Валерий ГАРКАЛИН: “Я успел поработать в настоящем кино!”

Архив 201112/07/2011

Кроликов, Шниперсон, Алмазов… Прошло немало лет, но многие запомнили его именно по этой роли и до сих пор с удовольствием цитируют фразы из фильма “Ширли-Мырли”. Он и поныне желанный гость в любом проекте — ведь с ним фильм моментально приобретает звездный статус! На его счету 66 фильмов и сериалов, 20 спектаклей, причем — главные роли в постановках и кинофильмах по известнейшим произведениям. Итак, интер-гость “НВ” — народный артист России, профессор, художественный руководитель мастерской эстрадного факультета РАТИ (ГИТИС) Валерий ГАРКАЛИН.

— Валерий Борисович, сегодня Ереван живет активной кино- и театральной фестивальной жизнью. Не собираетесь ли вы приехать в Армению?
— Я бы с радостью приехал в Ереван еще и еще раз, но, увы, ни разу ко мне не поступало ни одного приглашения с просьбой участия в ваших фестивалях…
В Ереване за свою уже немаленькую жизнь, конечно же, бывал. Дважды. И обе поездки были незабываемы… Впервые я там оказался вместе со всем своим актерским курсом в Новый тогда еще 1978 год (!) — мы тогда привезли на детские каникулы свой первый спектакль — рок-оперу “Терем-теремок”. Стояли теплые солнечные дни, мы были молоды, талантливы и казалось, что жизнь наша вечна, как и эти горы с вечными ледниками-шапками. Ереван — один из самых красивых городов мира… А второй раз я приехал с Арменом Джигарханяном и его театром по случаю его 60-летия. Тоже было замечательно. С Арменом мы тогда объездили Армению… Он мне показал свой город Ереван, не забыть мне и поездку к Католикосу в Эчмиадзин.
— Насколько вы информированы о сегодняшнем армянском кинематографе?
— И о состоянии вашего кинематографа я тоже в неведении. Что поделать, мы так разобщены в силу поменявшихся общественных отношений… Но я верю, что такое положение дел будет недолгим, и мы вновь обретем друг друга …..
— В комедии Владимира Меньшова “Ширли-Мырли” остроумно обыграна мысль о том, что все люди — братья. По-вашему, эта утопия имеет “право место быть”?
— Следующий ответ просто вытекает из предыдущего. Конечно, это так! Мы братьями и сестрами пришли в этот мир, таковыми и останемся! И я бы ни в коем случае не смог бы называть эту прекрасною идею братства утопией! Поэтому мы все — участники и создатели “Ширли-мырли” — этой по истине народной комедии — с таким упоением и воодушевлением работали над ней! Как говорится, “время камни разбрасывать, а время их собирать…” Так вот, уже давно, по-моему, время эти камни, наконец, собирать!
— Куда, по-вашему, движется постсоветское кино?
— Мне крайне трудно судить об этом… Я не самый мудрый и талантливый эксперт. Я не все в нашем кино видел, я не слежу за творчеством выдающихся деятелей отечественного кинематографа. Чаще я стал видеть их великие имена в черных рамках… На фестивали меня особенно не приглашают, и московские премьеры обходятся без меня… Но все, что не прошло мимо меня или я не прошел мимо, у меня особого восторга не вызывает. Не хотелось бы перед вами предстать в качестве воинствующего ретрограда, но я успел поработать в настоящем кино, где высокий профессионализм и прежде всего художественный уровень любого фильма, создававшегося в ту пору, были неотъемлемой частью кинопроцесса. Увы, ничего подобного я сказать сейчас не могу…
— Популярность к вам пришла уже в зрелом возрасте. Вы стремились к известности или не это казалось главным?
— Даже не знаю, как ответить… Будет лукавством, если скажу, что известность, популярность меня не волнуют, не касаются… Это просто неправда — устремляясь к успеху в каждой своей роли, в каждой своей работе, артист не может игнорировать эти составляющие. Скажу даже больше — каждый из нас об этом по-настоящему мечтает! А рано это произойдет или поздно, значения не имеет — важно не “зазвездиться”!
— Говорят, вы пытались отговорить дочь от желания стать актрисой. А как сегодня — вы довольны ее карьерой?
— Моя дочь занимается родственным делом — продюсирует известный в Москве театральный коллектив под названием “Саунддрама”, она увлечена андеграундом, и, по-моему, счастлива, что не актриса.
— За последние годы вы пережили немало ударов судьбы: инфаркт, потеря любимой супруги Екатерины… Как после пережитого вы нашли в себе силы и снова встали в строй?
— Если мне уготована участь — жить после моей любимой Катеньки, то я должен жить полной жизнью. Но зачем же мне придумывать себе другую жизнь, когда в моей была такая женщина! И я хочу жить именно своей жизнью и помнить в ней… о ней!