В ожидании музейного турбума

Архив 200920/06/2009

Ереванские музеи, те, что функционируют в системе Министерства культуры, не в меру озабочены приказом N 309а от 4 июня. Можно сказать, закручинились, скорбят. И не без причины. Приказ издан для упорядочения, то бишь корректировки, режима работы министерских музеев. Благое пожелание. Святое дело, одним словом. Преамбула в переводе с армянского канцелярита на канцелярит русский выглядит так: “С целью развития туризма, приобщения общества к национальным ценностям и обеспечения доступности экспозиций приказываю…” Что же приказывает руководителям музеев и персоналу министр Асмик Погосян?
Самую малость. Именно — с 15 июня по 1 ноября установить новый трудовой режим, то есть начинать работу в 10.00 и кончать в 19.00 часов. Посещение выставок (так в тексте) — с 11.00 по 19.00 часов. На три часа дольше, чем обычно. Конечно, не безвозмездно — таких энтузиастов нынче нет да и не надо. Стало быть, людям надо бы платить. “Осуществлять оплату внеурочной работы за счет внебюджетных средств согласно трудовому законодательству” — требует приказ. И поскольку внебюджетные деньги с неба в виде манны не падают, приказано внести соответствующие изменения в смету этих самых внебюджетных расходов. Коротко, емко и мудро, как и каждое действие Минкульта. Уверены, после этого приказа наступит новая эра в развитии армянского туризма, а музеи Минкульта буквально ломиться будут не только от туристов, но и своих граждан, желающих припасть к национальным ценностям. Вопрос — почему они не идут в музеи в обычное время? — остается без ответа.
Начнем с того, что, перед тем как создать столь актуальный документ, Минкульт не соизволил посовещаться с руководителями музеев, теми, кто знает музеи не по канцелярско-кабинетной возне, а реально-практически. Людей ни о чем не спросили — очевидно, чтобы преподнести приятный сюрприз. Шутка ли — внеурочные деньги. Но каждый директор скажет, что внебюджетных денег крайне мало, у иных их вовсе нет. Объясним, что внебюджетные средства образуются от продажи билетов, сувениров, различной литературы и т.д. Далеко не каждый министерский музей может похвалиться обилием посетителей и наличием соответствующего товара. В некоторые музеи не то что не вливается животворный поток индивидов, алчущих приобщения к ценностям, а еле просачивается тоненькая прерывающаяся струйка. Так что приказ, стригущий музеи под одну гребенку, плохо продуман. Даже в самый турсезон. И в самый кризис.
Неожиданная нежная забота о стремительном развитии туриндустрии со стороны Минкульта не очень-то объяснима. Это желание турагентств? Но на чем базируется это желание? Говорят, что турист, истомившийся после загородных экскурсий, отказывается после этого идти в музей. Жарко, мол, душно. Внятное, понятное объяснение. Тогда надо бы туристов с утреца, после брекфаста отправить прямехонько в музеи, а потом только на экскурсии. К церквам, руинам и природным красотам, не требующим особого нервного и интеллектуального напряжения. Тем более что на музей при самом смелом прикиде нужно вряд ли более часа. Все директора об этом могут заявить дружным хором. Или в унисон.
Понятно, турагентствам опреде
ленно выгоднее выгуливать клиентов вне Еревана, чем заталкивать их в музеи. К тому же они уверены, что туриста хлебом не корми, а дай поглядеть на древние церкви. Армяне еще куда ни шло, хотя и соотечественникам в тягость на протяжении всего пребывания на матери-родине ежедневно вглядываться в суровые формы классической армянской архитектуры. Но людей едва ли не насилуют зодчеством. Я, разумеется, не отрицаю роли и значения, равно как и художественную ценность армянской архитектуры, но ежедневно водить часто весьма пожилых соотечественников по церквам не есть проявление патриотизма и виртуозного турпрофессионализма. Представьте, что бы с нами было, если бы за рубежом нам ежедневно предлагали смотреть, к примеру, мечети. С ума сойти можно. А вот музей показывать иностранцам и диаспоральным соотечественникам обязательно. Но опять же не каждый день и тем более не вечером.
Как показала практика первых пяти приказных дней, волшебных изменений в музеях министерства не произошло. Внебюджетных денег как был мизер, так мизер и остался. Народ не ломанул в экспозиции после 4.00 пополудни. А вот музейщики задергались, предвкушая такую же апатию вплоть до 1 ноября.
Настроение не из приятных. В самом деле, разве легко экскурсоводам, охранникам, женщинам, стерегущим экспозиции, всем другим высиживать время в ожидании заблудших клиентов турагентств. Что касается местной публики, так она может посещать музеи как минимум по выходным дням. Без оглядки на турагентства. Не важно при этом, музей велик или мал. Заботы те же.
Так что хорошо было бы Министерству культуры разработать систему комплексных мер и мероприятий по действительному улучшению работы своих музеев. В частности, в области культмассовой работы и пропаганды музейного образа жизни. Будет совсем здорово, если при создании этой системы министерство задействует музейных работников, тех, кто работает вживую, а не ограничится министерскими работниками, часто и понятия не имеющими, что такое музей и с чем его едят. Музейная проблема — проблема глобальная, ее министерству чапаевскими атаками не решить. Хотя и очень хочется.
Карэн МИКАЭЛЯН