В ожидании честности

Архив 201029/07/2010

Запад продолжает настаивать на беспрецедентности косовского сценария

На минувшей неделе Международный суд в Гааге признал правомерность провозглашения независимости Косово в одностороннем порядке от 17 февраля 2008 года. Но точку в косовской эпопее ставить рано — Белград готовит новое судебное обращение с обоснованием незаконности провозглашения Приштиной суверенитета.
Однако надеяться, что сценарий начнет развиваться в обратном направлении, пусть Сербию в вопросе принадлежности Косово и поддерживают Россия и Китай, Индия и Испания и ряд других государств, не стоит. В конце концов, суверенитет Косово признан 69 государствами во главе с США и отзывать собственное признание независимости бывшего югославского края эти страны явно не намерены. Даже при том если косовский сценарий укрепит и придаст новый импульс сепаратистским настроениям в различных частях света. Особенно в Европе или на постсоветском пространстве. Рассуждая в этом ключе, представитель Госдепа США Филипп Кроули призвал государства, которые еще не признали независимость Косово, решиться на этот шаг, подчеркнув, что решение Гаагского суда “не может распространиться на другие подобные случаи и вызвать националистические движения в остальной части Европы. Кроули, как и любой американский чиновник, может говорить, что угодно. После бедлама, устроенного Вашингтоном в Ираке в поисках померещившегося администрации Буша атомного и химического оружия, высказывания официальных американских представителей вряд ли уже кого-то чем-то удивят. Можно, конечно, подобно Кроули, утверждать, что решение Гаагского суда никак не повлияет на судьбу Абхазии и Южной Осетии или Нагорного Карабаха и Приднестровья. И можно делать вид, что так оно и есть, и не замечать того резонанса, который вызвало это самое решение. Например, не услышать требование, раздавшееся в парламенте Нагорно-Карабахской Республики (НКР), к Армении: признать наконец суверенитет НКР и ускорить этим самым процесс международного, хотя бы частичного признания независимости республики, опекаемой самой Арменией. И руководствоваться идеей проведения референдума, о чем еще раз вчера объявил спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Питер Семнеби. Но не сказал ни слова о механизме проведения референдума, ни о приблизительной дате, “забыв”, что в той же НКР референдум по вопросу независимости уже проводился.
Говоря о неприемлемости признания суверенитета Косово в качестве прецедента, авторы этого проекта указывают на разнородность конфликтов, в частности, на постсоветском пространстве, приведших к потере центральными властями юрисдикции над автономными образованиями, объявившими впоследствии о своей независимости и требующими ныне от международного сообщества справедливого, по их разумению, разрешения ситуации. С этим тезисом можно согласиться. Но лишь отчасти. Поскольку дело уже не в том, что абхазско-грузинский или молдавско-приднестровский конфликты могли быть, допустим, спровоцированы некой третьей зловещей силой, на практике реализовывавшей имперский лозунг “разделяй и властвуй” и желавшей таким образом сохранить влияние в бывших советских республиках — “колониях”. А в том, что для — пусть даже и внешнего — провоцирования почва была благодатная. А самым эффективным “удобрением” в ней являлось скрытое или явное желание одного народа или одной части общества доминировать над другой в степени большей, чем это было заложено в истории взаимоотношений этих антагонистов. И потому, добившись де-факто независимости от центра, отколовшиеся регионы от провозглашенного суверенитета не откажутся. Особенно если этот суверенитет уже признан кем-то. Как в случае Абхазии и Южной Осетии — Россией и Венесуэлой, Никарагуа и Науру. Поэтому дифференцированный подход к сепаратистским проблемам: Косово — можно, потому что… а вам нельзя, ибо… — при изначальной двойственности теперь становится вовсе архаичным. В этом свете видится вполне закономерным заявление МИД НКР, в котором говорится, что “22 июля Международный суд справедливости утвердил и юридически закрепил, что право народов на самоопределение и его осуществление не нарушают какой-либо принцип или норму общего международного права, в том числе принцип территориальной целостности… Данное решение имеет крайне важное правовое, политическое и моральное, а также всеобщее прецедентное значение и не может ограничиться лишь примером Косово”.
Избравшим свободу и живущим свободно почти 20 лет народам и обществам не до юридических, политических, экономических тонкостей, комбинаций и целесообразностей. У них отношение к проблеме проще, видение ее разрешения яснее: косоваров давили, но они отбились — мы тоже; они отстояли свою свободу — мы тоже; у них были тысячи жертв — у нас тоже; они объявили независимость при сопротивлении метрополии — мы тоже; так почему им суверенитет дозволителен, а нам, да еще с учетом многовековой истории, — нет?!
Возможно, чтобы прозвучал публичный честный и четкий ответ, нужно еще какое-то время. Он еще не вызрел у западной цивилизации.
(“Независимая газета”, 27.07.2010г.)
Юрий РОКС