел в 1783 году, когда русская императрица приняла под свое покровительство Грузию. Тогда и все карабахские мелики, составившие между собой тайный договор, присягнули на подданство России. Ибрагим молчал, пока ему грозила близость русских штыков; но едва войска, приходившие в Тифлис, возвратились на линию, как он поторопился наложить на меликов свою тяжелую руку. Один за другим пали последние остатки древних родовых уделов в Армении. На место бежавших или истребленных меликов Ибрагим назначил новых. В Чароперт на место Меджлума назначен был меликом один из почтенных жителей того же округа Рустам Алахвердов.
В это время в Чаропертском меликстве, в деревне Касапет, проживало семейство юзбаши Арютина Атабекова, старший сын которого, вошедший впоследствии в историю под именем Вани-юзбаши или мелика Вани, состоял некоторое время при Рустаме в качестве близкого и доверенного лица.
Относительно семьи Атабековых можно сказать, что, судя по акту, выданному в 1807 году Эчмиадзинским монастырем за подписью Католикоса Ефрема, она принадлежала к одной из древнейших фамилий старой Армении.
Первым, несомненно, историческим лицом, носившим звание юзбаши в фамилии Атабековых, является в половине XVII столетия некто Атабек второй, оставивший после себя двух сыновей: Вани и Гулия. Потомки Вани впоследствии переселились в Россию, где живут и поныне; потомки Гулия остались в Карабахе, и внуком его является Арютин-юзбаши, о котором сказано выше, современник Цицианова и отец мелика Вани и Акопа-юзбаши.
Политические бури, пронесшиеся над Карабахом в конце XVIII столетия, разрушили некогда значительное состояние семьи Атабековых, но тем не менее и в ту смутную пору, когда к нашествию Ага-Магомед-хана прибавились еще народные бедствия — голод и чума, нашедшие также свои бесчисленные жертвы, семья эта считалась зажиточной: владела землями и имела мельницы. Она по-прежнему жила в Касапете, тогда почти опустевшем, так как жители тысячами бежали в разные стороны, и население Карабаха уменьшилось, как говорят старики, почти на 40000 дымов. Вся страна представляла собой одну громадную развалину.
А в судьбах Карабаха готовилась, между тем, уже перемена. И перемена неизбежная, неотразимая с тех пор, как Грузия на заре XIX века, покончив свое самостоятельное существование, слилась с великой Российской державой. Падение затем соседнего с Карабахом ганджинского владения поставило на очередь вопрос о положении и ближайшего к нему хана карабахского. Цицианов, не поддавшийся действию льстивых речей азиатских владетелей, категорически потребовал положительных заявлений об их дальнейших намерениях. “Немало удивляюсь тому, — писал он карабахскому хану из-под Ганджи, — что я здесь нахожусь с непобедимыми российскими войсками более месяца, да и шесть дней уже прошло по взятии крепости штурмом, а вы, будучи в таком близком соседстве, до сих пор не присылаете ко мне с приветствием.
Для увеличения населения Елизаветпольского округа Цицианов всеми мерами привлекал туда земледельцев-армян из Карабаха, достигая в то же время этим способом ослабления производительных сил во владениях Ибрагим-хана. Лисаневич захватил и вывел с собой 250 армянских семей, которые Цицианов приказал поселить в елизаветпольском форштадте.
В числе этих семей находилась и семья Арютина Атабекова, состоявшая в то время из него самого, его жены и двух женатых сыновей: Вани-юзбаши и Акопа. В Елизаветполе командовал в то время войсками известный в истории Кавказской войны полковник Павел Михайлович Карягин. Он принял живое участие в судьбе переселенцев, но поставить благосостояние их на прочную ногу было невозможно, так как и скот, и табуны, и имущество их — все осталось в руках Ибрагим-хана и поступило в его казну. Между тем события в Закавказье развивались тогда с такой быстротой, что за ними, по справедливому выражению одного современника, трудно было следить. В два года покорены были джарцы, пала Ганджа; мятеж, вызванный в самой Грузии интригами и происками беглых царевичей, был усмирен; Осетия приведена в покорность, и эриванская экспедиция закончилась приобретением нами богатой и плодородной Шурагельской области. Теперь очередь была за Карабахом. Угрожаемый, с одной стороны, русскими войсками, с другой — персиянами, питавшими к нему непримиримую ненависть со времени Ага-Магомет-шаха, Ибрагим буквально очутился между наковальней и молотом.
Он понимал, что час его самостоятельности пробил, что ему необходимо искать сюзерена в лице или русского императора, или персидского шаха. Он призадумался над своим положением и обратился к Цицианову за помощью, обещая ему усердствовать России и хранить ей верность.
“Хотя по поведению вашему, — отвечал Цицианов хану, — не следовало бы мне вступаться и брать вас в защиту от персиян, которые по своему обыкновению выкололи бы вам глаза или отрезали бы нос и уши, хотя, повторяю, мне следовало бы, напротив, предать вас им в руки, и потом уже отнять у них Шушу и Карабах, но, подражая неизреченному милосердию моего государя, который, подобно светлому дневному солнцу красному, греет, питает, благотворит и освещает всех желающих наслаждаться им, объявляю вам священным, громким преславным именем Императора и Самодержца всея России, что Он соизволяет даровать вам прощение, предает все забвению и приемлет вас в блаженное Всероссийской Империи подданство с тем, чтобы вы соблюли верность непоколебимую, утвердив то своей присягой, отдали бы крепость русскому войску, дали бы в аманаты старшего вашего сына, и для оказания подданства платили бы дани 8 тысяч червонцев ежегодно”.
Хан должен был принять эти условия, и трактатом 14 мая 1805 года Карабах на вечные времена вступил в русское подданство. Князь Цицианов именем государя поручился за сохранение целости владений Ибрагим-хана и за преемство ханской власти наследственно в его нисходящем потомстве. Жители Карабаха признавались во всех правах равными с прочими верноподданными, населяющими обширную Российскую Империю. Карягин воспользовался этим обстоятельством, чтобы облегчить положение армянских семей, переселившихся в Елизаветполь, и часть из них отправил обратно в Карабах, на их родные пепелища. В их числе вернулась в Касапет и вся семья Арютина Атабекова.
Персияне не могли простить изме
ны Ибрагима, и передовой отряд их армии в числе десяти тысяч под начальством Пир-Кули-хана перешел Аракс, миновав Худаферинский мост, где стоял батальон Лисаневича, и потянулся к Шуше. Лисаневич отступил и заперся в крепости. Он правильно оценил в этом случае важное значение для нас Шуши, где начались уже беспорядки, вспыхнувшие, конечно, не без участия персидской политики, и ясно видел, что при отсутствии войск измена легко могла отворить ворота крепости и впустить персиян. Цицианов одобрил это распоряжение, но все, что он мог послать на помощь Лисаневичу, — это был батальон в 400 штыков при двух орудиях, который под командованием полковника Карягина и выступил из Елизаветполя 18 июня 1805 года. До Шуши считалось 133 версты. Дорога шла через большое селение Агдам и затем вступала в тесное ущелье реки Аскаран. Здесь, в верстах 25, не доходя Шуши, путь по ущелью переграждается стенами Аскаранского замка.
Отправляя Карягина на подкрепление шушинского гарнизона, Цицианов предвидел, что персияне могут захватить Аскаранский замок и таким образом остановить движение отряда. Поэтому Лисаневич получил приказание заблаговременно занять Аскаран, чтобы предупредить неприятеля, и затем ударить в тыл Пир-Кули-хану в то время, когда Карягин атакует его с фронта.

…Карягин утром 24 июня переправился через реку Шах-Булах, но здесь его окружили передовые персидские войска. Свернувшись в каре, отбиваясь от наседавшей на него персидской конницы, отряд продолжал продвигаться вперед и уже приближался ко входу в ущелье Аскарана, когда перед ним вдруг показались передовые силы Пир-Кули-хана. Было очевидно, что персияне утвердились уже в Аскаранском замке, и что путь в Шушу был отрезан. Положение Карягина сделалось опасным.
Оставалось одно — искать на месте наиболее удобный пункт для обороны. К счастью, над русским отрядом бодрствовало святое провидение. В отряде Карягина находился молодой армянин по имени Вани-юзбаши. Этот человек один принес Карягину пользы больше, чем принесло бы ему несколько сот всадников, если бы их и удалось собрать тогда в Карабахе. Исполнилась русская пословица: кинь хлеб и соль назад, а они очутятся впереди. Мы уже знаем, что он в свое время спас семью армянина Арютина-юзбаши Атабекова от разорения.
И вот теперь сын этого Арютина, молодой Вани-юзбаши, движимый чувством беспредельной благодарности Карягину, покинул свою семью, явился к нему волонтером, и с этой минуты в полном смысле слова становится спасителем отряда. С этих пор наступает деятельная роль Вани. Зная всю окрестную местность, он первый указал Карягину на высокий холм, видневшийся неподалеку, с растянутым на нем обширным мусульманским кладбищем, известным под именем Кара-Гаджи-Баба, и предложил на нем защищаться. Место действительно было крепкое. Карягин быстро свернул на это кладбище и на нем укрепился. Персияне, ободренные малочисленностью отряда, не замедлили броситься в атаку. Ожесточенные приступы их следовали один за другим до наступления ночи. Карягин удержал за собою кладбище, но это стоило ему почти половины отряда. Надо думать, что и персиянам попытка взять русский отряд открытой силой обошлась недешево. По крайней мере на следующий день, 25 июня, Пир-Кули-хан ограничился одной канонадой, а между тем, желая ускорить развязку, задумал лишить осажденных воды и с этой целью поставил над рекой четыре фальконетные батареи. “Мы очутились точно в осажденной крепости, — пишет один очевидец. Нестерпимый зной истощал наши силы, жажда и голод нас мучили, а выстрелы из батарей не умолкали. С этой минуты потери отряда стали быстро расти. Сам Карягин, контуженный три раза в грудь и в голову, был, наконец, ранен пулею в бок.
Далее держаться без воды было невозможно. Тогда Карягин решился на отчаянный подвиг: он вызвал сто егерей и приказал поручику Ладынскому быстрой атакой завладеть персидскими батареями. “Мы с быстротою молнии перебежали расстояние от лагеря до речки и как львы бросились вброд прямо на неприятельские батареи, — рассказывал впоследствии Ладынский. — Первая из них в несколько мгновений была наша; все бывшие на ней переколоты штыками. Тотчас после того, не дав образумиться бывшим на второй батарее, я скомандовал: “Вперед!” Никто не успел спастись: все пали под нашими штыками. С третьей батареей недолго нам было расправиться, а четвертая досталась даже без всяких хлопот: персияне бежали и бросили свои орудия. Таким образом, 15 фальконетов, делавших нам большой вред, менее чем в полчаса достались нам без всякого урона. Разорив батарею, я со взятыми мною орудиями возвратился к отряду. Карягин и Котляревский были в восторге, благодарили меня и храбрых моих сподвижников, и все кричали нам: “Ура!”
Но едва только успели мы успокоиться, как получили известие, что на помощь Пир-Кули-хану подошла вся 30-тысячная армия Аббас-Мирзы. Видя безвыходное положение отряда, Вани вызвался тогда доставить письмо Карягина в Шушу, рассчитывая, что Лисаневич даст оттуда какую-либо помощь. Он вышел ночью, осторожно пролез мимо сторожевых персидских караулов и, рискуя на каждом шагу своей жизнью, добрался, наконец, до армянской деревни Храморт. Там он застал мелика Адама (сына мелика Меджлума Чаропертского), Асри-бека Пирумова и других армян, взиравших с дальних высот с сокрушением сердца на борьбу горсти христиан с многочисленными персиянами. Вани передал конверт брату кятукского старшины Мелкума, прося немедленно доставить его в Шушу и даже подарил ему 10 мер пшеницы. Сам же он в ту же ночь и тем же путем пробрался опять к Карягину, предвидя, что его услуги будут необходимы русскому отряду. И Вани не ошибся.
Два дня продолжал Аббас-Мирза приступ за приступом, и хотя все они были отбиты, у осажденных не осталось почти никаких средств к сопротивлению. Лисаневич дал знать, что он выйти из Шуши не может, а у нас, если не считать раненых, не осталось под ружьем и 150-ти человек. Запасы пороха и сухарей также приходили к концу. Единодушие, с которым до сих пор держались осажденные, наконец, поколебалось, и в ту же ночь поручик Лысенко вместе с 50-тью солдатами бежал к неприятелю. Все были поражены таким неожиданным несчастьем. “Что делать, братцы? — сказал Карягин собравшимся вокруг него солдатам. — Горем беды не поправишь, будем делать свое дело и станем защищаться до последней капли крови”.
Аббас-Мирза знал о безнадежном положении отряда и, не желая тратить напрасно своих людей, терпеливо ожидал сдачи русского отряда. Во всякой другой армии, можно сказать смело, признано было бы совершенно невозможным защищаться горсти солдат против 30-тысячной армии и, вероятно, было бы решено положить оружие.
Но не так рассуждали Карягин и Котляревский, не считавшие еще свое дело окончательно проигранным. Вот что писал Карягин князю Цицианову 27 июня: “Поспешая донести Вашему сиятельству сколь можно кратко о прибытии Аббаса-Мирзы и о последнем его сражении, доношу, что я, дабы не подвергнуть совершенной и очевидной гибели остаток отряда и спасти людей и пушки, предпринял твердое решение пробиться с отважностью сквозь многочисленного неприятеля и занять Шах-Булахскую крепость. Что же случится при отступлении и занятии Шах-Булаха, о том донести не замедлю”. Замок, о котором писал Карягин, представлял собой довольно сильную крепость, а главное — был занят персидским гарнизоном и, следовательно, его нужно было брать штурмом.
Возможно ли было пробиться с истощенным отрядом, имевшим на своих руках такое громадное количество раненых? Решили дождаться ночи и под ее покровом идти напролом. “Идти напролом, — сказал Карягину Вани, — нельзя: нас уничтожат без всякой пользы. Доверьтесь мне, я знаю Карабах как свои пять пальцев. Карягин и Котляревский, безусловно, доверились молодому армянину.
…Орудия солдаты повезли на себе, так как на немногих оставшихся в живых лошадях ехали раненые офицеры. Вани шел впереди и указывал путь, а за ним бесшумно, в глубоком молчании, продвигался отряд, старавшийся не обнаружить себя ни единым звуком. Вот уже линия блокадных пикетов осталась за нами, и только в стороне, в нескольких верстах, виднеется еще какая-то густая темная масса. Вани говорит, что это главный персидский караул, оберегающий большую елизаветпольскую дорогу. Благополучно прошли и мимо него, как вдруг лицом к лицу столкнулись с каким-то конным разъездом. Выстрел, внезапно прогремевший в ночной тишине, тотчас подхваченный в главном карауле, поднял тревогу во всем персидском стане. Но пока там разобрались, в чем дело, пока поднимали войска и направляли их в погоню, отряд наш, ускорив шаг, уже стоял у стен Шах-Булаха.
Начинался рассвет. На высоком каменном пригорке виднелся грозный замок, обнесенный кругом высокой каменной оградой с шестью зубчатыми круглыми башнями. Комендантом крепости был некто Ифиал-хан, близкий родственник и друг Аббас-Мирзы, и при нем находилось 150 человек пехоты; в ближайшем лесу стояли резервы. В предрассветной мгле на чистом небе отчетливо вырисовывались фигуры часовых, ходивших на стенах от башни к башне; но внутри замка все было тихо и безмолвно. Гарнизон, не ожидая нападения с этой стороны, покоился крепким предутренним сном. Медлить, а тем более колебаться, было нельзя. Солдаты подкатили орудия под самые ворота и сделали залп. Ворота рухнули, и через эту брешь весь отряд устремился в замок. Ужас овладел персиянами. Гарнизон бежал, оставив на месте более тридцати человек убитыми, в числе которых находились два хана. Убит и сам Ифиал-хан, тело которого, брошенное бегущими, осталось в наших руках. Персидский резерв, стоявший в лесу, также поддался панике и не дал помощи. “Крепость мною взята, неприятель из оной прогнан, — лаконично донес Карягин. — Ожидаю повеления Вашего сиятельства”.
Не прошло и двух часов, как вся персидская армия показалась уже в виду Шах-Булаха, и вслед за тем Аббас-Мирза сделал попытку овладеть обратно замком открытой силой. Штурм был отбит, и персияне, обложив Шах-Булах, приступили к тесной блокаде. За крепкими и высокими стенами, не поддававшимися действию персидской артиллерии, отряд мог считать себя в безопасности, но ему грозил другой, более опасный враг: голод, против которого бессильны самые мужественные войска. В отряде не было продовольствия; не нашлось его и в замке, взятом Карягиным; несколько лошадей, отбитых у персиян, были съедены быстро. Наступил голод. “В этой ужасной крайности, — рассказывал впоследствии Ладынский, — истинный в то время наш благодетель, имя которого должно остаться незабвенным всем, бывшим в отряде Карягина, верный наш юзбаша предложил нам достать сколько будет возможно съестных припасов, а самое главное — взялся известить князя Цицианова о нашем безвыходном положении”. Воспользовавшись этим, Карягин писал Цицианову, что кроме Аббас-Мирзы в Карабах вступила главная персидская армия под личным начальством самого Баба-хана и идет на Аскаран, что отряд его от недостатка продовольствия находится в совершенной крайности, что солдаты уже четыре дня употребляют в пищу только траву, но что и травы теперь достать нельзя, так как персияне везде поставили пикеты. “Если Ваше сиятельство, — заканчивал он свое письмо, — не поспешите, то отряд может погибнуть не от сдачи, к коей не приступлю до последней капли крови, но от крайности в провианте”. Однако и эта угрожающая крайность была до некоторой степени устранена все тем же Вани-юзбашой, который свято исполнил все взятые им на себя обязанности. “Получив записку Карягина и тщательно припрятав ее на случай, если бы персияне меня захватили, — рассказывал впоследствии Вани, — я решился идти в село Касапет, отстоящее от Шах-Булаха верстах в 20-ти, где жил мой отец, где, как я знал, можно было найти хлеб, спрятанный армянами в ямах.
Я вышел из Шах-Булаха ночью и, благополучно пробравшись сквозь персидские войска, достиг, наконец, своего жилища. В селении жителей не было, кроме отца моего, брата с их семьями и некоторыми ричпарами: все остальные разбежались из боязни неприятеля. Младшего брата своего Акопа, человека чрезвычайно отважного и смелого, я тотчас послал в Елизаветполь с запиской Карягина, а сам принялся с отцом моим молоть пшеницу и к следующей ночи напек 40 больших хлебов, набрал чесноку и других овощей и к рассвету все это доставил в Шах-Булах. Первый удачный опыт побудил Карягина послать со мной на следующий день одного офицера и 50 солдат, дабы запастись большим количеством провианта. Мы вышли из крепости ночью, счастливо пробрались мимо осаждающих, не бывшими замеченными. К рассвету мы были уже в Касапете. Отец мой к этому времени смолол остальную муку. Мы напекли из нее хлебов, накормили солдат, а остальное количество забрали с собой, отправились в развалившуюся крепость Джермук, где, как я узнал, скрывались наши армяне.
В Джермуке я купил у них за 60 червонцев, взятых мной у отца, 12 голов рогатого скота, а в окрестных селениях отыскал еще немного вина, фруктов, кислого молока, овощей и два котла. Все это мы навьючили на быков и ночью благополучно возвратились в крепость”.
Между тем Аббас-Мирза, торопясь покончить с отрядом Карягина, предложил ему почетную капитуляцию. Карягин, желая выиграть время, отвечал, что принимает эти условия, но предварительно должен снестись с главнокомандующим. Аббас-Мирза, зная, что у Цицианова не было под рукой войск, чтобы выручить Карягина, согласился ждать четыре дня и даже на это время взял на себя продовольствие отряда. Назначенный срок, наконец, истек, и Аббас-Мирза потребовал положительного ответа насчет капитуляции. “Я согласен, — отвечал Карягин, — пускай его высочество завтра утром займет Шах-Булах”. И Карягин сдержал свое слово. Не видя выхода из своего положения, он тем не менее решил не сдаться, а еще раз прибегнул к ночному отступлению. Но куда?
7 июля в десять часов ночи отряд тихо выступил из Шах-Булаха, и Вани повел его опять по таким скрытым тропам и оврагам, что неприятель долго не подозревал нашего ухода. Когда отряд прошел уже за черту блокадной линии, Вани один возвратился в замок, снял часовых и благополучно привел их к отряду.
“Едва мы успели соединиться, — рассказывает Вани, — как встретили опять конный разъезд, который бежал и поднял тревогу в лагере. Но персияне не могли нас настичь, ибо не знали, по какой мы пошли дороге. На пути нам встретилась канава, через которую невозможно было перевезти орудия, и не было леса, из чего бы можно было сделать мост. Четыре солдата добровольно вызвались лечь в канаву, и через них перевезли орудия. Два из них умерли, а двое остались живы. Через несколько часов мы достигли селения Касапет и расположились в садах, а Котляревский со всеми ранеными двинулся дальше к Мухратагу, отстоявшему отсюда верстах в пяти к северо-западу. Между тем Аббас-Мирза настиг нас в Касапете. Достигнув замка, Карягин не замедлил послать ответ Аббас-Мирзе на письмо его, посланное еще в Шах-Булахе. “В письме своем изволите говорить, — писал Карягин наследному принцу, — что родитель ваш имеет ко мне милость; а я вас имею честь уведомить, что, воюя с неприятелем, милости не ищут, кроме изменников; а я, поседевший под ружьем, за счастье почту пролить свою кровь на службе моего государя”.
Вани каждую ночь выходил из крепости и доставлял съестные припасы из окрестных армянских селений. Аббас-Мирза, не успевший задержать Карягина, отошел к Аскарану, и в горах остался только двухтысячный отряд для наблюдения за русскими. В это время в Мухратаг пробрался из Елизаветполя брат Вани — Акоп и принес с собой приказание Цицианова держаться в замке до его прибытия. “С этих пор, — рассказывает Вани, — я и Ладынский дни и ночи сидели на кургане, сторожа появление русских на реке Тертер. Ночью я вывел русских из Мухратага и в третий раз провел их благополучно через всю персидскую армию; к свету мы уже были в лагере главнокомандующего”.
Встреча остатков храброго отряда была самая торжественная. Все войска стояли в ружье и приветствовали появление его громким “ура!” Цицианов перед всеми обнял Карягина и Котляревского, благодарил всех офицеров и солдат, обещал донести о чудных подвигах отряда государю и исходатайствовать всем примерное награждение. Вани он благодарил особенно и подарил ему на память свои большие серебряные часы, которые и поныне хранятся у его потомков.

Подготовила