В перспективе — “Золотой циркуль”

Архив 200919/12/2009

Не секрет, что образ страны в значительной мере обусловлен эстетическим качеством среды обитания. От внешнего вида. Увы, с этим делом в Армении не совсем благополучно. Может, даже совсем не благополучно. Дизайн хромает. Оттого и дисгармония в душе. Короче говоря, совсем не “фен шуй”. В стране между тем дизайнеров немало. В прошлом году председателем Союза дизайнеров был избран многоопытный Мартын КАКОСЯН.

…Время летит быстро. Ведь как вчера все было, всего в 1919 году, когда энергичные жители североамериканских штатов придумали словосочетание industrial design. И всему виной была промышленность. Без промышленности и дизайна нет.
— Советы долго сопротивлялись этому капиталистическому явлению, но в конце концов сдались. Дизайн назвали технической эстетикой, и в начале 60-х годов он достиг Армении. В 64-м создали СХКБ, а в 70-х — Всеармянский филиал ВНИИТЭ, то есть Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики. Их в советской стране было 9, и ереванский считался одним из ведущих. Дело мы начинали с нуля, поскольку не было ни литературы, ни профессиональных специалистов. Можно считать, что мы, первые армянские дизайнеры, были поколением фанатов-самоучек, — говорит Какосян.
Мартын Какосян по профессии скульптор. Когда-то помогал маэстро Кочару при работе над памятником Вардану Мамиконяну — увеличивал модель до необходимых параметров. В итоге увлечение или призвание к технике и различным ее проявлениям взяли верх, и он плавно перешел в дизайн, или, как тогда говорили, техническую эстетику. Еще в 64-м принял участие во Всесоюзном конкурсе на создание перспективных видов бытовой радиоаппаратуры и занял первое место. В 1969-1975 гг. был директором ереванского ВНИИТЭ, потом работал в горсовете. Кроме прочего при нем институт обзавелся богатой библиотекой спецлитературы, в частности зарубежной дизайн-периодикой.
— В 1972 году в Москве прошла первая в СССР выставка британского дизайна. Ее привез директор Центра дизайна лорд Рейли. Он изъявил желание приехать в Ереван. Мы вдоволь повозили его по стране, он даже посетил мастерскую Ерванда Кочара. Восхищению его не было конца, и в итоге вся британская выставка целиком и великолепная библиотека были подарены нашему ВНИИТЭ.
— Почему все же дизайн в стране развивался так вяло?
— По большому счету дизайн в СССР оказался если не холостым, то далеко не мощным выстрелом и был обречен, так как не было конкуренции. Плановый социализм вполне обходился без дизайна. В Армении и того более. После развала СССР казалось, что суверенная Армения с серьезным и самобытным культурным наследием и промышленностью воспарит и начнет удивлять мир. Увы, не случилось. Остановилась промышленность, и дизайн приказал долго жить. Остались только камуфляж и косметика. В лучшем случае нечто вроде “стайлинга” — так в Штатах называют улучшение внешнего облика вещей. А когда-то наши дизайнеры успешно занимались промграфикой, машиностроительным дизайном, интерьерами и культбытом. Среда обитания осталась вне сферы внимания дизайнеров и целиком досталась только архитекторам.
— Именно тогда и создали ваш союз?
— Да, в 1989-м учредили Союз дизайнеров Армении. Первые и последующие шаги союза были робки и неуверенны — сложное время было. Между тем поле деятельности было огромное, можно сказать — целина. Однако дизайнеры (многие из них по образованию архитекторы) стали только исполнителями воли заказчиков-нуворишей, отнюдь не сильно образованных и не обладающих развитым вкусом и здравым смыслом. Обуздать их не смогли. В итоге вседозволенность, поощряемая властью и умноженная на профнедобросовестность проектантов, привела к угрожающим результатам. Армянская среда обитания превратилась в среду хаотичную, художественно малоценную и совершенно непрестижную.
— Действительно, столица суверенной Арм
ении не стала Афинами времен Перикла и тем более не Флоренцией эпохи Медичи. Пример тому есть: традиционный облик современных Афин был извращен в основном в период правления коррумпированных “черных полковников”, когда можно было строить и дизайнерствовать где попало и как попало.
— Эти нелегкие годы, к счастью, остались позади, времена изменились, и в новом тысячелетии особенно остро встали долго спавшие проблемы. Ситуация изменилась качественно — и политическая, и экономическая, — стало быть, формируется новая среда обитания. Роль дизайнеров, по идее, должна стать ведущей. Главной.
В минувшем году прошел съезд дизайнеров, поднявший множество концептуальных вопросов по оживлению армянского дизайна. Возможно? Конечно! Я хочу привести хрестоматийный пример. Восемьдесят лет назад, в великой промышленной депрессии 1929 года, объявился в США француз Раймон Лоуи. Он получил американское гражданство и бросил обанкротившимся дельцам дизайн в качестве некоего спасательного круга. Те за тот круг схватились, представьте, и вылезли из коллапса. Так что дизайн — это не просто industrial design, а нечто большее. Но и не панацея, разумеется.
— Когда-то ВНИИТЭ был одним из притягательных центров Еревана — там всегда было что посмотреть.
— Еще в 1970 году институт получил помещение — трехэтажное здание, где разместились лаборатории, мастерские. Мы имели опытное производство. Работал институт эффективно и был на хорошем счету на всем всесоюзном пространстве. Работал вплоть до 1988 года, дальше начался тусклый и безрадостный дрейф… Там же расположился наш Союз дизайнеров. И только потому, что первым председателем союза был избран директор института Арсен Меликян, архитектор. Время было, скажем прямо, не вдохновляющее — было не до дизайна. Почти десять лет институт якобы существовал, якобы работал. Как и союз, впрочем. И вдруг… Году в 98-м или 99-м мы, члены союза, и вся дизайн-общественность с удивлением обнаружили, что А.Меликян под шумок приватизировал все здание с потрохами. Три этажа — почти 100 квадратных метров, подвал, подсобные помещения и гараж — еще 200 метров. Сегодня он наотрез отказывается передать союзу даже библиотеку. А приватизированное здание, частично сданное в аренду, стоит на приколе. Так что союз сегодня не имеет даже угла.
Съезд, прошедший в ноябре 2008 года, позволил провести маркетинг и внести ясность в деятельность.
— Главная наша цель — иметь свой угол и создать при союзе Армянский дизайн-центр. Так было везде, где есть союзы дизайнеров, а они есть, пожалуй, во всех развитых странах. Британский дизайн-центр создан еще в 1947 году. Чуть позже — в Италии, Японии, Франции. В 1959-м канцлер ФРГ Людвиг Эрхард произнес слова, к которым хорошо бы всерьез прислушаться и в Армении. “Если мы не применим принципы дизайна в немецкой промышленности, то потерпим на экономическом фронте поражение, равное двум нашим поражениям в мировых войнах”.
Достаточно хотя бы вскользь, бегло посмотреть вокруг, и станет ясно, что армянская среда обитания — города, деревни, исторические и архитектурные памятники, дороги — короче, все те места, где ступает нога человека, в наши дни не слишком привлекательны. И если мы к этому как-то привыкли и притерпелись, вовсе не значит, что это очень все красиво. А тут еще туризм набирает обороты — в страну приезжает все больше иностранцев, проводится много крупных мероприятий. Не за горами открытие армяно-турецкой границы, что привлечет еще больше туристов и официальных гостей. Предстать миру в нынешнем обличье станет уже невозможно. Говорю со всей ответственностью: страна нуждается в дизайнерской терапии. Ведь только несколько грамотных проектов — скажем, по оформлению дорог и придорожного хозяйства, по дизайнерскому осмыслению исторических памятников — могут положительно изменить ситуацию. А как нуждаются в осмысленных действиях Ереван, другие города и населенные пункты — и говорить нечего. Городская меблировка, оформление витрин, шрифтовое хозяйство, реклама — точек приложения дизайнерских сил несметное множество. Сегодняшний бедлам в основном следствие практически полного отсутствия контроля за действиями различного толка оформителей и дизайнеров, далеко не всегда профессионалов. Заказчик диктует свои условия и цены — исполнитель молча соглашается. В итоге имеем то, что имеем. Разумеется, есть и удачи, но они тонут в океане ремесленного творчества.
Мартын Какосян и его сподвижники полны идей и планов, вполне осуществимых, реальных. Не один год проживший в США, реализовав там не один проект, он знает о дизайне не понаслышке.
— При огромных возможностях Америки, бесконечных свободах и обилии материалов там, к примеру, все детские площадки стандартны как минимум в масштабе какого-нибудь обширного района. Стандартно одинаковы скамьи в садах и скверах. Нормированы и упорядочены используемые во внешнем оформлении шрифты… Дизайн везде, в любой цивилизованной стране проникает во все области человеческой деятельности, оттого и среда обитания становится красивой, удобной, элегантной. Мы имеем в Армении немало талантливых дизайнеров разных поколений, но, к сожалению, наша совокупная деятельность пока не дает ощутимого результата. Именно поэтому нам необходимо сконцентрировать силы и координировать деятельность.
— И каким же представляется дизайн-центр, о котором мечтаете вы как председатель творческого союза и почти 400 его членов?
— Прежде всего местом, где будет бодрствовать творческая мысль. Место, где будут рождаться концептуальные идеи армянского дизайна, место, где будут координироваться наши поиски. Иначе говоря — эпицентр современного дизайна и искусства. Там будут выставочные залы, музей армянского дизайна. Мы сможем показывать немногие существующие, а также новые наши бренды. В центре будут проходить мастер-классы ведущих дизайнеров — пригласить их не так просто, но вполне возможно. Центр дизайна займет место бывшего ВНИИТЭ. В столице Армении долгое время нет главного дизайнера. Нет и главного художника, естественно, их нет в других городах и марзах. К чему это привело, видно невооруженными глазами. Если бы мы имели развитый и полномочный институт городских и прочих дизайнеров, то решились бы элементарные вопросы. Например, такие как рекламных щитов и тумб — сегодня любой гражданин или организация может залепить любую приглянувшуюся поверхность рекламой, объявлениями, афишами (когда-то щиты и тумбы были, но сплыли). Тогда остановки общественного транспорта в Ереване не были бы так провинциально убоги, какие они есть сегодня. Не уродовали бы повсеместно деревья под эгидой омоложения — наши ландшафтные дизайнеры не позволили бы. Тогда не было бы такой каши с внешней рекламой, часто громоздкой, немасштабной, некрасивой. И самое важное — решались бы комплексные вопросы среды, хотя бы вопросы цвета фасадов, витрин, окон, крыш. Кстати, союз в числе прочих практических акций намерен проводить профессиональные конкурсы “алП» ПісПЗЭ” — “Золотой циркуль”.
* * *
Союз дизайнеров имеет амбициозные программы и хочет их осуществить. Ему надо существенно помочь, прежде всего помещением для дизайн-центра. Надо помочь наладить механизм — отдача будет значительной. Дизайнеры — те, что настоящие — хотят услужить своей стране. Чтобы она не замусоривалась, чтобы не превратилась среда окончательно в авгиевы конюшни, которые так и не дождутся своего Геракла. Дизайн — лицо страны, стало быть, дело государственной важности.

P.S. На днях Хельсинки объявлен мировой столицей дизайна 2012 года. Финские дизайнеры считают, что дизайн является неотъемлемой частью их образа жизни, а дизайнерское мышление способствует совершенствованию общественных услуг. Основная ценность хорошего дизайна — отстаивание