В Дашнакцутюн футбол не любят, и дипломатов тоже

Архив 200915/10/2009

О том, что в Дашнакцутюн футбольную дипломатию не жалуют, можно было догадаться давно. С некоторых пор, однако, и футбол не любят, соответственно и не смотрят.

Да, и что смотреть после Цюриха, когда и так тошно. Именно с таким чувством член Бюро АРФД Ваан Ованесян смотрел трансляцию церемонии подписания армяно-турецких протоколов. Не понравилась ему и статья в нашей газете о том, что АРФД читает протоколы между строк. “Там не между строк, а прямым текстом сказано то, о чем мы предупреждали. А если читать между строк, то вообще была бы катастрофа”, — заявил он на вчерашней пресс-конференции.

“Мы годами пытались сломить стену международного молчания по поводу геноцида армян, проблем Ай Дата, а в Цюрихе эта стена вновь выстроилась за спинами армянского и турецкого министров, подписывающих протоколы” — в таком ключе трактует Ваан Ованесян открытую заинтересованность сверхдержав в нормализации армяно-турецких отношений. “Мы, конечно, снова пробьем эту стену, но эти документы осложнили эту задачу”, — считает он.
Как известно, сразу после подписания армяно-турецких протоколов в Цюрихе АРФД переключилась с критики протоколов на провал их ратификации. Естественно возникает вопрос о том, как именно АРФД намерена предотвратить ратификацию протоколов в парламенте, где правящая коалиция обладает подавляющим большинством голосов. “В таких вопросах арифметика не действует… Возможно, у нас и 20-25% голосов против, но в глубине души можно рассчитывать на все 95”, — ответил на наш вопрос Ованесян, не конкретизируя, какими именно методами Дашнакцутюн собирается достучаться до глубины души представителей парламентского большинства. Лишь выразил надежду, что такой расклад вполне может стать реальностью, если коалиционные партии прислушаются внимательнее к посланию президента накануне подписания протоколов. В нем, по его словам, изложены все те возможные угрозы, которые озвучивала ранее Дашнакцутюн, стало быть, глава государства разделяет их опасения.
Отметим, что указанные пункты стали итогом обсуждений протоколов в Армении и диаспоре, но на этом схожесть позиции главы государства и Дашнакцутюн заканчивается. Дашнакцутюн не видит возможностей обыграть начатый процесс в нашу пользу, считает, что президенту не надо было ехать в Бурсу, так как подписанные протоколы не являются предпосылкой к открытию границы, а Турция устами своего руководства не скрывает попыток увязать открытие границы с карабахским вопросом. Серж Саргсян, резюмируя свое послание, приходит к иному выводу и в соответствии с ним принимает решение принять приглашение турецкого коллеги и ехать в Бурсу.
“После подписания протоколов начнутся этапы их ратификации и реализации. Все опасения, возможные опасности, которые в избытке были озвучены в ходе обсуждений, будут обязательно учтены, и мы должны суметь предупредить любые развития, противоречащие нашим национальным интересам. Сегодня я более чем уверен, что мы это сможем. И сделаем это сообща, всем армянским народом. Сегодня мы не те же, какими были всего лишь несколько месяцев назад. И это отныне факт”, — говорится в послании Сержа Саргсяна.
Среди экономических контраргументов, взятых на вооружение Дашнакцутюн, Ваан Ованесян озвучил два. По его мнению, наши экономические неудачи если и связаны с закрытостью границ, то лишь на 20%, во всем остальном наши беды внутреннего характера — это коррумпированность и неорганизованность. “Наши ресурсы не исчерпаны, и мы не умрем, если граница не откроется. К тому же неизвестно, кто именно выиграет от открытия границы. Вполне возможно, что в таких условиях, как наши, в выигрыше окажутся лишь пара олигархов и их приближенные. Крестьяне потеряют точно, а рядовые граждане вряд ли ощутят перемены к лучшему”, — убежден он. Второй аргумент из копилки Дашнакцутюн — наша полная неготовность к начатому процессу. Перед открытием границы нам необходимы серьезные структурные и кадровые изменения, убежден Ованесян. С сегодняшним чиновничьим аппаратом, готовым все и всем продать, вступать в какие-либо отношения с Турцией опасно, сказал он, ссылаясь на выступление Манвела Бадеяна (РПА) во время парламентских слушаний.
Исходя из всего этого Дашнакцутюн считает лучшим выходом из создавшейся ситуации — заморозить процесс до лучших времен. Когда наступят последние, Ованесян не уточнил, но зато охотно перечислил все грехи, в которых Дашнакцутюн на протяжении последних недель обвиняет действующую власть — от некомпетентности отечественных дипломатов до чуть ли не торга в вопросе признания геноцида. Ованесян не разделяет той точки зрения, что принципиальное поведение армянской стороны в Цюрихе можно записать нам в актив. По его словам, нашим дипломатам в Цюрихе не надо было противиться заявлениям турецкого министра, пусть бы они прочли, что собирались. А мы бы зачитали свою позицию. И все бы узнали правду… Которую, заметим, все и так знали.

Что будет делать АРФ Дашнакцутюн на случай неудачи своей тактики по провалу ратификации? На этот крайний случай партия, как известно, обозначила и стратегию — смену власти. У их коллег по оппозиционному полю в лице АНК и тактика, и стратегия давно и по всем поводам укладываются в одну единственную формулу — смена власти. “Наследие”, недавно заявившее о тесном сотрудничестве с Дашнакцутюн в вопросе борьбы с протоколами, решила склониться к варианту — “два в одном”, то есть по их мнению провалить ратификацию можно, лишь сменив власть. Основатель партии “Наследие” Раффи Ованнисян направил открытое письмо армянскому народу, в котором назвал подписание протоколов “последней записью в учетном журнале скрытых преступлений, содеянных против армянского народа”, после чего руководимая им партия выступила с требованием отставки президента.
Отвечая на вопрос о том, возможно ли сотрудничество АРФД с АНК или другими силами вокруг этого требования, Ваан Ованесян пояснил разницу. Для Армянского национального конгресса требование о смене власти является целью, и для достижения своей цели они спекулируют на любом вопросе, будь то Карабах, социальные проблемы, армяно-турецкие отношения. Для АРФД же смена власти — это крайнее средство для достижения общенациональных целей. “Любая политическая сила может присоединиться к нашей борьбе против ратификации протоколов. По другим вопросам сотрудничества не будет”, — резюмировал он, отметив, что с той же повесткой состоялось и объединение 12 партий, каждая из которых вольна по отдельности поступать как считает нужным.
Картина оппозиционных настроений была бы неполной, если не упомянуть очередных обвинений со стороны АНК в адрес дашнакцаканов. На этот раз речь о чудовищном, по словам Левона Зурабяна, заговоре властей. Они, дескать, создали в лице АРФД лжеоппозицию. Посмотрите, как заботливо охраняли полицейские их протестный митинг 9-го числа, аргументирует свою версию Зурабян. Заметим по случаю, что после событий 1 марта АНК постоянно проводит свои митинги в тесном сотрудничестве с полицией и делает это, по словам того же Левона Зурабяна, выступающего, как правило, главным переговорщиком, во избежание провокаций.
Что ж, всплеск ревности в стане АНК понять можно. Во-первых, численность состоявшегося накануне подписания протоколов шествия явно превосходила массовку, собравшуюся на последний митинг АНК послушать очередной спич Левона Тер-Петросяна. А во-вторых, на днях стало известно, что Дашнакцутюн прошла главный тест на оппозиционность — мэрия отклонила ее заявку на проведение митинга 16 октября на площади Шарля Азнавура. Причина — запланированное на этот день и час детско-юношеское культурное мероприятие.
Как бы то ни было, но в представлениях Зурабяна отказ мэрии, записанный в актив Дашнакцутюн, — это почти покушение на звание настоящей оппозиции. Именно поэтому представители АНК решили в срочном порядке напомнить о своем отношении к протоколам. Пришлось ради такого случая покривить душой и выразить глубокое неудовлетворение состоявшимся в Цюрихе подписанием. Левон Зурабян, в частности, назвал его “цюрихским отречением”, имея в виду отказ от политики признания геноцида, уступки в карабахском вопросе, которые они усмотрели в факте подписания протоколов. Резюме его рассуждений по поводу опасности процесса, который в АНК не так давно приветствовали, не заставило себя долго ждать — общенациональный бунт и отставка президента. Впрочем, было бы странным, если бы в АНК отказались от соблазна словить рыбку в мутной воде…
Тамара ОВНАТАНЯН