Ван БАЙБУРТ: “Армяне в акциях протеста не участвуют”

Архив 200927/06/2009

Политики всех рангов и мастей не покидают телеэкраны и газетные страницы, их мнения, противоречивые и скандальные, спорные и умиротворяющие, жители Грузии слышат по несколько раз в день.

Но острая словесная перепалка развернулась среди политиков грузинской национальности. Мы же решили предоставить слово Вану Байбурту, советнику президента, редактору газеты “Врастан”, парламентарию двух уже ушедших в историю созывов. Кому как не ему известны проблемы, волнующие сегодня грузинских армян.
— Побывав на митингах, я не встретила там армян. Может, просто не заметила?
— Граждане Грузии армянской национальности в протестных акциях участия не принимают. Лидеры оппозиционных партий сделали несколько попыток привлечь на свою сторону жителей Джавахети, в частности приглашали их принять участие в митингах 9 апреля и 26 мая, но никто не приехал. И тому есть логическое объяснение: за последние три-четыре года в Джавахети построено около 500 км прекрасных дорог, отремонтированы школы, все учебные заведения оснащены компьютерами. В Ахалкалаки и Ниноцминда открылись три новых крупных предприятия. На швейной фабрике, например, обустроились сразу 480 человек. Около тысячи человек нашли себе работу на сыро-масляных предприятиях, открытых в обоих районах Джавахети. Районы эти были преданы забвению не только в постсоветский, но и в советский периоды, они не избалованы вниманием властей, и сейчас, впервые ощутив на себе внимание и уважение, естественно, поддерживают тех, кто проявил к ним такую заботу. Вы же знаете, какая разбитая дорога соединяла Ниноцминда с армянской границей в Бавре, точнее сказать, от нее вообще остались одни воспоминания, теперь там полным ходом идет строительство. Реабилитационные работы по восстановлению трассы Ниноцминда — Цалка — Тбилиси планируют закончить уже в этом сентябре. Если сегодня от Ниноцминда до Тбилиси через Аспиндзу, Ахалцихе, Хашури требуется проехать 320 км, то есть затратив четыре часа на дорогу, то по старой новой дороге (через Цалку) протяженностью в 182 можно будет доехать до Тбилиси всего за два часа. Все это настолько осязаемо.
— Нацменьшинства, населяющие любую страну, обычно всегда на стороне действующей власти.
— Жители Джавахети, говоря о правах нацменьшинств, ссылаются на трудности в изучении грузинского языка. Но почему-то никто не вспоминает, что армяне, живущие в России, США, Франции, Германии и любой другой стране, владеют или во всяком случае стараются овладеть государственным языком этой страны. Грузия содержит за государственный счет 160 армянских школ, 12 самодеятельных коллективов, в репертуаре которых армянские песни, танцы. В других странах все это делают только на собственные деньги жителей армянского происхождения. Конечно, было бы лучше, если б местное самоуправление обладало большими правами, вопрос о расширении их ставился уже не раз, но об этом говорят не только в Джавахети, но и в других регионах Грузии: Гурии, Самегрело, Имерети, Кахети и т.д. Конечно, это было бы желательно, и, наверное, так оно и будет. Но я категорически не согласен с различного рода небылицами об армянах, проживающих в Грузии. В частности, о том, что грузины устраивают белый геноцид, выгоняют армян из своей страны.
— Я бы сформулировала это по-другому. Никто не говорит, что их депортируют или выгоняют насильно, Просто создаются очень тяжелые социально-экономические условия, которые и побуждают людей бросать насиженные еще их предками места своего проживания.
— Хочу обратиться к тем людям, которые это говорят. Сегодня, и это никто не может отрицать, в Джавахети условия жизни даже лучше, чем были еще в советское время. Что касается экономического кризиса, то в равной с джавахетцами степени он обрушился и на другие регионы страны. Насколько я знаю, сегодня в Армении проживают около 200 тысяч армян — выходцев из Джавахети. Те бывшие джавахетцы, которые кричат, что армяне не должны покидать свой край, сами давно переехали в Ереван, получили здесь образование, но назад, на родину, не вернулись. Заделавшись на словах большими патриотами покинутого ими Джавахети, они критикуют, обвиняют сегодня грузинские власти, что те организуют опустошение этого региона, вынуждая армян покидать его. Это безнравственно, тем более что человек не только сам оттуда уехал, но и продолжает еще своих родственников звать в Армению. Хочу обратиться и к армянским властям. Огромное спасибо, что вы по лимиту за счет государства принимаете в свои высшие учебные заведения студентов из Джавахети. Во всех армянских школах Грузии не хватает педагогов по физике, математике, биологии, в том же Джавахети ощущается огромная нехватка агрономов, юристов. Вузы Армении готовят этих специалистов, принимая на себя образование армянской молодежи из Джавахети, но оставляют без внимания тот факт, что никто из них назад не возвращается. Кто виноват? Получается, что сами армяне не хотят жить в своем родном крае. Личные соображения берут верх над общенациональными.
— За последние месяцы в Грузии были арестованы несколько молодых руководителей армянских общественных организаций. И все они были осуждены.
— Судебные процессы, проведенные расследования доказали их вину. И основаны они были на реальных фактах. Ведь никто не арестовывает настроенного крайне радикально джавахетского оппозиционера Растакяна, постоянно выступающего с различными заявлениями. Сейчас вы скажете, что он связан с грузинскими спецслужбами. Но это же несерьезный разговор. Депутат Национального собрания Армении, председатель армянского землячества Ширак Торосян постоянно выступает с утверждениями, что в Джавахети требуют решения не социально-экономические, а политические проблемы, постоянно ругает Грузию и ее власти, а потом удивляется, что его не впустили в страну. Грузинский парламент счел приезд его в Грузию нежелательным, объявив его персоной нон грата, и именно из-за его абсолютно не соответствующих действительности, необъективных заявлений в адрес Грузии. Кстати такие прецеденты всегда были и есть и в других странах. Украина не впустила Затулина, Франция отказала во въезде двум алжирским деятелям. Прежние руководители этого землячества Меружан Тер-Гуланян, Ованес Айвазян никогда не делали столь унижающих другую страну заявлений, они решали эти проблемы вместе с нами, не оскорбляя ни власти, ни народ Грузии.
— А как вы собираетесь решить проблему армянского села Бердадзор в Марнеульском районе? Они поместили на сайте сообщение о том, что в селе нет ни одной школы — ни армянской, ни русской, ни даже грузинской, что всем, простите за выражение, плевать на это село.
— И в Армении, и в Грузии после подписания Болонского соглашения идет процесс оптимизации школ. В этом селе осталось всего несколько семей, открыть для которых школу невозможно. Конечно, это очень тяжело, но рядом в другом селе есть школы. Тем не менее я согласен, что это проблема и ее надо решать.
— В Грузии так и не принят закон о религии, что позволяет особо продвинутым, в кавычках, грузинским священникам пытаться завладеть чужими церквами.
— Закон о религии практически готов, в скором будущем он будет, видимо, принят парламентом (он запоздал в связи с выступлениями оппозиции), так что все вопросы будут урегулированы.
— Одно время говорили, что вопрос строительства тюрьмы в Ниноцминда снят с повестки дня, сейчас утверждают, что она все-таки будет построена.
— Почему нельзя строить тюрьму в Ниноцминда? Это ведь новые рабочие места, это возможность реализовать сельскохозяйственные продукты на местах и т.д. В Тбилиси рядом с жилыми домами выстроено новое здание тюрьмы, которое скорее похоже на трехзвездочный отель. Да, есть и противники ее строительства в Джавахети, но есть и сторонники, которые реально подходят к вопросу. Смешно, когда говорят, что бывшие заключенные этой тюрьмы останутся здесь после освобождения. Джавахети — суровый край, и далеко не каждый захочет здесь жить. К тому же заключенные отнюдь не бездомные, нищие люди, у многих есть квартиры, дома, семьи, зачем им оставаться? Так что строительство тюрьмы не означает насильственного влияния на демографическую ситуацию в Джавахети. По последней переписи населения в Ахалкалакском районе как было 20 лет назад, так и осталось всего 7 грузинских сел, и 5 грузинских сел в Ниноцминдском районе. За 20 лет ничего в демографической ситуации Джавахети не изменилось. Меня тревожит то, что какие-то силы очень хотят создать конфронтацию между Арменией и Грузией, натравить нас друг на друга, но я уверен, народы наших стран не поддадутся на эти провокации.
Беседу вела Нора КАНАНОВА
г.Тбилиси