В Баку и Анкаре решили, что Великий Туран должен включать не только Армению, но и половину России

Архив 201319/11/2013

Якутия присоединится к Турции?

В России разоблачена и привлечена к ответственности группа сепаратистов, задачей которых было отделение от страны тюрконаселенных регионов и создание “Великого Турана” под началом Анкары. Федеральная служба безопасности еще весной арестовала жителя Якутии, являющегося лидером и вдохновителем этой группировки. Следствием было установлено, что новоявленный “идеолог якутского национализма” поддерживал тесные связи с пантюркистами из Турции и Азербайджана. На прошлой неделе по этому делу был вынесен приговор.

Имя предводителя националистической якутской группировки правоохранители так и не разгласили. Согласно материалам следствия, осужденный объединил вокруг себя свыше шестисот молодых людей, которые планировали “осуществление революции” и провозглашение независимого якутского государства. Как подтвердил на суде сам подсудимый, дальнейший “план действий” предполагал вступление республики в состав единого тюркского супергосударства “Великий Туран”, костяк которого наряду с Якутией должны были составить Турция, Азербайджан и Казахстан. Сотрудники ФСБ установили, что якутского сепаратиста подпитывали идеями пантюркисты из Баку и Анкары. Этот факт отмечен в официальном пресс-релизе спецслужбы. Личности азербайджанских и турецких партнеров главаря группировки установлены. Но едва ли они понесут наказание. Дело в том, что идеология “Великого Турана” вовсе не чужда взглядам Ильхама Алиева и Реджепа Эрдогана. К их воззрениям мы еще вернемся. Что же касается их якутского единомышленника, то он, судя по содержанию официального пресс-релиза, глубоко раскаялся в содеянном преступлении, благодаря чему и заслужил снисхождение. Хотя статья 280-я Уголовного кодекса РФ карает за “публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности” лишением свободы сроком до пяти лет, суд, приняв к сведению активное сотрудничество подсудимого со следствием и наличие ряда смягчающих обстоятельств, приговорил его всего лишь к денежному штрафу.
До недавних пор о существовании “якутского сепаратизма” нигде не упоминалось. В Якутии, по своей площади более чем в 100 раз превосходящей Армению, проживают всего лишь 460 тысяч якутов. Представители этого пришлого тюркоязычного этноса не составляют в республике Саха большинство населения. Мало кто из якутов идентифицирует себя как тюрка, хотя язык их и относится к тюркской семье. Национальная религия якутов не имеет ничего общего с исламом, который исповедуют турки. Знакомство с якутскими национальными традициями никак не позволяют разглядеть хоть что-то общее между ними и, к примеру, азербайджанцами. Якутская интеллигенция русскоязычна и русофобией никогда не отличалась. Так что всерьез говорить о реальности вовлечения Якутии в планы по созданию “Великого Турана” не приходится. Но определенные силы в Анкаре и Баку не жалеют усилий для того, чтобы любой ценой спровоцировать в среде якутской молодежи антирусские настроения. Причина вполне понятна. Республика Саха — не только самый большой, но еще и самый богатый из субъектов Российской Федерации. В ее недрах гигантские запасы нефти, газа, угля, золота, алмазов, никеля… Эти несметные богатства не могут не соблазнять пантюркистов, почему-то считающих якутов своими близкими родственниками.
Попытки турок и азербайджанцев вовлечь якутов в сферу своего влияния начались с их интеграции в общие “культурно-просветительные” программы. Якутов активно зазывают во всевозможные сообщества тюркоязычных народов. Якутам настойчиво разъясняют, что они — тюрки, а значит, должны поддерживать других тюрок. Идея политического единства народов, говорящих на тюркских языках, сама по себе реакционна и совершенно искусственна. В мире нет прецедентов создания международных объединений, основанных на языковой общности. Никому и в голову до сих пор не взбредало выступить с инициативой создания “Конгресса германоговорящих государств”, “Ассамблеи романоязычных стран” или “Альянса славянских народов”. Есть, правда, Лига арабских государств. Но объединяет она страны, в которых проживает один, единый народ. Между тем те, кого принято называть “тюркоязычными”, являются представителями разных народов, имеющих разную культуру, разные традиции, разные политические ориентиры. Они исповедуют разные религии и даже говорят на разных языках. Так к чему же попытки создать видимость их общности?
Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой, когда замечаем, кто именно претендует в “семье” на роль “старшего брата”. Механизм “тюркского братства”, по идее его создателей, должен вращаться вокруг Анкары, которая и будет управлять всеми его рычагами. И в этом анатолийским туркам готовы помогать кавказские турки — азербайджанцы. Все инициативы, связанные с идеей “тюркского альянса”, Анкара и Баку сначала согласовывают между собой и лишь потом адресуют партнерам. И не случайно предложение о формировании Ассамблеи тюркоязычных народов было озвучено именно в столице Азербайджана.
В ноябре 2007 года в Баку состоялся “Съезд братства и сотрудничества тюркских государств и народов”. Глава оргкомитета форума турок Абдулхалук Чай на открытии заявил: “Живущие в мире 300 миллионов тюрок должны обладать единым языком, единой культурой, единой политикой и единой экономикой”. Поддержав эти слова, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган в своем выступлении отметил: “Все в наших руках, и я уверен, что для реализации этого у нас есть воля. Если это нам не удастся, мы будем виноватыми перед будущими поколениями”. Его поддержал и президент Азербайджана. “Чем сильнее будет наше единство, тем лучше каждый из наших народов будет отстаивать свои интересы”, — заявил Ильхам Алиев, призвав всех собравшихся (делегации из 22-х стран) осознать, что главный вызов тюркскому миру исходит от “организованного, имеющего большие финансовые возможности мирового армянства”. 300 миллионов тюрок должны, по его мнению, сжаться в единый кулак для того, чтобы противостоять десяти миллионам армян.
Стоит разобраться, кого именно имеют в виду турки и азербайджанцы, говоря о 300 миллионах? Оглашенная цифра позволяет заметить, что инициаторы “тюркского братства” вовсе не намерены ограничиваться распространением влияния Анкары на Узбекистан, Туркменистан, Казахстан и Киргизию. Упомянув о 300 миллионах, Абдулхалук Чай по сути проговорился — в сфере интересов пантюркистов кроме Центральной Азии видит также значительные территории таких стран, как Россия, Украина, Молдавия, Грузия, Албания, Босния, Косово, Болгария, Кипр, Иран, Ирак, Афганистан, Китай, Монголия. Лишь общее тюркоязычное население всех этих стран плюс население Турции, Азербайджана и республик Центральной Азии в сумме дает 300 миллионов. Стало быть, идеологи “Великого Турана” уже не скрывают, что в Европе собираются делать ставку не только на сепаратистов Северного Кипра, но и на боснийских мусульман, косоваров и болгарских турок. В России надежды связывают не только с якутами, но и с татарами, башкирами, чувашами, карачаевцами, балкарцами и хакасами. В Украине партнеров видят в лице крымских татар. В Молдавии работают с гагаузами. В Грузии рассчитывают на проживающих в Квемо-Картли азербайджанцев и рвущихся в Самцхе-Джавахетию турок-месхетинцев. В Иране к их услугам сепаратисты, населяющие провинции Восточный и Западный Азербайджан. В Ираке на ноги поднимают туркманов. В Афганистане сотрудничают с предводителями местных узбекских кланов. В Китае подстрекают тюркоязычных уйгуров. Ну а монголов вообще считают своими на том лишь основании, что у них и у тюрок в древности были общие предки.

Турция с помощью Азербайджана стремится подмять под себя десятки народов, говорящих на тюркских языках. Анкара пытается навязать им идею создания “Великого Турана”, объединяющего гигантское пространство от Балкан и до Монголии. Армению этот процесс не может не беспокоить, так как пантюркисты и пантуранисты всегда воспринимали существование независимого армянского государства как препятствие, которое необходимо устранить. Если посмотреть на карту, заметно, что именно Армения делит тюркский мир на две части. Но не одна Армения должна быть обеспокоена планами, которые вынашивают инициаторы “тюркского братства”. В Евразии как минимум 16 государств, которых эта проблема касается. Но лидеры стран, территории которых включены в карты “Великого Турана”, почему-то все еще недооценивают серьезность угрозы.