В Ереване знаменитого корейца носили на руках

Архив 201424/07/2014

11-й Международный кинофестиваль “Золотой абрикос” завершился победой украинской картины “Племя” Мирослава Слабошпицкого (до этого он победил в конкурсе “Неделя критики” в Каннах). Так решило жюри под руководством знаменитого Марко Мюллера, много лет возглавлявшего Венецианский кинофестиваль, а ныне — директора киносмотра в Риме.

Самого режиссера в Ереване не было. Картину представляла 20-летняя глухонемая актриса Яна Новикова. Она из Белоруссии и воспитывалась примерно в таком же интернате для слабослышащих, как и герои этого жесткого фильма, наводящие ужас своей непримиримостью к миру. Они грабят и избивают случайных прохожих, сдают своих девушек в пользование дальнобойщикам, убивают тумбочками недавних друзей. “Племя” имеет большой резонанс. Кого-то поражает ярким художественным высказыванием, а привлекает только потому, что произведено в Украине. “Племя” произвело впечатление и на южнокорейского режиссера Ким Ки Дука, посетившего “Золотой абрикос”. Он сам снимает жесткое кино, переполненное насилием.
В Ереване он решил познакомиться с нежной и застенчивой Яной Новиковой, сыгравшей в “Племени” одну из главных ролей, потребовавшую от непрофессиональной актрисы самообнажения во всех смыслах. Знакомству сопутствовали трудности перевода. Ким Ки Дук говорил по-корейски. Его речь переводили на армянский, а уже потом сурдопереводчица языком жестов передавала суть Яне. В Ереване знаменитого корейца носили на руках. А он бесконечно раздавал автографы, фотографировался, не раз пел корейскую народную песню “Ариран”. В Ереване Ким Ки Дук вспоминал, как поздно пришел в кино, а до этого работал механиком на заводе, почти пять лет служил в армии, два года жил в монастыре.
На “Золотом абрикосе” его наградили за вклад в киноискусство “Параджановским талером”, выполненным по образу и подобию тех, что изготавливал Сергей Параджанов из крышек для кефирных бутылок, сидя в тюрьме. Такие же “талеры” получили Марко Мюллер и китайский режиссер Цзя Чжанкэ, побывавший в Ереване с ретроспективой. А вот классика польского кино Кшиштофа Занусси наградил Католикос Всех Армян Гарегин II особым призом “Да будет свет”. На церемонии, проходившей в священном Эчмиадзине, собравшимся рассказали, как пан Кшиштоф вывез из Армении пленку с фильмом Сергея Параджанова “Саят-Нова” в годы, когда тот подвергался гонениям. Параджанов похоронен в Ереване в Национальном пантеоне. 20 июля его почитатели и близкие возложили цветы к могиле классика, который умер 21 июля 1990 года. Тут всегда кружат птички, как он и хотел, завещая устроить нечто вроде фонтанчика для них, чтобы навещали могилу, прилетая за водой.
Возглавлявший жюри игрового конкурса Марко Мюллер так освоился в Ереване, что лихо, как истинный армянин, отплясывал в гигантском ресторане под открытым небом. В самую гущу танцующих отправился и другой член жюри — оператор Кристиан Бергер. Соратник Михаэля Ханеке, снимавший с ним “Пианистку” и “Белую ленту”. Он не расставался с фотокамерой и всю эту “большую армянскую свадьбу” зафиксировал.
В программу, которую отсматривало жюри, входили знаменитые картины, участвовавшие в главных мировых фестивалях, — “Белый Бог” венгерского режиссера Корнеля Мундруцо, “Крестный путь” немецкого режиссера Дитриха Брюггеманна, “Отрочество” американца Ричарда Линклейтера. А победило украинское “Племя”. “Серебряный абрикос” достался грузинской картине “Слепые свидания” Левана Когуашвили, учившегося во ВГИКе у Марлена Хуциева. “Натюрморт” Уберто Пазолини с британским актером Энди Марсаном в главной роли удостоен упоминания жюри. Видимо, опытный Марко Мюллер решил не награждать тех, кто и без того снискал все лавры, а отметить картины, имеющие куда более важное значение на территории СНГ.
На показ российской документальной ленты “Книга” Виталия Манского, представленной в программе “Армянская панорама”, пускали по паспортам. Ее ереванскую премьеру посетил президент Армении Серж Саргсян. К своему 50-летию Виталий Манский провел нечто вроде ревизии собственной жизни и понял, что большая ее часть прожита. Вот и рассказал о современном мире, где далеко не всегда люди могут жить по законам высшего порядка. Снималась “Книга” по всему миру — от Зимбабве до Австралии. Всюду живут армяне. О них — от совсем юного до 86-летнего — и рассказал режиссер. А толчком к созданию фильма послужила “Книга скорбных песнопений” армянского богослова и философа Нарекаци. В Армении был объявлен конкурс на создание фильма, связанного с его учением, в котором и победил Манский.
Показали в Ереване в документальном конкурсе и “Кинопоезд: “Русская зима”, снятый в январе 2013 года группой режиссеров из 14 стран. Изначально в проекте участвовал 21 режиссер, а в итоге в титрах остались шестеро. Все они впервые оказались в Москве и отправились в большое путешествие по России. Проехали десять тысяч километров на поезде, пытаясь понять, что есть русская душа, и повторить путь, которым 80 лет назад двигался знаменитый кинопоезд Александра Медведкина. Рассказали о русских женщинах, автомобиле “Лада” и, конечно, о водке. Самым интересным героем стал питерский актер и режиссер Александр Баширов, рассказавший всю правду о зеленом змие и о том, почему пьет русский народ. Сам он попробовал водку в классе шестом. И потом никогда уже от нее не отказывался. “Я стесняюсь, поэтому и пью. Я — застенчивый, — объяснил он с экрана свое пристрастие. — Напиться — не цель, а средство, чтобы уйти от ответственности и забыться”. Русская зима добралась до Армении в 40-градусную жару.
Светлана Хохрякова
“Московский комсомолец”, 21.07