“В России процветают тюрьмы для полицейских”

Архив 201109/06/2011

“Это похоже на мечту уголовника: все заключенные — около 2000 человек — на территории этой тюрьмы, расположенной в западной части России, — это бывшие полицейские, прокуроры, налоговые инспекторы, работники таможни и судьи…
Российские пенитенциарные власти предоставили нам редкую возможность посетить эту специализированную колонию, чтобы показать, что эти заключенные не пользуются никакими привилегиями.
В некотором смысле чиновники достигли цели. По крайней мере, что касается условий размещения, то эта тюрьма такая же мрачная, как и большинство других. Стены из неокрашенных бетонных плит, колючая проволока разрезает тюремную территорию на зоны для тех, у кого суровый приговор, и для заключенных с небольшими сроками. И, как те мужчины и женщины, которых они отправили за решетку, бывшие офицеры полиции здесь живут в грубо сложенных кирпичных казармах, трудятся в мастерской и едят гречневую кашу и щи.
Но экскурсия по исправительной колонии N 13 показала то, на чем власти, возможно, и не собирались заострять внимание: большинство заключенных здесь находятся именно за служебные проступки — от получения взяток до избиения подозреваемых…
Во всех десяти тюрьмах для бывших сотрудников правоохранительных органов по состоянию на 1 февраля этого года содержалось 9023 заключенных — почти на тысячу больше, чем в 2008 году…
Бывшие офицеры прозаично рассказывают о том, что они считают основной причиной своей коррумпированности или злоупотреблений: мизерные зарплаты, затем разочарование и в результате побочные заработки становятся желанным дополнением.
Некоторые, похоже, до сих пор недоумевают по поводу своего наказания за действия, которые, как они считают, были широко распространены в практике российской полиции…
Алексей Бушуев, 46-летний пухлый мужчина, бывший инспектор ГИБДД, сказал, что он брал взятки для покрытия расходов на содержание своей патрульной “Лады”, и ни рубля больше.
Дмитрий Русанов, капитан самарского управления полиции, сказал, что он получил 10 тыс. руб. ($330) от ветеринара в 2006 году за то, что не зарегистрировал его как наркомана. Его месячная зарплата в то время составляла 8000 руб. (около $295)…
Георгий Азбаров, который до обвинения в попытке организации заказного убийства в 2003 году был капитаном Федеральной службы безопасности, говорит, что связь между низкой заработной платой и жестокостью на работе очевидна…
В тюрьме особое внимание уделяется профессиональной подготовке, поскольку бывшие должностные лица не смогут вернуться к своей прежней профессии. Здесь работает литейный цех и художественная мастерская, макаронная фабрика и ферма, где есть коровы и куры.
Анализ прежних профессий заключенных в колонии показывает, что подавляющее большинство — 1590 — были полицейскими. Но тут также содержатся 22 судебных пристава, 15 сотрудников Федеральной службы безопасности, несколько десятков прокуроров, налоговых инспекторов из различных учреждений и двое судей…”
The New York Times, США