В кресле обвиняемых — адвокат, “управляющий банком”, “член” благотворительной организации…

Архив 201123/07/2011

Адвокат не смог отличить липу от оригинала?

В суде общей юрисдикции Центр и Норк-Мараш проходят слушания по делу члена Палаты адвокатов Ованнеса Ованнисяна. Защитник обвиняется в “мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору”.
Преступление, в совершении которого подозревают адвоката, вертится вокруг человека, уже осужденного — Камо Гаспаряна, отбывающего в тюремной больнице срок в 7,5 лет лишения свободы. Согласно материалам следствия, этот человек в 2009 году обратился к своему другу Размику Аветисяну с просьбой найти юриста, который бы поспособствовал его досрочному освобождению “по состоянию здоровья”. Подходящий адвокат был найден — Ованнес Ованнисян, ознакомившись с делом заключенного, взялся помочь. Хоть он и оценил свои услуги довольно дорого — в 5 тысяч долларов, супруга Гаспаряна Аида Мирибян заплатить согласилась с условием, что будет отдавать деньги частями. Короче говоря, после непродолжительного базара стороны договорились — и процесс пошел.
Правда, пошел он не совсем законным путем. Нет, жена заключенного Гаспаряна исправно платила по счетам. Всего за период с января по апрель 2010 года через посредника Аветисяна она передала адвокату более двух миллионов драмов. Только вот проку от этих затрат оказалось мало. Оказалось, что судебное заключение о предоставлении Гаспаряну права на досрочное освобождение, которое было отдано в руки Аиде Мирибян, — чистой воды фальшивка. Эту бумажку адвокат состряпал с помощью некоего Армена Наджаряна. В деле приводится точное описание места и времени, где Ованнисян и Наджарян встречались и где родилось на свет липовое ходатайство на имя начальника тюремной больницы. Но… все это слишком запутанно и непонятно. Поэтому мы лишь приведем утверждение самого Ованнеса Ованнисяна, который полностью отрицает свою вину. Он уверяет суд, что не имел ни малейшего понятия о том, что документы, которые ему предоставил Армен Наджарян, — фальшивка. А вот поверит ли суд, что адвокат не смог отличить липу от оригинала, покажет время.