Ушел Локян, пришел Алавердян, но главный все равно Алексанян

Архив 200930/06/2009

Как-то, выступая на одной пресс-конференций, ведущий зарубежный эксперт по части экономики заявил, что некоторым странам, обладающим скромными сырьевыми ресурсами, гораздо выгоднее ввозить готовую продукцию, нежели производить ее на месте.

Иными словами, стать страной-импортером. В качестве примера он привел Армению, в которой нецелесообразно развивать промышленность, в том числе пищевую, поскольку завозить извне обойдется гораздо дешевле. Бесспорно, есть немало государств, которые именно таким путем насыщают свой потребительский рынок. Что же касается нашей страны, то здесь все гораздо сложнее. Во-первых, Армения в силу своей сложной геополитики в одночасье может встать перед сложными транспортными проблемами и, по сути, оказаться не только в географическом, но и продовольственном тупике. Во-вторых, импорт вместо собственного производства обогащает лишь кучку олигархов, но никак не способствует развитию рабочих мест, что провоцирует безработицу и, соответственно, тотальное обнищание населения. И, наконец, сравнение Армении со странами, импортирующими основную часть необходимых им продуктов жизнеобеспечения, некорректно прежде всего потому, что в отличие от них наша страна имела развитую промышленность и добивалась очень высоких успехов в этой сфере. По заверению наших высокопоставленных чиновников, развитию местного производства в Армении уделяется первостепенное значение и оно всячески поощряется со стороны государства. Тем не менее слово “промышленность” из названия нашего главного экономического ведомства подозрительно исчезло. Что же касается практической стороны вопроса, то об этом ниже.
Советские граждане, отгороженные от остального мира, рьяно исповедующего принципы здорового образа жизни, всегда чурались вегетарианства, предпочитая пищу жирную, добротную, основательную. Так, в конце 1985 года потребление мяса в Армении достигло 200 тысяч тонн — в 4 раза больше, чем в 1970 году, а животного масла — 35 тыс. т — вдвое превысив показатель десятилетней давности. Наша третья с конца по масштабам республика была в СССР одним из лидеров по части активного потребления мясо-молочных продуктов, да, впрочем, и других тоже.
Растительным маслом армяне не увлекались, в год его реализовывалось от силы 3-4 тысячи тонн, причем потребление даже падало. Между тем качество нашего подсолнечного масла вызывало всеобщее восхищение, и даже наезжающие отовариваться соседи из Грузии и Азербайджана закупали у нас не только сыр, томат, консервы, но и бутылки с подсолнечным маслом. Выглядели они неказисто, тара грубая, этикетки, что называется, висели на волоске, само масло было нерафинированным и имело густой осадок. Но зато было удивительно вкусным, пахло жареными семечками, еда, приготовленная на нем, была отменна, не пригорала и стоило оно очень дешево — 91 копейка за бутылку.
Производили это масло на Ереванском комбинате, где одновременно варили и мыло — детское и хозяйственное. Тоже не особенно качественное по части эстетики и запаха, но по части гигиены оно было очень надежным. По крайней мере врачи в те годы рекомендовали тем, у кого были проблемы с волосами, мыть голову армянским хозяйственным мылом.
Ежегодно завод производил до 7 тысяч тонн растительного масла и 25 тыс. т мыла, что полностью удовлетворяло наши неприхотливые потребности, поскольку о заморских изысках тогда мало кто слышал, а тем более видел. На комбинате было установлено передовое по тем временам оборудование, сложился хороший коллектив, наработавший большой опыт, за которым в те годы приезжали из разных уголков СССР. В кабинете директора, где не раз приходилось бывать, висело множество дипломов и наград и даже стоял высший знак отличия — переходящее Красное знамя.
В 90-е годы комбинат разделил печальную участь всех других предприятий республики — оборудование было раскулачено, разворовано, распродано, люди разошлись кто куда.
А за эти годы в пищевых пристрастиях армян произошли радикальные перемены, вызванные в основном финансовой необходимостью. Большинство семей от потребления дорогого сливочного масла практически отказалось, заменив его в своем рационе на растительное.
По данным Государственной комиссии по защите экономической конкуренции, в 2003 г. в Армению было импортировано свыше 15 тысяч тонн растительного масла — 75% в этом количестве составило подсолнечное масло. Лишенные какой-либо альтернативы, наши сограждане раскупали пластиковые бутылки с “золотыми” названиями, как горячие пирожки, уже мало заботясь о вкусе и качестве. Между тем масло, наделенное удивительной способностью испаряться со сковородки, не имело ни вкуса, ни запаха и не оставляло на одежде никаких пятен. Зато обладало оно одним прекрасным свойством — приносило громадные барыши. И неудивительно, что к этому процветающему бизнесу присосались более 30 хозяйственных субъектов, которые наводнили прилавки так называемым “подсолнечными маслом” аж из 12 стран мира — США, Аргентины, Кипра, Венгрии, Болгарии, Молдовы и т.д. Но подлинной “меккой” для наших импортеров растительного масла стал соседний Иран, объем импорта из которого составил почти половину общего количества.
Капиталы от реализации растительного масла росли как на дрожжах. И кто в этих условиях осмелился бы заикнуться о реанимации производства нашего отечественного подсолнечного масла, великолепного на вкус, полезного и сравнительно дешевого.
Между тем, по данным Национальной статистической службы, в том же 2003 году в Армении было произведено 2,122 тонны масла. Законодатели с усердием, достойным лучшего применения, тщательно позаботились о том, чтобы производителям этого продукта были созданы самые комфортные условия для процветания их бизнеса. Во-первых, в соответствии с законом на производство растительного масла лицензия не требовалась, во-вторых, производители этого продукта освобождались от представления отчетов налоговым органам о физических объемах, оборотах, цене и т.д. Таким образом, доходнейшему бизнесу на законодательном уровне была создана в Армении своеобразная “офшорная зона”, где можно было вести свой бизнес, исключительно исходя из собственных интересов и обходя государственную казну.
По результатам мониторинга, проведенного Госкомиссией по защите экономической конкуренции, в 2003 г. в республике было реализовано подсолнечное масло двух наименований: “Арпи” — производитель ООО “Карзел” и “Лус Астх” — ООО “Астхацолк”. Как выяснилось в ходе проверки, обе компании не производили, а попросту перерабатывали на месте ввозимое извне нерафинированное подсолнечное масло.
Согласно письму Агентства государственного регистра от 13 апреля 2004 года, ООО “Астхацолк” было ликвидировано. В целом в том же 2003 году в республике было реализовано около 14 тысяч тонн растительного масла на сумму, превышающую 6 млрд драмов.
Закон хорошо позаботился о том, чтобы деньги эти обошли казну. Между тем, как свидетельствует статистика, объемы продаж растительного масла продолжают расти. На прилавках рядом с импортом уже мелькают бутылки с маслом “собственного производства”, которое, по всей видимости, является тем же продуктом переработки. По данным Национальной статистической службы РА, в 2007 году оборот растительного масла составил 1,9% в структуре розничной торговли, опередив животное масло, сыр, яйца, консервы и др.
А от нашего собственного завода остались рожки да ножки и приятные полузабытые воспоминания о вкусном и питательном продукте. Реанимация завода, по мнению специалистов, потребовала бы денег, не сопоставимых по объемам с тем, что выручают на обороте пластиковых бутылок с желто-белой жидкостью заправилы этого бизнеса.
В Лорийском марзе в Туманянском районе у нас есть большие массивы, засаженные отборным подсолнечником — великолепным сырьем для масла. Есть кадры, наработанный опыт, не исключено, что сохранилась часть оборудования. Почему же не делается даже попыток восстановить это доходное для государства и доступное и полезное для населения производство? Почему всякий раз, когда на чашу весов ставятся интересы простых людей и олигархов, неизменно перевешивает вторая?
Примеров тому десятки. Армения всегда славилась отменным вкусом своих фруктов. Из-за предельно ограниченного их экспорта и низкой покупательной способности населения значительная часть их затоваривается, гниет, идет на корм скоту.
Между тем большие капиталы сколачиваются на импорте сухофруктов из Турции, Ирана, Эмиратов, которые сильно уступают нашим по качеству, но зато выглядят очень эстетично и прекрасно смотрятся на праздничном столе. Если бы государство в лице своего главного аграрного ведомства системой адресных субсидий и льготных закупов недорогого оборудования поддержало фермера, мы давно могли бы наладить в стране собственное производство отменных сухофруктов — из персика, абрикоса, слив, яблок, вишни и т.д. — и экспортировать часть этой широко востребованной в мире продукции. Но это был бы подрыв чьего-то успешного бизнеса, а с этим в нашей стране не шутят.
Сколько тонн прокисшего винограда выбрасывается на помойку, а на прилавках днем с огнем не сыщешь качественный виноградный уксус собственного производства, зато импортного по цене от 400 до 800 драмов за бутылку — сколько угодно.
Мы часто любим к месту и не к месту употреблять слово “бренд”. А недавно договорились до того, что в статус армянского бренда возвели японскую иномарку. Между тем с брендами у нам, похоже, сильная напряженка. Самым неоспоримым и престижным брендом считался всегда коньяк. Между тем в этом году из-за резкого сокращения объемов его продаж производство сократится на 55-60 процентов.
Был у нас еще один бренд — овощи. Великолепный армянский селекционер Анаит Ананян как-то сказала автору этих строк: “Меня не будет, но мои овощи будут в Армении всегда”. И ошиблась. Сегодня от прославленных вкуснейших помидоров сорта “Анаит”, за которым в советские времена буквально охотились переработчики из Японии, Израиля, Ирана, предлагая любые деньги, не осталось и следа.
Откуда на наши рыночные прилавки попадают эти безвкусные, вывернутые наизнанку “микроарбузы”, красные снаружи, зеленые внутри, не берется сказать никто. Местным фермерам то ли подбросили сверху, то ли, прельстившись бросовой ценой, они закупили сами этих овощных мутантов. Но, так или иначе, нам, избалованным овощным изобилием и их непревзойденным вкусом, теперь приходится довольствоваться этими отбросами, причем платить за них по 700-800 драмов за килограмм.
А где закупают семена огурцов, которые через день хранения в холодильнике превращаются в несъедобное мочало? А потерявшая вкус знаменитая арамусская морковь, мутированный картофель в “оспенных” пятнах? Потери в качестве на нашем овощном рынке столь велики, что мы давно уже утратили репутацию “овощной республики”.

Назвать сегодня действия нашего аграрного ведомства тактикой, а уж тем более стратегией перо не поворачивается. Скорее это методика беспорядочного тыка в разные стороны по принципу авось повезет. Бесконечная пересменка министров, ни один из которых не обладал и не обладает сколько-нибудь предметным знанием сельского хозяйства, а постигает азы лишь в процессе руководства, мало способствует успехам в этой отрасли.
Зададимся простейшим вопросом — чего мы достигли за два десятка лет, после того как первыми в СССР отважились на земельную реформу и, разрушив колхозы и совхозы, передали землю фермерам? Стал ли наш потребительский рынок после этого обильнее, качественнее, вкуснее, дешевле, наконец? Четыре нет на все четыре вопроса.
А между тем мог бы стать, если бы отрасль, разрушив, не бросили на самотек, если бы руководили сферой грамотные, дальновидные, умные люди, а не дилетанты, с легкостью меняющие портфели по партийному признаку. Сколько богатств, которые так и не сумели разглядеть, поднять, приумножить наши чиновники, есть в нашей маленькой Армении.
На вес золота идет в мире знаменитое гераневое масло, которое используется не только в парфюмерии, но и в фармацевтической промышленности для изготовления антидепрессантов и антисептических средств. Мы выращивали превосходную герань в Октемберянском и Эчмиадзинском районах. Был даже целый совхоз, который так и назывался “Герань”.
Больших денег стоит и облепиховое масло, различные целебные растворы на его основе. На севанских берегах у нас были целые заросли облепихи, которые буквально с корнем выламывали туристы и местные жители. И этот дар природы остался невостребованным. Как, впрочем, и целебный шиповник, великолепные армянские травы, такие как урц, дахц, которые могут составить ассортимент целой аптеки.

Не лучше дела и в животноводстве. Сегодня не имеет смысла с ностальгической тоской вспоминать разрушенные и разворованные животноводческие комплексы в Егварде, Раздане, Талине. Все это тщательно откормленное богатство “растащили” на молоко и мясо, в то время как в кризисные годы мы вместе с детьми перебивались на заморских подаяниях в виде дурно пахнущего молочного порошка.
Сегодня, слава богу, с молочными продуктами проблем нет, этот рынок даже скорее перенасыщен. Тем не менее стратегия животноводства явно нуждается в пересмотре, прежде всего за счет расширения самого доходного поголовья — овец.
По данным на 1 января 1985 года, в Армении содержалось около 2 млн овец. Разведением их занимались в основном местные азербайджанцы, а также курды и езиды. Овцеводство справедливо считалось самой доходной отраслью животноводства. 8 месяцев отары находились на пастбищном откорме, ухода требовали минимального, были выносливы и устойчивы к болезням и без особых затрат и хлопот обеспечивали человека высокими настригами шерсти, мясом и молоком, из которого готовили прекрасный сыр. Шерсть, настриженная от знаменитых овец, выведенных академиком Рухкяном, была известна во всем мире, являясь великолепным сырьем для ковроделия. После известных событий овцеводством в Армении занимаются в основном только езиды и курды. Никаких шагов для того, чтобы приобщить к этой доходнейшей сфере, материально заинтересовать в ней наших фермеров, правительство в лице Минсельхоза не предпринимает, что тоже является большой ошибкой. По сути, сегодня все наше животноводство развивается только в направлении молочного животноводства и птицеводства, где предложение уже заметно опережает спрос.
Между тем цена на говядину растет, поскольку дорожает себестоимость откорма и содержания. В овцеводстве этой проблемы нет, овцы практически, кроме 3-4 зимних месяцев, содержатся на подножном корме. А мясо их, особенно молодых ягнят, превосходит по вкусу и говядину, и свинину.
Таких проколов в нашей продовольственной политике много. И потому так скуден и однообразен рацион тех граждан, кто не имеет средств отовариваться в супермаркетах с их изысканными заморскими яствами, выставленными на прилавках.

По словам чиновников аграрного ведомства, в Ахуряне взамен разрушенного спитакского строится сахарный завод. Сырье будет частично привозное, другую часть будут поставлять местные фермеры. По данным Госкомстата, на 2007 год посевы технических культур в Армении составляли 0,5% от всей посевной площади страны.
Удельный вес сахарной свеклы в этом мизерном количестве вряд ли дотянет даже до половины. Может ли этот более чем скромный объем даже очень условно обеспечить потребности собственного сахарного завода? Конечно нет. Таким образом, сырье придется завозить извне, а это еще один источник дохода. Но даже в условиях полноценного насыщения сырьем наш собственный сахар конкурентом импортному, которым в основном “ведает” наш известный предприниматель Самвел Алексанян, не станет. Кстати, г-н Алексанян занимается также производством и оборотом значительной части ввозимого в страну подсолнечного масла, розлив которого налажен на принадлежащем ему заводе.
Не затрагивая других сфер нашей экономики и лишь весьма поверхностно анализируя потребительский рынок Армении, можно прийти к единственно верному заключению — на нем “правит бал” импорт. В нашей стране созданы идеальные условия для ввоза зарубежного продукта, благодаря чему он лидирует на потребительском рынке, подрывая еще достаточно шаткую экономику наших собственных производств.
И тем самым мы успешно осуществляем спущенную из-за “заокеанских высот” директиву о стране тотального импортерства, а по сути, стране-свалке залежалых на перенасыщенных мировых рынках продуктов. Расплачиваемся мы за это своими скудными финансами и уже вконец подорванным здоровьем. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно было хоть раз за все это время провести анализ пищевого рынка страны и соотнести его с динамикой роста желудочно-кишечных, эндокринных, кожных, аллергических заболеваний. Только кто в этом заинтересован?
Куда важнее доходы олигархов, которые на этом прибыльном “извозе” уже давно заклинили за миллиарды. Потому-то именно они, а вовсе не сменяющие друг друга министры делают истинную политику на нашем потребительском рынке.
Валерия ЗАХАРЯН