В списках не значится

Архив 200931/10/2009

Благотворительные акции типа “Брошенные дети”, “Ненужные инвалиды” и “Забытые старики”, распространенные в мире, не популярны в Армении.

И если к первым двум названным категориям еще есть какое-то внимание, то забытые старики (извините за тавтологию) действительно забыты. К ним относится и 77-летняя Изабелла Джавадян.

В многоэтажке на окраине Еревана соседи плохо друг друга знают, не интересуются судьбами друг друга, что уж говорить о целом городе и властях, не балующих особым вниманием забытых стариков. Так, о том, что пожилая Изабелла страдает склерозом и еле сводит концы с концами, питаясь из мусорных баков, знали лишь близкие соседи, которые иногда протягивали ей руку помощи — делились пищей. Вообще, чтобы пробраться к квартире Изабеллы, нужно миновать завалы коробок и прочего мусора, который она ежедневно приносит с отхожих мест. А кому охота?! Картина в квартире, которую наша героиня получила в бытность работы в аптеке, несколько иная — здесь сухие букеты, разбитые вазы, коробки от конфет, одноразовые баночки для пищи, вымытые и аккуратно сложенные (хоть сейчас сдавай!) и многое другое. Она, сухощавая и согбенная, трогательно обнимает большого коричневого слоника с розовыми ушами. Изабелла — уроженка Карабаха, приехавшая в Ереван учиться, никогда не была замужем и детей не имеет, но в ее квартире много игрушек — как утешение в одинокой старости. Когда-то у нее было более 70 родственников, но известные карабахские события лишили ее радости родственных связей. Сейчас из рода Джавадянов осталась сестра Изабеллы, которая живет в Степанакерте и… Артур Джавадян — председатель Центробанка Армении, который скорее всего даже понятия не имеет, в каком положении его дальняя родственница. Не исключено, что это плод больной фантазии нашей героини. Окончив Медицинское училище в Ереване, Изабелла устроилась работать в аптеку, потом получила квартиру, которая до сих пор не приватизирована, так как документы на нее утеряны. Да и сама женщина до последнего месяца жила по паспорту советского образца, пока благотворительная организация “Миссия Армения” не заинтересовалась этим случаем, помогла восстановить данные, сделать паспорт, затем оформить пенсию. Трижды в неделю от них Изабелла получает горячий обед, благодарно моет баночки и складывает около двери. “Обо мне никто и никогда так не заботился”, — тихо говорит она, вытирая слезы. С 2003 года Изабелла не видела света, для включения которого нужны потерянные документы на квартиру. По силам ли будет “Миссии Армения” решение этой проблемы — неизвестно, но сейчас Изабелла не защищена — в любой момент кто-то может завладеть ее квартирой. Тем более что ей все труднее и труднее вспоминать какие-то события из своей жизни, многое она выдумывает, создавая иную реальность, но пока помнит дорогу из дома к мусорным бакам, а оттуда — домой. Не исключено, что однажды она окажется перед закрытой дверью и пополнит ряды бездомных. И об этом опять же никто не узнает. Таких людей не считают да и зачастую людьми не называют.
Елена
ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН,
Николай БАБАДЖАНЯН