В бой идут одни старики

Архив 201122/01/2011

Из всех этих январских событий можно сделать главный вывод — старики в очередной раз остались один на один со своими проблемами, пытаясь в меру своих слабых сил и минимальных полномочий отстоять право на своевременное получение первой январской пенсии. Слуги народа, уйдя на новогодние каникулы, не проявили никакого интереса к этой пенсионной “свистопляске”, обрекшей их престарелый электорат на длительное пищевое воздержание.

Разразившийся в ноябре скандал с “мертвыми” пенсионными душами, в результате которого глава государственного социально-страхового фонда Вазген Хачикян срочно выехал в Москву поправлять свое внезапно пошатнувшееся здоровье, а затем вновь как ни в чем не бывало появился на своем рабочем месте, этим, однако, не завершился. Не завершился он и после того, как этому высокопоставленному чиновнику, около 6 лет ведающему пенсионным фондом страны, пришлось-таки покинуть свое насиженное кресло без всякого объяснения причин, так что простой народ по сей день теряется в догадках — умыкнул ли главный пенсионный начальник за эти 6 лет миллионы долларов или все эти годы верно и преданно служил отечеству и своим пожилым соотечественникам. Но, как вскорости выяснилось, главными жертвами разразившегося скандала стали не проворовавшиеся чиновники, не те, кто в упор не видел, как безнаказанно расхищаются пенсионные деньги, которые для многих стариков являются единственным средством выживания, а… сами эти старики.
28 декабря минувшего года правительство подписало договор с компанией “Айпост”, согласно которому все функции по раздаче пенсии передаются почтовикам. При этом было оговорено, что раздача должна начаться не позднее 4 января, чтобы истощившие на праздники свой скудный кошелек пенсионеры могли как можно скорее вновь его наполнить. Дальнейшие события разворачивались в полном соответствии с пословицей “Благими намерениями устлан путь в ад”, и это вовсе не преувеличение. Для многих пенсионеров посленовогодние дни, прошедшие под знаком тщетного ожидания пенсии, воистину стали адским испытанием. Прикованные к постели или неспособные передвигаться по улице старики, которые получили предыдущую пенсию полтора месяца назад, проедали последние драмы, а их более мобильные сверстники по нескольку раз на дню безуспешно курсировали между домом и почтой. Растерянные почтовые работники сотни раз перелистывали наспех составленные сумбурные списки в поисках требуемой фамилии и нередко ее там не находили. Приходилось объяснять возмущенной жертве чужой нерадивости, что нужно идти в социальный отдел тахапетарана и там утрясать все проблемы. Неумолкающие телефоны работники связи попросту отключили, тем самым окончательно прервав всякую связь с измученными затяжным безденежьем пенсионерами. “Горячая линия” холодно отвечала, что все сигналы передаются куда надо и надлежащие меры будут приняты.
В свое время в Италии прошла беспрецедентная по размаху операция “Чистые руки”, которая посадила на скамью подсудимых сотни чиновников-казнокрадов. В скандал были вовлечены пожизненный сенатор Джулио Андриотти и премьер Краски. Экспроприированные у казнокрадов огромные средства адресно пошли на решение социальных проблем. Малоимущим бесплатно были розданы овощи, плоды и напитки, снабженные этикетками, уведомляющими о том, что они выращены и изготовлены из сырья, полученного с конфискованных у казнокрадов земель. Эта масштабная кампания, которой сознательно придали огромное социальное звучание, не только обеспечила Италии прорыв в экономике, не только превратила ее из традиционно мафиозной страны в наименее коррумпированную, но и ощутимо повысила градус доверия и уважения народа к власти. “Развод” нашего правительства с чиновниками-казнокрадами проходит совсем не по-итальянски. Последние, как правило, не скрывая обиды, уходят в отставку и ни в коей мере не страдают материально. Они при своих, нахапанных…
Если заключения Контрольной палаты справедливы, если действительно из принадлежащих пенсионерам денег ежемесячно уворовывалось по 4 миллиона долларов, что, безусловно, является уголовно наказуемым деянием, то тогда виновные должны уйти не по-английски — не простившись и не попросив прощения у ограбленных ими людей, а по-итальянски, вернув в казну награбленное. И тогда в стране останется мало охотников запускать алчные руки в казну и грабить и без того обделенных щедротами государства стариков. Поступи таким жестким, но справедливым образом, глядишь, найдутся деньги и на повышение пенсий, и на выплату тринадцатой пенсии одиноким старикам к новогодним праздникам. Ведь не все же квартальные премии и тринадцатые зарплаты должны доставаться чиновникам, преимущественно главного финансового ведомства страны.
Скоропалительно поменяв раздатчика пенсионных денег, мы тем самым косвенно признали, что “прогнило что-то” в пенсионном королевстве. Что именно, пока не уточняется, известно только, что уличенный Контрольной палатой в казнокрадстве Вазген Хачикян в свою очередь грозит отплатить ей сенсационными разоблачениями. В этом случае торжество правосудия обернется нечистой борьбой компроматов, не приведя ни к каким позитивным переменам на пенсионном фронте.

А пока мы вынуждены констатировать, что начало этой пересменки проходит крайне неудачно и абсолютно неорганизованно. Все оправдываются спешкой, в которой все происходит. Но, во-первых, “быстро” и “наспех” — это совершенно разные понятия, а во-вторых, зачем нужно было так спешить? Службу Вазгена Хачикяна уличили в тяжких служебных погрешностях, так зачем же надо было ее столь поспешно освобождать от всякой ответственности за содеянное и вынуждать расхлебывать ее ошибки ни в чем не повинных почтовых работников? Опрошенные корр. “НВ” почтальоны утверждают, что в представленных социальной службой списках вообще невозможно разобраться — перепутаны адреса, фамилии, многие из них вообще отсутствуют. На уточнения, выяснения, сличения уходит масса времени, бесценного в условиях жесткого цейтнота.
Почему, к примеру, списки нельзя было уточнить и подготовить заранее, почему в ходе январской раздачи вместе с почтальонами нельзя было задействовать и тех 280 социальных работников, которые в одночасье оказались безработными? Они бы помогли быстрее сориентироваться в адресах, списках и к тому же за этот месяц, возможно, подыскали бы себе работу. Ничего подобного сделано не было — их по-быстрому уволили, даже загодя, как положено, не уведомив об этом, а почтовикам предоставили расхлебывать самим заварившуюся не по их вине кашу. По словам руководителя департамента по связям с общественностью “Айпоста” Геворка Абрамяна, в соответствии с подписанным с правительством договором все пенсии должны быть выплачены до конца текущего месяца. К середине его деньги получили более 60 процентов пенсионеров. Одна из главных причин задержки заключается в том, что списки на почте имеются в одном экземпляре, поэтому, когда почтальон уходит на раздачу по адресам, в его отсутствие никто не может обслужить пришедших в отделение связи пенсионеров. Отсюда и многочисленные нарекания на то, что почтальонов приходится ждать часами. Между тем у проблемы есть два простых решения. Во-первых, списки можно было отксерить и тогда параллельно раздавать деньги и по адресам, и на почте. Во-вторых, установить четкий график раздачи: к примеру, до часу — на почте, после этого времени — по домам. Но для этого нужна элементарная забота о людях, в большинстве своем больных и старых, которым очень дорого в прямом и переносном смысле обошлась эта пенсионная передряга.

Передавая функции пенсионных раздатчиков “Айпосту”, мы, по сути, вернулись к старой испытанной системе, в которой для пенсионеров ничего нового нет. Много лет они получали свои деньги из рук почтальонов, а потом эти функции были переданы социальной службе. Однако тогда никаких перемен к лучшему эта реорганизация в пенсионной сфере не принесла, старикам было, в сущности, абсолютно без разницы, кто именно будет доставлять им деньги, лишь бы на них можно было выжить. Между тем и почтальоны в свое время забирали свою долю у пенсионеров с тем же усердием, с каким это вслед за ними стали делать их правопреемники. Кстати, в марзах все эти годы раздачей пенсий по-прежнему ведал “Айпост”. Четыре года назад Апелляционный суд принял решение взыскать с Таширского отделения “Айпоста” в пользу Пенсионного фонда незаконно присвоенную сумму в размере около 14 миллионов драмов. “Приватизация” этих миллионов произошла еще в 1998 году, но, несмотря на решение суда первой инстанции, почтовики упорно не желали возвращать пенсионерам награбленное. И лишь 7 февраля 2007 года Службе принудительного исполнения судебных приговоров удалось заставить несговорчивый “Айпост” перечислить всю сумму на счет фонда.
Вообще по части громких скандалов “Айпост” ничем не уступает печально прославившемуся Фонду социального страхования. Решением правительства Армении 30 ноября 2006 года это ЗАО было передано в доверительное управление голландской компании Haypost Trast Management сроком на 5 лет с правом пролонгации еще на тот же срок. Но уже в следующем, 2007, году страну потряс громкий скандал. Педантичные голландцы, не поладив со своей “крышей”, провели аудит в вверенном им почтовом хозяйстве и выявили множество фактов нарушений и злоупотреблений, допущенных прежним руководством “Айпоста”. Проверки подтвердили, что фактическими владельцами всего богатого почтового хозяйства страны являются несколько высокопоставленных чиновников, с чьими частными транспортными компаниями “Айпост” заключал очень прибыльные для них, но абсолютно не выгодные для себя контракты. В числе этих чиновников нередко упоминалась и фамилия тогдашнего министра транспорта и связи Андраника Манукяна. Общий ущерб, нанесенный “Айпосту” в результате этих сделок, составил 160 миллионов драмов.
Еще одна финансовая “прореха”, из которой утекло на сторону более 20 миллионов драмов, образовалась в результате того, что мобильной связью за счет корпоративного пакета “Айпоста” пользовались на халяву более 2 тысяч человек, никакого отношения к этой организации не имеющие, но зато имеющие доступ в высокие кабинеты. 300 миллионов драмов убытков принес и незаконный выпуск марок, осуществленный ЗАО “Намакашен” при активном содействии высокопоставленного “филателиста” — Министерства транспорта и связи. Тогда министр во всеуслышание назвал эти разоблачения шантажом, тем самым окончательно подтвердив, что между голландской компанией и возглавляемым им ведомством возникли непреодолимые разногласия.
Словом, как выявил проведенный аудит, с арифметикой в “Айпосте” было далеко не все в порядке, однако голландцы были преисполнены решимости осуществлять свои амбициозные планы и проекты, которым, увы, не суждено было сбыться. В 2008 году генеральный директор компании “Айпост” Ханс Боон подал в отставку. И сделал это после того, как был дважды жестоко избит в самом центре Еревана. Слухов вокруг этих “экзекуций” возникло множество. Но самый расхожий был тот, что дотошного и излишне любопытного голландца, не искушенного в наших правилах игры, вместе со всей его компанией хотят удалить из страны. Так это было или не так, но факт остается фактом — голландцы уехали, и в июле 2008 года многострадальный “Айпост” был передан в доверительное управление компании “Эрнекян груп”.

В ходе подготовки этого материала автор опросила 20 пенсионеров, уже получивших свои деньги на дому. Все ответили, что отстегнули почтальону по 200-300 драмов. Причем сделали это добровольно, никто их не принуждал. В некоторых отделениях связи тоже ни к чему не принуждают, просто спокойно недодают “мелочь”. Заводить ссоры на почте никто не решается — себе дороже. Почтальонам тоже приходится несладко. Хотя в “Айпосте” утверждают, что их вполне достаточно, а в случае необходимости штаты немедленно будут увеличены, сегодня не все отделения справляются с внезапно свалившейся на них новой нагрузкой. Крупные участки с большим количеством пенсионеров обслуживают 3-4 почтальона, причем и на почте, и на дому, из которого старики боятся отлучиться даже на час, чтобы не пропустить долгожданный приход почтальона.
Из всех этих январских событий можно сделать главный вывод — старики в очередной раз остались один на один со своими проблемами, пытаясь в меру своих слабых сил и минимальных полномочий отстоять право на своевременное получение первой январской пенсии. Слуги народа, уйдя на новогодние каникулы, не проявили никакого интереса к этой пенсионной “свистопляске”, обрекшей их престарелый электорат на длительное пищевое воздержание. Правительство в лице своего социального ведомства, подписав под занавес года договор с “Айпостом”, сочло свои функции исчерпанными. Само министерство ограничилось бодрыми заверениями, что раздача денег начнется 4 января, при этом почтальонам ни в коем случае не следует давать ни лумы, а обо всех нарушениях немедленно сообщать на “горячую линию”. Но кто из чиновников реально проконтролировал исполнение этих директив, кто хоть раз побывал в отделениях связи, ставших за этот месяц самыми “горячими точками” столицы? В бой за свою мизерную пенсию идут одни старики. Пенсию, про которую теперь уже бывший главный раздатчик пенсионных щедрот Вазген Хачикян как-то сказал, что выжить на эти деньги трудно, но можно…