Уроки Астаны

Архив 201009/12/2010

Начало в предыдущем номере
Принятием декларации “Навстречу сообществу безопасности” завершился саммит ОБСЕ в Астане. В документе подтверждено видение членами организации “свободного, демократического, единого, неделимого сообщества Евроатлантической и Евразийской безопасности, простирающегося от Ванкувера до Владивостока, основанного на согласованных принципах, общих обязательствах и общих целях”. Существенным фактором стало и подтверждение приверженности сопредседателей Минской группы ОБСЕ принципам урегулирования карабахского конфликта, которые содержались в заявлениях президентов РФ, США и Франции от 10 июля 2009 г. в Л’Аквилле и от 26 июня 2010 г. в Мускоке.
Об этом в своем выступлении четко заявила Госсекретарь США Хиллари Клинтон: “Мы должны возобновить наши усилия в области урегулирования нагорно-карабахского конфликта на базе основных принципов, разработанных под эгидой Минской группы. Позвольте мне еще раз заявить от имени стран — сопредседателей Минской группы, что основой любого прочного и справедливого урегулирования должны быть Хельсинкские принципы, а также шесть элементов, сформулированных президентами Медведевым, Саркози и Обамой 10 июля 2009 г. в Л’Аквилле и подтвержденных в Мускоке 26 июня 2010 года. Эти предлагаемые элементы были задуманы как единое целое и любые попытки выбрать некоторые из них в ущерб остальным сделают невозможным достижение согласованного решения”. Напомним, каковы эти “шесть элементов” урегулирования: возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха; промежуточный статус для Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления; коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом; определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления его населения; право всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания; международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию.
А теперь проанализируем, в какой степени и насколько выступления президентов Азербайджана и Армении созвучны этим базовым принципам урегулирования нагорно-карабахского конфликта, предложенным президентами России, США и Франции. Так, президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении в Астане заявил, в частности, о том, что: “Нагорный Карабах является исторической частью Азербайджана”. Президент же Армении Серж Саргсян констатировал безукоризненный с точки зрения международного права непреложный факт, а именно: “Нагорный Карабах в сентябре 1991 года провозгласил свою независимость, и вслед за этим в декабре того же года состоялся референдум о независимости Нагорного Карабаха, что полностью соответствовало нормам Международного права и действующему законодательству Советского Союза. В результате последовавшего за этим распада СССР на территории бывшей Азербайджанской ССР сформировались два равноправных государственных образования — Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика”. В выступлении же госсекретаря США Хиллари Клинтон особо подчеркивалась недопустимость попыток к выборочному подходу некоторых из принципов урегулирования конфликта. Стало быть, уже набившие оскомину заявления азербайджанской стороны о приоритете принципа территориальной целостности государств над правом наций на самоопределение полностью противоречат подходам, содержащимся в двух заявлениях президентов США, РФ и Франции, в которых, вновь отмечу, подчеркивается, что шесть принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта следует рассматривать как единое целое.
Далее, повторяющиеся из выступления в выступление инсинуации Ильхама Алиева о том, что: “Решение конфликта должно основываться только на уважении норм и принципов международного права, выполнении 4-х резолюций Совета Безопасности ООН, решений ОБСЕ, резолюций Европейского парламента, Совета Европы и других международных организаций” — могут быть восприняты по меньшей мере как личное оскорбление в адрес президентов Барака Обамы, Дмитрия Медведева и Николя Саркози. Судя по выступлениям Алиева, по существу, он не только полностью игнорирует заявления президентов государств — сопредседателей Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию, сделанные в Л’Аквилле и Мускоке, но в то же время поучает их: на какие решения в своих заявлениях следует ссылаться президентам США, РФ и Франции, чтобы они удовлетворили Ильхама Гейдаровича. Думаю, что над этим обстоятельством призадумаются сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Более того, не помешало бы над этим фактом поразмыслить также и тем представителям Евросоюза, Совета Европы, НАТО, которые, имея в регионе Центральной Азии и Южного Кавказа нефтегазовые проекты, лоббируют интересы Азербайджана в этих авторитетных международных организациях и тем самым, по существу, сводят на нет, профанируют суть заявлений трех президентов, торпедируют их исполнение.
Думается, что для нашей дипломатии и политического класса уроком N 2 саммита ОБСЕ в Астане должно явиться осознание необходимости выработать консолидированную позицию по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в соответствии с нормами Международного права и приемлемыми принципами, содержащимися в заявлениях президентов стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Уверен, что при грамотной работе и в этом случае позиция армянской стороны будет понятной в первую очередь для нашего стратегического партнера, Российской Федерации, а также для наших союзников по ОДКБ. Она будет должным образом воспринята также и международным сообществом в целом. Такой подход имеет принципиальное значение, поскольку, как было заявлено в Декларации “Навстречу сообществу безопасности”, принятой на саммите ОБСЕ в Астане: “Безопасность каждого государства-участника неотделимо связана с безопасностью всех остальных стран-участниц. Каждая страна-участница обладает равными правами на безопасность”. Более того, в ходе выработки консолидированной позиции по нагорно-карабахскому урегулированию следует более развить мысль, высказанную президентом Саргсяном в Астане о том, что “Азербайджан — единственная известная мне страна, которая с гордостью говорит об удвоении своего военного бюджета”. Ведь факт непомерного увеличения военного бюджета Азербайджана на фоне продолжающейся и после саммита ОБСЕ воинственной риторики апшеронских политиков есть не что иное, как игнорирование той статьи Астанинской декларации, в которой сказано, что “страны-члены обязуются не укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других государств-членов… Мы обязуемся поддерживать только тот военный потенциал, который будет соизмерим с нашими законными потребностями в обеспечении индивидуальной или коллективной безопасности”. С учетом этого требования декларации, а также заявления президента Армении в Астане о том, что: “Армения категорически не принимает вариант возобновления боевых действий в Нагорном Карабахе. В случае возобновления Азербайджаном военной агрессии у Армении не будет иного выбора, как признать Нагорно-Карабахскую Республику де-юре и приложить все свои возможности для обеспечения безопасности народа Арцаха”, — думается, что лидеры государств — сопредседателей Минской группы ОБСЕ получат прекрасную возможность судить о степени зрелости руководителей Азербайджана и Армении, об их готовности не на словах, а на деле урегулировать карабахский конфликт.
И, пожалуй, последний главный урок Астаны заключается в том, что в международных делах в длительной перспективе успех сопутствует тем государствам, которые свою внешнюю политику строят не на игре на противоречиях мировых центров силы, а, наоборот, осуществляя внешнюю политику, исходят из того, что в условиях глобализации есть объективные реалии, которые объединяют все государства, в частности, осознание принципа неделимости безопасности. В этой связи, к сожалению, приходится отметить, что принцип неделимости безопасности, провозглашенный в Евроатлантике в 90-е годы на высшем уровне, так и не получил международно-правового закрепления. Видимо, и этот факт был одним из существенных предпосылок того факта, что в недавнем прошлом не удалось воспрепятствовать кровопролитию в Югославии и Южной Осетии. Следовательно, Республика Армения (которая, выражаясь словами президента Саргсяна: “В ответ на проводимую со стороны Азербайджана политику этнических чисток и развязанную против самоопределившегося Карабаха в 1992 году вооруженную агрессию” — была вынуждена оказать помощь Нагорному Карабаху) должна решительно выступить в поддержку идеи заключения Договора о европейской безопасности. Напомним, что эта идея была выдвинута еще в июне 2008 года во время визита Дмитрия Медведева в Берлин. А суть этого предложения — обеспечить такой механизм поддержания мира в Европе, при котором ни одно государство или международная организация не имели бы монополии на обеспечение безопасности. Думается, с принятием подобного договора безопасность в регионе Южного Кавказа не будет обусловлена маршрутами перекачки нефти и газа с Центральной Азии и Каспийского бассейна на Восток, Юг, Запад и Север.
На мой взгляд, именно на осмыслении этих и сопряженных с ними вопросов должно быть сосредоточенно внимание политического класса Армении и нашего экспертного сообщества. А ура-патриотические призывы, звучащие со стороны определенных политических сил Армении о незамедлительном признании независимости Нагорного Карабаха, на данном, переломном для судеб мира этапе есть чистейшей воды провокация, крайнюю опасность которой следует обнажить и пресечь на корню.
Арташес ГЕГАМЯН,
председатель партии
“Национальное единение”