“Уроки демократии” от Вардана Осканяна

Архив 201122/02/2011

Бывший министр иностранных дел РА, глава фонда Civilitas в конце прошлой недели, 17-18 февраля, блеснул рядом удивительных заявлений, касающихся коалиционного меморандума, процесса нагорно-карабахского урегулирования, не состоявшейся армяно-турецкой нормализации. Любопытно, что экс-глава МИД проявляет ныне особый интерес к демократии, правам человека, соответственно, “обнаруживает” монополию даже там, где ее нет. В коалиционном меморандуме, к примеру. 

Стоило партиям, входящим в правящую коалицию, объявить о своих целях на совместное политическое будущее, как Вардан Осканян тут же разразился гневным комментарием, напророчив негативные последствия для страны, в том числе и на ее внешнеполитическом фронте. Дело в том, что экс-министр усмотрел в меморандуме правящей коалиции недемократические проявления и отметил главную проблему, которая, на его взгляд, заключается в “политической монополии”. По словам В.Осканяна, новое заявление правящей коалиции подчеркивает пренебрежительное отношение к демократии, к институту выборов и к обществу. Коалиционные партии, согласно экс-министру ИД, якобы открытым текстом заявляют, что на грядущих парламентских выборах не собираются следовать основной миссии политических сил, которая заключается в свободной конкуренции… Более того, продолжает делать предположения Осканян, коалиция, обладающая абсолютным большинством, заявляет также, что ее цель — полностью вытеснить из НС оппозицию, которая и без того представлена в парламенте незначительным числом депутатов. “Это не только не будет способствовать улучшению сложной социальной, экономической и политической ситуации в стране, но еще больше осложнит ее”, предупреждает бывший главный дипломат страны, ныне выступающий в роли свободного общественного деятеля. Видимо, именно противоречия между эти двумя ипостасями не позволяют ему следовать элементарной логике. А она такова: любое соглашение трех (число подчеркиваем специально для Осканяна) партий по определению не “тянет” на политическую монополию. В данном и подобных случаях можно говорить лишь о политической консолидации.

Если же экс-министр не согласен с семантикой слова “монополия”, то странно, что о своем несогласии он заявляет только сейчас. Ведь коалиционный формат — не новость для армянской политической жизни. Он существовал и в бытность его главой МИД. Менялся слегка, пожалуй, лишь состав коалиции, которая, напомним, вначале была трехсторонней (РПА, “Оринац еркир”, АРФ Дашнакцутюн), затем четырехсторонней, когда на политической арене появилась “Баргавач Айастан”, ныне — те же партии-участницы, за исключением выбывшей из коалиции после “протокольного процесса” Дашнакцутюн. Иначе говоря, коалиционный формат хоть и остается неизменным, однако он не имеет заданную раз и навсегда политическую конфигурацию. И это тоже говорит в пользу его демократичности.
Конечно же, речи экс-министра в защиту демократии, даже в случае их абстрактности, похвальны… Остается лишь сожалеть, что оратор не радовал нас подобными речами, когда занимал правительственный пост. Если он считает, что тогда не было оснований тревожиться, мы посоветуем ему открыть любой на выбор доклад той же Freedom House. Не поленимся, процитируем оценки, данные нам в относительно благополучном 2005 году. “…В Армении отсутствует эффективная система сдержек и контроля, налицо концентрация власти, централизованная система правительства, широко распространена коррупция. Тесная связь бизнес-кругов с политической элитой затрудняет развитие прозрачной политической системы…”
Дальше цитировать не станем, отметим лишь, что в те годы Осканян довольно успешно парировал подобную критику, резонно замечая, что “за ночь демократию не построишь”.
По мнению некоторых аналитиков, подписание коалиционного меморандума стало хорошим внутриполитическим тестом, позволяющим выявить спектр мнений разных партий и деятелей. Одни мнения сведены к одиозным изречениям, другие имеют рациональную составляющую. Заявления г-на Осканяна находятся где-то посередке указанного диапазона, однако его политическая позиция поддается квалификации с трудом. Проблема — в “раздвоении личности” экс-министра. Непонятно, в какой роли он выступает, делая свои обличительные заявления, касающиеся “провалов” нагорно-карабахского урегулирования и армяно-турецкого процесса — в роли экс-главы МИД или же лидера общественной организации, фонда Civilitas, призванного стоять на страже прав человека в Армении? — недоумевает один из политологов.
Попытаемся разобраться, что, собственно, не устраивает бывшего министра, неоднократно подвергшего критике ситуацию, связанную с двумя приоритетными вопросами внешнеполитической повестки страны.
17 февраля он выразил публично недовольство тем, что “вокруг Нагорного Карабаха — неопределенность”, и, что, якобы, “нет переговорного документа, на основании которого стороны изъявили бы желание совместно работать”. Эту “лирику” экс-глава МИД заключил противоречащей здравому смыслу фразой: “У меня есть реальная обеспокоенность, что право народа Нагорного Карабаха на самоопределение… может просто ускользнуть…”
На самом деле трудно понять, о чем говорит или на что жалуется Осканян. В чем для него новость — в неясности, окружающей НКР? Так этой неясности было на порядок больше в его бытность у руля армянской дипломатии, хронически инертной дипломатии… Сейчас по крайней мере до международных “площадок” самого высокого уровня донесен многослойный мессидж о том, что НК никогда не будет находиться в вертикальных отношениях с Азербайджаном; любое решение конфликта не будет иметь силы без согласия народа Карабаха; Армения признает Карабах незамедлительно, как только Азербайджан решится на новую военную агрессию.
Экс-министр привычно лукавит, заявляя и об отсутствии документа на столе переговоров. Впрочем, сам стол действительно ущербный, поскольку за ним нет представителей НКР. Вытеснение Нагорного Карабаха из переговорного процесса — еще одно свидетельство “эффективности” долгих лет руководства Осканяна внешнеполитическим ведомством РА. А опасения, высказанные им по поводу “ускользающего” права народа НКР на самоопределение, и вовсе кажутся надуманными. Известно, что право на самоопределение народа Нагорного Карабаха ныне благодаря дипломатическим усилиям Армении трактуется не только как принцип, но и как цель (а закреплено это в Уставе ООН). А само понятие “право на самоопределение” дополнено элементом о необходимости юридически обязывающего волеизъявления народа НК, данный элемент закреплен в ряде документов, принятых на высоком уровне. В частности — в заявлениях президентов США, России и Франции в Аквиле от 10 июля 2009 года и в Мускоке от 26 июня 2010 года.
Относительно “турецких” оценок г-на Осканяна, прозвучавших 17 февраля. Приведем всего лишь одну цитату: “За 20 лет независимости переговорный процесс с Турцией никогда не был столь напряженным и не находился в таком тупике как сейчас”. У человека несведущего может создаться впечатление, что отношения между Арменией и Турцией прежде развивались и углублялись, бойко шла торговля через открытую границу — и не было никакой тупиковости на дипломатическом фронте. Помнится, тот же Осканян в 2009 году заявлял, что процесс нормализации армяно-турецких отношений углубился в невыгодном для Армении направлении, и что этот процесс будет иметь и уже имеет непосредственное воздействие на карабахское урегулирование. Экс-министр тогда предостерегал, что в сложившейся ситуации вопрос открытия армяно-турецкой границы является для Армении “вопросом ответственности и чести”.
Что было для Армении делом ответственности и чести — так это показать международной общественности истинные намерения Турции, ее реальное лицо, непоследовательность, отход от достигнутых договоренностей. И эту задачу нынешнее внешнеполитическое руководство Армении решило блестяще.
Соб.инф