В парламенте обнаружился “армянский парадокс”

Архив 200909/06/2009

Вчера изрядно нашумевший налоговый пакет, предполагающий внедрение института налогового представителя на предприятиях крупного бизнеса, вновь оказался в эпицентре бурных обсуждений в парламенте.

Напомним, суть возражений сводится к тому, что, несомненно, благая цель правительства — вывести крупный бизнес из тени, по мнению депутатов, абсолютно не приемлема в плане инструментов, призванных претворить ее в жизнь. А на вариант — цель оправдывает средства — они не согласны. И не только потому, что их собственный бизнес может попасть в жернова этого законопроекта. Серьезные возражения по законопроекту имеют и профессионалы-экономисты, утверждающие, что вреда от него будет больше, чем пользы. Более того, не исключено, что тени он наведет еще больше, чем раньше.

Напомним, первая реакция народных избранников на этот пакет была настолько бурной, что правительство, воспользовавшись образовавшейся между четырехдневками передышкой и не дожидаясь окончания первого чтения, что само по себе уже беспрецедентно, решило в срочном порядке подкорректировать свою инициативу. Вчера на суд депутатов был предложен этот подретушированный, как выразились депутаты, вариант поправок в закон о налогах. Судя по шквальной критике, второй заход по своему содержанию мало отличается от первого. По мнению большинства выступавших, центральная идея проекта — институт налогового представителя — осталась в целости и сохранности, правительство лишь слегка ограничило условия и сроки пребывания инспектора на контролируемом предприятии, ограничив его вход в производственные помещения, однако не нейтрализовало связанные с его пребыванием риски, в том числе и коррупционные. “Только не убеждайте меня в том, что налоговики, которые должны выполнять на предприятиях жандармские функции, будут неподкупны. Тот, кто был в тени, так и останется. Но те, кто пытался работать честно, окажутся под ударом этого механизма”, — заявил глава фракции АРФ Дашнакцутюн Ваан Ованесян.
По мнению доктора экономических наук Вардана Бостанджяна (“Процветающая Армения”), вся “прелесть” проекта в том, что его антиконституционность просматривается не сразу. Но сам Бостанджян, будучи опытным законодателем, ее обнаружил и поделился с коллегами тем, с какими именно статьями Конституции вступает в противоречие инициатива правительства. Заодно объяснил, что зря некоторые бизнесмены полагают, будто законопроект их не коснется, так как их прибыль не достигает порога в 4 млрд драмов. В тексте есть целый ряд других пунктов, по которым перспектива повстречаться с налоговым представителем светит достаточно широкому кругу предпринимателей.
Положения законопроекта, описывающие механизм тесного общения с налоговым представителем или, как записано в тексте, “в том же рабочем режиме”, можно было бы, отмечает Бостанджян, комментировать лишь с глубоким сарказмом, но вряд ли это будет смешно в реальности, когда налоговый представитель станет ходить за главой предприятия по пятам, оставаться рядом даже в том случае, если вдруг предприниматель решит задержаться на работе, и, что более всего опасно, в силу данных ему полномочий начнет перетягивать на себя императивные функции владельца предприятия. Не говоря уже о том, что есть реальная опасность — налоговый представитель, пусть даже лояльно настроенный, может своими неправильными действиями спровоцировать крах предприятия и при этом не будет нести за это никакой ответственности, предупреждает Бостанджян. Нарисованная профессионалом картина на самом деле получилась достаточно грустная. Ее дополнили дружно возникающие у всех выступавших ассоциации с тоталитаризмом: у одних — с “красным террором”, у других — с “коричневым”, а налоговых представителей, соответственно, называли не иначе как “стукачами”.
В целом депутаты считают, что у правительства достаточно рычагов, чтобы справиться с возложенной на него задачей по сбору налогов, и незачем ему давать еще и дополнительные. Фракция АРФ Дашнакцутюн педалировала мысль о том, что, раз имеющиеся в распоряжении правительства механизмы не работают, значит, оно провалило налоговую политику и, для того чтобы получить дополнительный рычаг, да еще и такой грубый, должно как минимум честно в этом сознаться.
Правительство в лице основного докладчика законопроекта сознаваться ни в чем не собиралось, даже в том, какой именно структуре принадлежит замысел проекта. Словом, автора “на мыло” не отдали, и выяснить, в чьей голове родилась идея налогового представителя, не удалось. Но за правительство вступились. Глава фракции РПА Галуст Саакян заметил, что, поскольку иных способов борьбы с тенью никто не предложил, а с тенью так или иначе бороться надо, давайте поможем правительству, которое придумало, как это сделать. Тем более что откорректированный вариант законопроекта вовсе не так плох, как это может показаться на первый взгляд.
Удалось ли ему убедить своих коллег-республиканцев, особенно из числа тех, кто к бизнесу имеет самое прямое отношение, покажет завтрашнее голосование. Все остальные фракции, судя по выступлениям их представителей, поддержать инициативу правительства не расположены. Оппозиционные Дашнакцутюн и “Наследие” уже заявили, что будут голосовать против, а коалиционные фракции правительство, надо думать, будет уговаривать.  Отдельной строкой шла политическая критика законопроекта. Оппозиция усмотрела в нем перспективу отставки правительства. Как пояснил Виктор Даллакян, согласно Регламенту НС, если правительство считает эту инициативу жизненно важной для себя и будет настаивать на ее принятии, у него есть возможность поставить этот вопрос в связке с вотумом доверия к себе. И тогда, если законопроект провалится, правительство должно подать в отставку. Депутат Лариса Алавердян развила эту мысль, предположив, что, возможно, правительство напрашивается таким образом на отставку…
С политической точки зрения самое интересное в этом законопроекте — это то, что коалиционные депутаты не согласны со своим же коалиционным правительством, все без исключения представители которого этот законопроект одобрили. Можно, конечно, по рекомендации Галуста Саакяна воспринимать развернувшиеся в НС дебаты как проявление “отеческой критики”, но вчера оппозиционные депутаты предпочитали называть это иначе — “армянским парадоксом”. Независимый депутат Виктор Даллакян в своих выводах пошел еще дальше, не преминув напомнить, что большая часть бизнесменов Армении пробиваются в парламент, чтобы обеспечить свой бизнес. Теперь же, заметил он, получается, что при наличии политического решения в отношении каждого депутата-бизнесмена вполне может быть применен налоговый террор. Отсюда главный вывод — просиживать кресло в парламенте самолично бесполезно…
Тамара ОВНАТАНЯН