В дипломатии не все измеряется деньгами

Архив 201113/01/2011
Одна из последних встреч Эдварда Налбандяна. Слева - министр иностранных дел Испании Тринидад Хименес, 16.12.2010.Международное сообщество придерживается подходов, созвучных позиции Армении
 В канун Нового года глава МИД Армении Эдвард НАЛБАНДЯН дал обширное интервью программе “Реал Политик” ОТА.
 

— Каковы основные вехи 2010 года во внешнеполитической области?
— В 2010 году для международного сообщества стали еще более очевидными конструктивная позиция Еревана и неконструктивность Баку в вопросе карабахского урегулирования. Президент РФ Дмитрий Медведев посетил Армению с государственным визитом — он стал первым госвизитом российского лидера в нашу страну. Договоренности, достигнутые между руководителями Армении и России, важны не только в плане дальнейшего упрочения двусторонних стратегических отношений, но и с точки зрения обеспечения безопасности и экономического развития РА. В прошедшем году президент Армении побывал в Вашингтоне, где встретился с президентом Бараком Обамой. А госсекретарь США Хиллари Клинтон посетила Армению и отметила национальный праздник Америки в Ереване. В 2010 году мы начали переговоры о заключении соглашения об ассоциированных отношениях с ЕС. Лидеры шести стран — членов ОДКБ провели встречи в Ереване и Севане и приняли важнейшие для организации решения. В минувшем году стала ясна неспособность Анкары соблюсти достигнутые с Арменией договоренности, и Турция — в отличие от нас — предстала перед мировым сообществом в качестве партнера, которому нельзя доверять. За год, несмотря на известные трудности, было открыто 7 новых посольств Армении за рубежом, а также Дипломатическая академия. И это лишь основные вехи прошедшего года.
— Что бы вы выделили в череде международных визитов?
— В частности, тот факт, что глава государства нанес 22 визита. Каждый из них имел свою цель, направленность, значение и важность. Президент посетил все страны — постоянные члены СБ ООН — Россию, США, Китай, Францию и Великобританию и имел встречи с руководителями этих государств.
— Довольно большой резонанс получила шумиха, поднятая Азербайджаном по поводу “Скайпа” — предоставления телекоммуникационных услуг в Нагорном Карабахе…
— Эта история еще раз выявила их отношение к населению Карабаха. Баку, замечу, протестовал против наличия телефонной связи в Карабахе как таковой. Потом азербайджанцы обиделись, что в одной из деревень края открылся роддом. Были вне себя от ярости, когда в несколько карабахских сел провели питьевую воду. Остается ждать, когда они станут протестовать, что в Карабахе есть воздух, которым можно дышать, или что Дед Мороз пришел поздравить карабахских ребятишек… Народ Карабаха строит свою жизнь: учитель преподает, художник рисует, врач лечит. Люди заняты своими делами, работой. Все они имеют не меньше прав, чем кто-либо другой под этим солнцем, в том числе и право распоряжаться своей судьбой. И то, что делает Азербайджан, — это попытка идти против природы вещей, против законов общественного развития. Именно такой подход и привел к конфликту.
— Обратимся к переговорному процессу. Чего мы достигли в прошедшем году?
— Вы знаете, что сегодня на столе переговоров лежат три принципа и шесть элементов. Эти принципы и элементы содержатся в заявлениях, принятых в Л’Аквиле и в Мускоке. И международное сообщество в целом, и посредники, и Ереван согласны в том, что эти принципы были разработаны и представлены как единое целое. И разделять их, отдавать предпочтение, ставить выше один принцип над другим неприемлемо. Армения говорит, что принимает эти предложения, эти принципы и элементы как основу для переговоров по урегулированию, принимает как единое целое. А вот Азербайджан, кажется, и сам не понимает, что говорит: “да, но…”, “да, однако…”, “да, но, впрочем, нет…”. Между тем нужен простой, однозначный ответ: либо принимаете эти предложения, либо отклоняете. Международное сообщество говорит, что надо идти к мирному урегулированию. Армения говорит, что нет альтернативы мирному урегулированию. А что говорит Баку? Еще раз хочу подчеркнуть, что подходы международного сообщества, которые в 2008 году уже были очевидны и даже включены в заявления 56 министров стран ОБСЕ в Хельсинки и в декабре 2009 года в Афинах, которые прозвучали в заявлении глав МИД стран-сопредседателей в июле 2010 года в Алма-Аты, последовавшем вскоре в Мускоке заявлении президентов Медведева, Обамы и Саркози, декларации президентов Армении, России и Азербайджана в октябре 2010 года в Астрахани, а в декабре — в пятистороннем заявлении России, США, Франции, Армении и Азербайджана в Астане — все он созвучны позиции Армении. Между тем Баку после принятия пятистороннего заявления в Астане стал активно противиться тому, чтобы этот документ вообще упоминался в итоговом заявлении Астанинского саммита. А ведь под ним стоит и подпись азербайджанского президента… Таким образом, сегодня Баку, хотя и делает вид, будто кто-то поддерживает его позицию, на самом деле противопоставляет себя мнению международного сообщества. Все международные организации, структуры, страны, которые занимаются карабахским урегулированием, придерживаются таких подходов и позиций, которые созвучны позиции Армении.
— Что характеризовало развитие отношений с нашими ближайшими соседями — Грузией и Ираном?
— Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, насколько мы заинтересованы в стабильности, безопасности в этих странах, в хороших отношениях с ними. И 2010 год был периодом, когда отношения развивались не просто в нормальном русле, но и разрабатывались новые амбициозные проекты, велась подготовка к их реализации. Президент Армении посетил Грузию. Думаю, вскоре можно ожидать ответного визита президента Грузии. Активно осуществлялись взаимные визиты с Ираном, который посетили премьер-министр РА, министры иностранных дел, обороны, образования, энергетики. Армению посетили председатель Меджлиса, министры иностранных дел и энергетики Ирана. Эти отношения действительно очень важны, и мы будем прилагать усилия для их дальнейшего развития.
— Что делалось на европейском направлении, в частности, в контексте контактов с ЕС, Политики европейского партнерства и программы Восточного партнерства, в рамках которого фактически начались переговоры по соглашению об ассоциации с ЕС?
— Да, в 2010 году был дан старт переговорам об ассоциированных отношениях с ЕС. В ходе семи встреч был достигнут достаточный прогресс. Мы начали переговоры по 14-и направлениям и где-то за полгода уже завершили обсуждение 9-и из них. Это говорит о том, что переговоры продвигаются достаточно результативно, наши позиции во многом схожи. Соглашение об ассоциации поднимет на новый уровень и поставит на новую юридическую основу наше сотрудничество с ЕС. Мы готовим и переговоры по созданию всеобъемлющей зоны свободной торговли. Вскоре начнем диалог об упрощении визового режима. В вопросе контактов между людьми это, конечно же, важнейшее направление, создающее более благоприятные возможности не только для гуманитарных, но и деловых связей. Следующий этап переговоров будет касаться уже либерализации визового режима. Конечно, это не вопрос ближайшего будущего, но цель на перспективу. В целом у нас достаточно хорошие отношения с европейскими партнерами. Напомню, что в 2010 г. президент посетил Францию и Германию с официальными визитами, встретился с президентом Саркози и канцлером Меркель.
— Обратимся к Турции. С одной стороны, турецкие власти на уровне президента, главы МИД продолжают говорить об улучшении отношений с Арменией, а с другой — продолжают связывать это с урегулированием карабахского конфликта. И одновременно используют процесс нормализации, чтобы отговаривать разные страны признавать геноцид — это, мол, повредит ходу диалога с Арменией…
— Я бы сказал так: в 2010 году стало очевидным — мяч однозначно находится на турецком поле. Знаете, можно плохо играть в футбол, но когда мяч на твоей половине поля и весь стадион вопит об этом, кричит, что мяч на твоей половине, а ты не видишь, пытаешься играть на половине, где нет мяча, это уже из другой оперы. Это самообман. Отовсюду заявляют, что Армения сделала все возможное, прошла свой путь, сейчас Турция должна сделать соответствующие шаги. Возврат к языку предусловий, которые использовались до начала процесса и которых не было в течение процесса, и об этом хорошо известно как посредникам, так и всем тем странам, которые оказывали поддержку процессу, — такой подход неприемлем.
Турки говорят, что признание геноцида может навредить? В первую очередь именно они нанесли и наносят больший урон процессу урегулирования своим подходом. Международное сообщество настроено на признание геноцида. Все попытки противостоять этому обречены на провал. Думаю, если Анкара действительно желает урегулировать отношения, она должна уважать достигнутые договоренности и без предусловий ратифицировать подписанные протоколы. Этого от них ждет все мировое сообщество. Увы, прошедший год показал, что эта страна не нашла в себе сил соблюсти свои обязательства перед международным сообществом, показала себя как ненадежный партнер.
— Год ознаменовался скандалом, связанным с Викиликс. Какой след оставит этот скандал на международных отношениях, как отразится в сфере дипломатии?
— Думаю и надеюсь, что это временное явление. В истории дипломатии такое случалось. Например, после революции в России, когда по приказу Ленина были опубликованы семь томов секретных дипдокументов царского времени. Конечно, целью было дискредитировать прежние власти. Параллельно заявлялось, что новые власти против секретных договоренностей. Потом, конечно, все вернулось на круги своя. Ведь дипломатия — это не “викиликизм”, ее формы и методы вряд ли можно изменить. Я не знаю случая, когда посредством газетных публикаций можно было бы вести переговоры и добиться успеха.
— Прошедший год был нелегок в финансовом смысле. При этом было открыто сразу несколько посольств. Были ли эти затраты оправданны?
— Не все можно мерить финансами. Вот пример. Последний мой визит в этом году был в Испанию. В Испании наши соседи давно имеют свои посольства. Испания важна не только как крупное европейское государство, играющее заметную роль в международных отношениях. Около миллиарда человек в мире говорят на испанском языке. И вся эта, можно сказать, цивилизация напрямую или косвенно связана с Испанией. Так нужно ли нам посольство в Испании? Думаю, ответ очевиден.
Начинается еще один год — один из очень многих в долгой истории нашего народа. А стране нашей в нынешнем году исполнится лишь 20 лет. Хотел бы пожелать благополучия и процветания нашему государству и чтобы по всему миру становилось все больше друзей Армении и армянского народа.