В Баку сильно обижены на сопредседателей Минской группы ОБСЕ

Архив 201121/07/2011

Политическая элита на Апшероне раскололась, никто не понимает, как быть дальше
Судя по всему, в Баку сильно обижены на сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и эта обида связана с последними тенденциями в процессе карабахского урегулирования. Первой жертвой “праведного гнева” стала Россия.

Как заявил в интервью радиостанции “Эхо Москвы” личный представитель президента Азербайджана по урегулированию карабахского конфликта, замглавы МИД Араз Азимов, “Азербайджан обеспокоен присутствием российских военных на территории Армении. России следует переключиться с милитаристской на экономическую концепцию присутствия в Закавказье. Увы, Россия считает необходимым держать на территории Армении вооруженные силы. Мы видим все меньше и меньше основания для такой милитаристской концепции ее присутствия на Южном Кавказе — пришло время менять танки на танкера”.
Ясно, что если Баку начинает указывать Москве, что ей делать, как вести свою внешнюю политику, обвиняет в милитаризме — то это вопль отчаяния. Заодно уж Азимов сообщил, что “в интересах России убедить Армению принять конструктивные предложения”. Речь, понятно, идет о предложениях Азербайджана. То есть, по их логике, российская сторона мало того что должна вывести свою 102-ю базу из Гюмри, так еще и “убедить” Ереван в том, что лучше азербайджанских предложений относительно “широкой автономии Карабаха” ничего на свете быть не может. Можно точно сказать: такие “мудрые советы” ничего, кроме сильного раздражения, в Кремле не вызывают. Тем более что даются публично — словно воспитатель детсада с “педагогическими целями” отчитывает нашкодившего мальчишку-несмышленыша. Непонятно, чего во всем это больше — глупости, самонадеянности, непонимания самых элементарных вещей, “безнадеги”. Напомним в этой связи, что на днях глава МИД Мамедъяров повез в Москву официальный ответ Ильхама Алиева на письмо президента Медведева, в котором содержались соображения российского лидера относительно продолжения карабахского процесса после саммита в Казани.
Алиев, заметим, получив письмо, заявил, что готов на предоставление Карабаху “временного переходного статуса”. Потом случился кровавый инцидент в Алибейли — когда “армянская мина-игрушка” (по версии азербайджанских СМИ) убила девушку-подростка. Армян сразу назвали “убийцами детей”, с которыми, конечно, никаких дел иметь нельзя, тем более — нельзя предоставлять никаких статусов. Это показало, что в Баку намерениям Алиева существует сильная оппозиция. Еще бы, ведь переходный статус — это первый шаг на пути к полноценной независимости НКР. Провокация была настолько грязной и очевидной, что сопредседатели Минской группы призвали воздержаться от далеко идущих заявлений до проведения полноценного и транспарентного расследования.
Понимая, что время явно работает отнюдь не на азербайджанскую сторону, потому что посредники сильно торопят с заключением рамочного соглашения, Мамедъяров, не раскрывая сути алиевского письма, с ходу заявил, что пора бы сторонам начать работу над мирным договором. Это при том что даже промежуточный документ не подписан, а его подчиненный, пресс-секретарь МИД, называет армян “детоубийцами”. Все это свидетельствует о панике и расколе в верхних эшелонах азербайджанской власти. Может, Алиев опасается, что его скинут до того, как он что-то там успеет подписать? Но если не скинут — продолжит свои “полезные советы” — теперь уже Вашингтону и Парижу. Повод есть: США снова стали педалировать процесс армяно-турецкой нормализации, а Париж почему-то против этого не возражает. Надо их всех поставить на место. А заодно и Турцию, которая вновь “колеблется” в вопросе деблокады границы, намекая, что это может вскоре случиться. То есть может предпочесть свои национальные интересы азербайджанским. Явно нарывается на строгий выговор…
Однако как бы они там, на Апшероне, ни бесновались, процесс идет своим ходом. На днях свой ответ президенту Медведеву направит Серж Саргсян. И в этом ответе, можно сказать вполне уверенно, не будет расхождений с продуктивными посредническими предложениями. Последнее слово, таким образом, все равно остается за армянской стороной.