Ужин в Дамаске

Архив 200908/09/2009

История протоколов в изложении турецкой Radikal
Мурад Еткин, обозреватель Radikal, рассказал на страницах издания о неафишируемых подробностях процесса оглашения договоренностей, достигнутых между Арменией и Турцией.

Насколько достоверна поведанная им история и насколько она свободна от пропагандистских уловок Баку — судить МИД РА.
“Когда министр иностранных дел Ахмет Давутоглу завершил свою встречу с Башаром Аль-Асадом в президентском дворце в Дамаске, время ужина для постившихся в Рамадан давно прошло” — с этой фразы начинает Еткин свое повествование, ключевая роль в котором отведена главе турецкого МИД. И хотя время было позднее, вся турецкая делегация, согласно автору-очевидцу, направилась в один из лучших ресторанов Дамаска — Noble Palace. Чем завершился ужин в Дамаске в исторический день 31 августа — об этом, собственно, и статья в Radikal, которую мы публикуем без комментариев.
“…В ресторане Давутогл
у, прервав свой пост, стал поддразнивать журналистов: “Вы передали свои репортажи? Если нет, то не переживайте, скоро будет другая новость, о которой вы захотите написать”. Телефон посла Феридуна Синирлиоглу, нового заместителя министра, еще до 8 вечера звонил несколько раз. Синирлиоглу сидел по правую руку от министра и после разговора стал нашептывать что-то на ухо Давутоглу. Тот резко ответил: “Ни в коем случае! Они должны делать это так, как мы договорились”. Синирлиоглу встал из-за стола, удалился и снова стал говорить по телефону. Примерно в 15 минут 9-го, после очередного телефонного разговора, Давутоглу и его заместитель прервали ужин и собрались уходить. “Мы должны сейчас ехать в посольство. А в чем дело, сообщим на борту самолета”, — сказали нам.
Пока мы, журналисты, добирались до аэропорта, спикер МИД Бурак Озугергин выступил с заявлением: “Турция и Армения при содействии Швейцарии инициировали протоколы с целью установления дипломатических связей и создания комиссий для нормализации отношений. По завершении шести недель протоколы будут представлены парламентам двух государств на ратификацию”.
Министр иностранных дел, по всей видимости, поехал в турецкое посольство в Дамаске, чтобы позвонить премьер-министру Эрдогану. Уже в самолете стало известно, что совместное заявление должно было прозвучать в 5 часов вечера (по турецкому времени — ред.). Давутоглу бесчисленное множество раз говорил по телефону с министром иностранных дел Швейцарии Мишелин Калми-Рей. Армения в последнюю минуту попросила изменить одно слово в протоколе. Турция посредством Швейцарии настаивала на том, чтобы следовать тексту достигнутого ранее соглашения, отчего и произошла задержка…
Тем не менее это не единственная задержка, которая имела место. …Протоколы, обнародованные 31 августа, на самом деле были инициированы даже не 22 апреля (в день подписания “дорожной карты” — ред.), а еще раньше. По некоторым данным, они было подготовлены 2 апреля. Несмотря на то что Армения усиленно оппонировала, Турция настояла на том, чтобы сообщение о начале переговоров прозвучало именно 22 апреля, другими словами, в преддверии 24 апреля (дня поминовения жертв геноцида — ред). Это было крайне важно в свете развитий в американском Конгрессе, связанных с Армянской резолюцией.
Учитывая, что протоколы были готовы еще в апреле, возникает вопрос — вокруг чего договаривались стороны на протяжении прошедших пяти месяцев? Согласно кулуарной информации, турецкие и армянские дипломаты совещались насчет текста сообщения, того самого, который Давутоглу одобрил во время ужина в Дамаске.
…Понятно, что переговоры были очень тяжелые. Понятно также, что острая реакция на заявление 22 апреля была не только в Турции и Армении, но и в Азербайджане. Из-за этого и срывалось неоднократно объявление о протоколах. Во избежание прежнего нежелательного эффекта Анкара на сей раз информировала Баку о каждом своем шаге с Ереваном. 28 августа, когда шла работа над текстом объявления, Эрдоган говорил по телефону с Алиевым, а затем для предоставления ему более детальной информации направил в Баку делегацию Министерства иностранных дел…
“Открытие границы без урегулирования карабахской проблемы не отвечает нашим национальным интересам”, — говорит Алиев. “Турция не предпримет каких-либо шагов, наносящих вред Азербайджану”, — заявляет Давутоглу, и между этими двумя заявлениями нет противоречий.
Несмотря на настойчивость Армении, считающей, что нагорно-карабахское урегулирование должно находиться вне процесса нормализации армяно-турецких отношений, в протоколах нет выражения “без каких-либо предварительных условий”… Иначе говоря, карабахская проблема является частью этого процесса. Понятно, что правительство не представит протоколы в Национальную ассамблею, пока не будет прогресса в нагорно-карабахском урегулировании (ратификация их в этих условиях невозможна).
…Беседуя в эти дни с госсекретарем США Клинтон, с российским и французским министрами иностранных дел, с членами Минской группы ОБСЕ, Давутоглу сказал: “Шаг предпринят, но если решение карабахской проблемы не будет ускорено, этот шаг не может быть завершен. Так что вы должны убедить Армению…”
Фактически других вопросов между Турцией и Арменией в течение этих шести недель нет. Официально хоть и не объявляется, но 6-недельный период истекает в канун футбольного матча между турецкой и армянской национальными сборными. И, похоже, уже независимо от того, приедет или нет президент Серж Саргсян с ответным визитом в Турцию, процесс продолжится.
В “конце” 6-недельного периода, истекающего 13 октября, есть еще один сюрприз. Кстати, дата эта была предметом больших дискуссий. Армяне призывали завершить процесс 5 октября. Анкара понимала, что тем самым Армения хочет оказать давление на Азербайджан в преддверии очередной встречи президентов, ожидающейся в рамках саммита СНГ, который должен пройти 7-9 октября в Кишиневе… Именно по этой причине турецкая сторона “отодвинула” объявление о протоколах. Что касается завершения 6-недельного срока 13 октября, на то есть причина и психологического характера.
13 октября 1921 года был подписан Карсский договор, определивший современные границы Турецкой республики. Этот день имеет большое значение для Турции. И поэтому не исключается, что Ереван, дабы не быть неверно понятым, объявит о завершении процесса обсуждения протоколов на день-два раньше срока”.
Отдел политики