В Париже — о нашем Карабахе и о российском газе

Архив 201004/03/2010

Ни одна встреча мировых лидеров уже не обходится без обсуждения южнокавказской проблематики
Завершившийся визит во Францию президента России Дмитрия Медведева стал существенным событием как для отношений Москвы и Парижа, так и международной политики в целом. Французы решили войти в строительство газопровода “Северный поток” в качестве долевого инвестора, которому будет принадлежать не менее 9 процентов акций. Лучшего подарка своему российскому коллеге президент Николя Саркози преподнести не мог.
Строительство магистрального газопровода по дну Балтийского моря в обход Украины — принципиально важный для российской власти проект. Не секрет, что даже такому “тяжеловесу в политике”, как экс-канцлер Герхард Шредер, который согласился занять номинальный пост руководителя строительства, долго не удавалось убедить европейцев, особенно страны Балтийского региона, дать согласие на прокладку трубы. Упрямство финнов, эстонцев, шведов, поляков объяснялось “вопросами экологии”, но на деле главной тут была политическая составляющая. Европейцам не хотелось увеличивать свою энергетическую зависимость от России, не хотелось также играть на стороне Кремля против Украины. Поэтому поддержка Франции в данном вопросе дорогого стоит. Возможно, свою роль в этом решении Парижа сыграло и изменение политических реалий в Киеве. Французская сторона, вероятно, просчитала, что при новом президенте Януковиче отношения двух крупнейших славянских государств станут более теплыми и тесными, останется в прошлом характерная для последних лет конфронтация. В этих условиях продолжать прежнюю политику было бы не слишком целесообразно — нет смысла действовать в формате, который остался в прошлом.
Визит Дмитрия Медведева показал, кроме того, что и Париж, и Москва по-прежнему считают стабилизацию Южного Кавказа важным для своих стран внешнеполитическим приоритетом. Было принято совместное заявление, в котором говорится, что стороны намерены и впредь “в тесном контакте продолжать сотрудничество по урегулированию ситуации в Нагорном Карабахе”. По словам французского лидера, обе страны “будут вместе работать для того, что помочь Армении и Азербайджану”, способствовать совместному нахождению приемлемого для сторон противостояния решения. Подобная формулировка, помимо прочего, означает также, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ не намерены жестким образом навязывать армянам и азербайджанцам какое-либо решение. Формула, гласящая, что его должны найти в конечном итоге сами противоборствующие стороны, таким образом, остается в силе. Однако ясно и то, что от сторон будет требоваться конструктивный подход. И в этом контексте известные милитаристские заявления Баку явно не могут впечатлить серьезных внерегиональных игроков.
В данном контексте напомним, что 9 марта в Париж с официальным визитом направится и президент Серж Саргсян. Нет сомнений, что повестка этой поездки будет напряженной и неизбежно включит в себя вопросы, связанные с “европейским вектором” в политике нашей страны. Но также несомненно, что региональная проблематика — карабахское урегулирование и армяно-турецкая нормализация — займет в переговорах самое главное место. Именно такого рода обсуждения всегда являются стимулом для процессов, решение которых по тем или иным причинам затруднено. Однако несомненно, что относительно карабахского вопроса у держав есть консенсус — держать его в замороженном состоянии не следует, надо решать. И сегодня идет напряженный поиск возможных решений.
Армен БАГРАТУНИ