“В отличие от вас, я свободно владею несколькими языками”

Архив 201008/06/2010

Некоторое время являлся читателем Вашего издания. Но недавно прочитал Вашу статью от 22 мая “Язык твой — враг мой?” в “Отделе политики”. Не знаю, кто там автор этой статьи, но полагаю, что его ограниченное мировосприятие совпало с мнением редакции “НВ”, коль скоро такой мещанский памфлетик напечатали в “Отделе политики”.
При таком провинциально-хуторском “понимании” политики, уважаемые, вам не политикой заниматься, а коров где-нибудь по фермам разводить. Союз Писателей Армении, посол Папян, множество других специалистов в лингвистике и в политике для вас, оказывается, пустое место. Свои мещанские страсти по русофильству покоя не дают. В отличие от вас, я свободно владею несколькими языками (в том числе, как видите, и “великим могучим” имперским языком). Но знание языков — это вовсе не повод для раболепства. Ни один иностранный язык никогда не сможет заменить родной армянский. Стыдно за соотечественников, которым приходится объяснять такие самоочевидные вещи.
Особо отмечу, что ни я, ни другие критики “нововведений” бездарного министра Ашотяна не являемся противниками изучения иностранных языков в Армении. Но, к Вашему сведению, у Армении есть Конституция, и статья 12-ая этой Конституции указывает на то, что государственным языком Армении является армянский язык. Государственные школы являются государственными учреждениями (уж извините за тавталогию, но вам приходится объяснять на пальцах). А раз так, то в государственной школе в Армении основное обучение должно вестись только на государственном языке — т.е. на армянском. Обучение иностранным языкам возможно (и очень нужно), но никак не за счет вытеснения армянского из основного общеобразовательного курса образования. Можно увеличить количество часов, отведенных для иностранных языков — хоть в два-три раза, можно открывать частные (негосударственные) школы для воровской “элиты”. Но любая попытка заменить армянский, как основной язык обучения в какой-либо государственной школе, прочими иноземными языками, является грубым нарушением Конституции страны. Я бы понял, если бы такие очевидные вещи приходилось объяснять неискушенным в политике и конституционном праве людям. Но вы же гордо назвались “Новым Временем”, считаете себя журналистами, да еще и памфлетики публикуете в “Отделе политики”, — должен же при таком раскладе быть предел юридической и политической безграмотности?!
Полагаю, что после продемонстрированного со стороны “НВ” хамского отношения к родному языку, помноженного на убогое мещанство и провинционализм в мировосприятии, я перестану быть читателем вашего издания. Уверен, что само издание никак не пострадает от потери читателей, потому как очевидно, что вы выполняете чей-то проплаченный заказ; а деньги, как известно, не пахнут.
Армен ГРИГОРЯН

Комментарий “НВ”
Мы благодарны г-ну Григоряну за его интерес к газете, но не совсем понимаем его чувства и уж точно никак их не разделяем: невозможно разделять то, что вне нашего понимания. Но это, как видите, вовсе не помешало нам напечатать данный нелестный отклик на публикацию в “НВ” — “Язык твой — враг мой?”, причем без каких-либо купюр, с сохранением авторской орфографии (пусть не безупречной — “имперский” язык как-никак) и пунктуации. Не помешало, поскольку мы вполне допускаем, что мнение Армена Григоряна или Григора Арменяна может не совпадать с нашим мнением. Мы также вполне допускаем “жанровые” разногласия: то, что автору послания кажется “мещанским памфлетиком”, для нас всего-то обычный комментарий — в ответ на шум, поднятый вокруг инициативы министра образования, касающейся открытия нескольких иноязычных школ.
Пусть простит нас А.Григорян, мы не видим в том угрозы для национального языка. Тем более что школы эти будут либо частными, либо межгосударственными, созданными на основе межправительственных соглашений. По крайней мере таково разъяснение министра.
И, как ясно из текста письма, автор против этого не возражает (“Можно увеличить количество часов, отведенных для иностранных языков — хоть в два-три раза, можно открывать частные (негосударственные) школы для воровской “элиты”.) Гм, своеобразное, надо сказать, представление о воровской “элите”.
Что касается посягательств на родной язык и “хамского отношения” вкупе с незнанием нами никаких иных языков, кроме “имперского”… Конечно, это можно оставить на совести автора, как и его утверждение о непахнущих деньгах, за которые мы якобы написали свой комментарий… Потому как глупо бить себя в грудь и кричать — нет, позвольте, все это очень далеко от истины!.. Мол, это совсем не так — мы уважаем свой язык, мы против, чтобы его ущемляли в угоду разным чужим языкам, чуждой нам просвещенности и культуры. И, видите ли, мы тоже, как и автор письма, знаем немало языков… Ну разве не смешно вставать в эту позу? А разве так уж умно читать нам нотации, апеллируя к аксиомам, которые никто и никогда не подвергал сомнению (речь о “НВ”)? А ведь если не знать, можно и впрямь поверить, будто мы ратуем за “замену армянского языка иностранным”.
“Любая попытка заменить армянский как основной язык обучения в какой-либо государственной школе прочими иноземными языками является грубым нарушением Конституции страны. …К Вашему сведению, у Армении есть Конституция, и статья 12-я этой Конституции указывает на то, что государственным языком Армении является армянский язык. Государственные школы являются государственными учреждениями (уж извините за тавтологию, но вам приходится объяснять на пальцах). А раз так, то в государственной школе в Армении основное обучение должно вестись только на государственном языке — т.е. на армянском. Обучение иностранным языкам возможно (и очень нужно), но никак не за счет вытеснения армянского из основного общеобразовательного курса образования”.
Думается, уважаемый г-н Григорян сполна “помахал шашкой”, отстаивая то, на что ни один здравомыслящий человек не станет посягать. Ни один здравомыслящий человек не станет также громогласно твердить о своей любви к родине, к родному языку, родному городу… Это похоже на то, как если бы кто-то публично вновь и вновь клялся в любви к родной матушке или к детям, не жалея при этом слов и времени — ни своего, ни чужого. Согласитесь, такой человек, конечно, мог бы вышибить слезу у неврастеников, но на остальных произвел бы очень странное впечатление… О любви — бесспорной и общеизвестной — можно сказать разве что вскользь, под наплывом эмоций, и тут же, застыдившись своей банальности, замолкнуть…
Известно: армянин не может не быть армянофилом. Но он, простите, не обязан быть при этом русо-, англо- или еще каким фобом. Это наша позиция, причем абсолютно непоколебимая. Поэтому нам и удивителен шум, поднятый против открытия нескольких иноязычных школ, которые, как нам видится, призваны всего лишь несколько разнообразить нашу довольно унылую систему образования и показать молодым людям, а также не очень молодым, что помимо нас и наших гор есть и другие народы, другие образовательные системы и даже другие горы.
Нам, знаете ли, нередко мешает наша страсть к “моно” — “моноэтничность”, “монокультура”, “монологи” — тривиальные, но произносимые с убийственным пафосом, и вообще — монотонность. Следует не исключать что-либо, а, напротив, добавлять, складывать, приумножать и развивать… Безусловно, на национальной основе — на основе родного языка, культуры, истории, традиции, нравов. Разве это вопрос или повод для псевдопатриотического нытья?!
…”Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?” — вопрошал великий “имперский” поэт в своем пронзительном стихотворении “Бесы”. Кому-то приведенная цитата может показаться “безосновательной”, но, наблюдая за совсем не адекватной, на наш взгляд, реакцией на школьную инициативу, именно эти строки приходят на память.
И в заключение обратимся непосредственно к автору письма.
Г-н Григорян, мы ответили вам со всей искренностью. Признаемся, нам дорог каждый читатель газеты, поэтому мы очень внимательно относимся к редакционной почте. (“Мы” — в том числе автор этих строк и не понравившейся вам статьи Наира Манучарова.) И хоть вы нас обвиняете в “провинциально-хуторском “понимании” политики” и советуете “коров где-нибудь по фермам разводить” (вы, наверное, имели в виду “на фермах” — кстати, ничего зазорного в этом здоровом занятии нет), мы убедительно приглашаем вас, как и всех наших читателей, к продолжению полемики и просто к обмену мнениями по самым разным вопросам на страницах “НВ”.

Невъездные…
Внешнеполитическое ведомство Азербайджана утвердило обновленный
“черный список” лиц, которые будут считаться в Баку персонами нон грата
Артем ЕРКАНЯН

Этот список пополнили иностранные наблюдатели, участвовавшие 23 мая в мониторинге выборов в парламент Нагорно-Карабахской Республики. Пресс-секретарь МИД соседней страны заявил, что документ передан миграционным службам. По его словам, сотрудникам контрольно-пропускных пунктов предписано пресечь въезд в пределы страны всех иностранцев, посещавших Карабах через территорию Армении.

Сведения о том, сколько человек на этот раз было включено в “черный список”, не оглашаются. Дело в том, что азербайджанским спецслужбам не известны имена всех иностранных наблюдателей, побывавших в Карабахе 23-го числа. Посему в число “невъездных” включены лишь те из них, о ком упоминалось в армянской прессе. Это прежде всего депутаты Государственной Думы России Константин Затулин, Кирилл Черкасов, Максим Мищенко, Татьяна Воложинская и Игорь Чернышенко. Спикер нижней палаты российского парламента Борис Грызлов назвал решение Баку об их объявлении персонами нон грата “неправильным”. Сами же депутаты комментируют ситуацию по-разному. Если первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам стран СНГ Константин Затулин заявляет, что вовсе не опечален, потому как “спокойно проживет и без Азербайджана”, то Игорю Чернышенко есть что терять. Он родился в Баку и там могилы его предков, которые он, возможно, уже никогда не увидит. Депутат осознавал, на что идет. Ради поддержки права народа Карабаха на формирование демократических институтов власти он счел необходимым пойти на такую жертву.
Кроме российских законодателей нежелательными персонами объявлены также несколько десятков граждан Франции, Германии, Словакии, Аргентины, Ирана и ряда других стран, участвовавшие в мониторинге карабахских выборов. Большинство из них к сообщению о включении их имен в “черный список” отнеслись с юмором. Баку вовсе не тот город, посещение которого является мечтой жизни каждого уважающего себя человека. Но вот бывший председатель парламента Словакии Франтишек Миклошко все-таки решил потребовать у официального Баку объяснений. Он обратился к Эльмару Мамедъярову с предложением пояснить, готовы ли азербайджанские власти предложить ему альтернативный способ посещения Нагорного Карабаха, минуя Армению. Ведь если Баку не предлагает альтернативы, то не может ограничивать право иностранцев на посещение Карабаха тем единственным путем, который всем известен. Ведь международные конвенции о праве на передвижение еще никто не отменял. Кстати, стоит заметить, что тактика, взятая на вооружение Азербайджаном, в других конфликтных зонах себя не оправдала. Посещение непризнанных государств почти нигде (ну разве что за исключением Грузии) не считается криминалом. Греки, к примеру, тоже не признают суверенитет Турецкой Республики Северного Кипра, но при этом не грозятся депортировать из Греции иностранцев, отдыхавших прежде на курортах оккупированной турками части острова.
Посещение иностранцами Карабаха в Баку считают уголовно наказуемым преступлением. В НКР после провозглашения независимости побывали десятки тысяч иностранцев. Это и туристы, и политики, и эстрадные исполнители, и бизнесмены. Все они, по логике бакинских правителей, “уголовники”. На особом счету в списке “уголовников” звезды российской эстрады, принимавшие участие в мероприятиях по случаю годовщины независимости НКР. В их числе Сосо Павлиашвили, Азиза, Надежда Бабкина, Катя Лель, Александр Песков, Валентина Легкоступова, Ирина Отиева, группа “Чай вдвоем”… Немало среди “невъездных” и журналистов. Причем в их числе есть наши коллеги из самых дружественных Азербайджану стран. Шумный скандал закатили азербайджанские пропагандисты, когда выяснили, что тбилисская телекомпания “Рустави-2” командировала в Степанакерт свою съемочную группу для подготовки серии репортажей про будни непризнанного государства. Еще больше в Баку озлобились, когда узнали про то, что с той же целью в Арцахе побывала журналистка турецкой газеты “Ахшам” Нагехан Алчы. Справедливость утверждения о том, что “спорт не знает границ”, в Баку не признают. Посему решили применить самые жесткие санкции в отношении сотрудника литовского футбольного клуба Гедаса Сарочки, который посмел участвовать в турнире, проведенном в Степанакерте. Он был выдворен из Азербайджана через сутки после того, как приехал в Баку для участия в матче квалификационного раунда европейской лиги чемпионов. Любопытно, что при въезде на паспортном контроле в аэропорту “Бина” никаких претензий ему предъявлено не было. Оказывается, бдительные азербайджанские пограничники просто не заметили в его паспорте штамп, свидетельствовавший о том, что он посещал Нагорно-Карабахскую Республику. Так и Усаму бен Ладена недолго прохлопать…
Для того чтоб навсегда лишиться права посетить Баку, иностранцу вовсе не обязательно посещать Арцах. Основанием для отказа в праве на въезд в Азербайджан может стать также наличие в жилах примесей армянской крови. И совершенно не важно, гражданином какой страны является несостоявшийся гость. Так, в свое время турецкие власти выдворили из страны стамбульского пианиста гражданина Турции Бурака Бедикяна, который приехал в Баку на гастроли в составе ансамбля известной турецкой певицы Сартаб Эренер. Скандал получился настолько грандиозным, что МИД Турции даже выступил с нотой протеста. Еще более любопытной была история, связанная с провалившимися гастролями Филиппа Киркорова. Хотя сам он себя армянином не считает, азербайджанские дипломаты сочли нужным перестраховаться. Концерт “болгарина” не состоялся благодаря личным усилиям посла Азербайджана в Москве. “Если вас интересует причина отмены концерта, спросите у Полада Бюль Бюль-оглы. Это он не допустил моего визита в Баку”, — заявил тогда Киркоров.
Список нежелательных персон пополнили и эстрадные исполнители, уличенные бакинский пропагандой в симпатиях к армянам. Так, популярный дагестанский певец Тимур Темиров был объявлен в Азербайджане “невъездным” после того, как включил в свой последний альбом армянскую свадебную песню, в которой упоминались слова “Хайастан”, “Севан”, “Арарат” и “Карабах”. Да что там Темиров, когда даже финалистку “Евровидения-2009” турчанку Хадисе объявили в Баку врагом на том лишь основании, что она в одном из своих интервью назвала Армению “братской страной” и выступила за нормализацию отношений между Анкарой и Ереваном. После этого заявления певицы организатор ее концерта в Баку, продюсер Нахид Эмилоглу, объявил о том, что не желает с Хадисе больше иметь дела. Концерт, конечно же, не состоялся. Аналогичная история была и с британским певцом азербайджанского происхождения Сами Юсуфом, который позволил себе признаться в том, что в юности дружил с армянами. Этого оказалось достаточным, чтобы его имя пополнило “черный список”.

Угрозы бакинских правителей в адр
ес иностранцев, посещающих Карабах, мало кого впечатляют. Лишение возможности погостить в Азербайджане очень трудно назвать наказанием. Невелика беда. Но даже если турист, побывавший в Арцахе, все-таки пожелает сравнить красоту Гандзасара с прелестью бакинской Девичьей башни, то обещанные азербайджанскими правителями санкции ему в действительности не грозят. Ведь у миграционных властей и спецслужб соседней страны нет источников сведений о том, кто и когда посещает Карабах. Между НКР и Азербайджанской Республикой нет межгосударственного соглашения об обмене подобного рода информацией. Остается лишь один способ — проверка паспорта на предмет наличия в нем карабахского штампа. Но это не проблема. Иностранцу, бывавшему прежде в Карабахе, ничто не мешает накануне поездки в Азербайджан поменять паспорт. (Именно так поступают наши сограждане, желающие посетить Грузию после того, как успели позагорать на пляжах Абхазии.) К тому же по желанию гостя штамп может быть поставлен не в самом паспорте, а в специальном вкладыше. Так что зря азербайджанская пропаганда пугает клиентов зарубежных туристических компаний, устраивающих поездки по достопримечательностям Арцаха. Растущий с каждым годом поток иностранных туристов в Карабах от этого не оскудеет.