“В Ереван нужно приезжать без ожиданий и с открытым сердцем”

Архив 201418/09/2014

Санане КАНДААРЯН — героиня еще одной истории repatarmenia.org. Истории о маленькой девочке, которая мечтала об армянских танцах. Не просто там, а настоящих, профессиональных. Санане родом из Бейрута и бывала на исторической родине неоднократно. В своем интервью она рассказывает о том, как сильно ее сюда тянуло и о том, какие сомнения одолевали…

“Мне было пять лет, когда я впервые приехала сюда с семьей, — говорит она. — Помню ощущение истинного счастья от городской детской площадки. Обычная такая со сломанными, устаревшими каруселями, но это все было неважно — играла по нескольку часов. Спустя восемь лет, в 2005-м, мы приехали вновь, и тогда я взглянула на свою страну иначе. Это был не только городской двор. Увидела красоту Эчмиадзина, Хор Вирапа, Севана, Иджевана… Тогда-то и стала всерьез задумываться о переезде. Ну и плюс тяга к народным танцам: очень хотелось получить крепкое образование в этой сфере… В Бейруте я в меру возможностей изучала армянскую культуру и танцы, но как только узнала о том, что в Педагогическом университете имени Хачатура Абовяна есть соответствующая кафедра, загорелась и окончательно решила перебраться. Моя семья все еще жила в Бейруте, и должна признаться, что сначала родители не поддерживали мое решение переехать. Их беспокоило, что я хочу танцевать, и уж тем более, что хочу жить в Армении. Все же в 18 лет одна, далеко от дома: для традиционной армянской семьи — это серьезное испытание. Со временем они смирились, видимо, поняли, что я заслуживаю шанса преуспеть. Я не ошиблась в своем решении — здесь я узнала больше, чем могла представить… Правда, первое время было немного грустно. Когда приезжала домой в Бейрут, люди говорили, что я стала более независимым, смелым и уверенным в себе человеком. Я старалась запомнить это ощущение смелости, когда возвращалась по вечерам в пустой дом. Было трудно жить одной. Благо теперь моя лучшая подруга приехала учиться в Ереван, и недавно я уговорила приехать и поучиться тут свою сестру. В отличие от меня она, скорее всего, пойдет по стопам родителей и будет изучать либо журналистику, либо политологию…”
Санане призналась, что и здешний армянский ей поначалу давался с трудом. Подучила. Сама она не чувствует, что манера говорить изменилась, но признается, что общаться с друзьями стало гораздо проще. “В Армении мне спокойно, — говорит она. — Здесь меньше вещей, из-за которых стоило бы беспокоиться и злиться, — говорит она. — Мне бы хотелось, чтобы мои соотечественники обращали меньше внимания на мнения других и мыслили бы нестандартно”.
В будущем девушка планирует присоединиться к жениху во Франции, чтобы продолжить образование, но настаивает на том, что детей растить они будут тут, в Армении. “Я знаю по опыту, как трудно сохранить свою армянскую идентичность за границей, — говорит она. — Нужно постоянно бороться, чтобы доказать, что ты — армянин, что у тебя свой язык, культура и религия. В диаспоре мы всегда говорим о репатриации, но мало кто предпринимает серьезные шаги в этом направлении. Мне грустно, что многие в спюрке представляют нынешнюю Армению такой, какая она была в темные, трудные годы… Я побывала во многих европейских городах, и Ереван во многом похож на них и в то же время не похож совсем — это смесь Востока и Запада. И еще: я думаю, что нужно приезжать без каких-либо ожиданий, с открытым сердцем и с неоформившимся мышлением. Оно позволит опыту вести вас туда, куда нужно”.