Уроки Арабской весны: фактор нефти и газа спасает диктаторов лишь до поры до времени

Архив 201127/08/2011

Авторитарные режимы всего мира перманентно находятся в поисках поддержки тех или иных центров силы для легитимизации личной диктатуры “самодержца” или же коррумпированной хунты. У некоторых африканских стран это получается за счет “кровавых бриллиантов”, у режима полковника Каддафи это получалось за счет 1,6 млн баррелей нефти, ежедневно перекачиваемой на европейские рынки, а Башару Асаду до недавнего времени хватало французской поддержки. Но, например, Чарльз Тейлор с 2006 г. находится в Гааге, режим Каддафи переживает свои последние дни, а Б.Асад находится во взрывоопасном положении. Однозначно, что такие режимы, выражаясь терминологией Белого дома — правление “своих плохих парней”, являются ограниченными во времени, и в определенный момент, после потери “внешней легитимности, хунты свергаются. Примеров довольно много, но на сегодняшний день наиболее актуальными являются последствия Арабской Весны.
Очевидно, на постсоветском пространстве в целом наблюдается отход от демократического пути развития, что в прошлом году констатировала американская правозащитная организация Freedom House в своем ежегодном докладе. Считается, что несменяемость среднеазиатских лидеров и президента Беларуси А.Лукашенко обеспечивается, в основном, за счет политической поддержки Кремля, который, несмотря на все заверения о “перезагрузках”, считает этот регион “своим”. Украина и Молдова переживают трудные времена, и пока не удается обеспечить эффективное функционирование политической системы, хотя в переговорах с ЕС очевиден прогресс, что способствует постепенной реорганизации внутренней ситуации в этих странах. Другое дело — Южный Кавказ.
После “революции роз” в Грузии и особенно после Августовского конфликта 2008 г. Россия потеряла своих политических сторонников в Грузии, и даже бывший спикер парламента Н.Бурджанадзе подвергается резкой критике за свои поездки в Москву. Стабильность президентства М.Саакашвили зиждется на поддержке стран Запада, но по всем признакам, и они будут настаивать на смене правящей элиты на следующих выборах.
Армения ведет сбалансированную политику между Европой, США и Россией, пытаясь получить максимум от пересечения интересов этих центров и избегая конфронтации с любым из них. Участие пусть даже в неформальных собраниях СНГ, значительные усилия в направлении “Восточного партнерства” ЕС и частые политические консультации с Белым Домом на высоком уровне позволяют Армении маневрировать и преуспевать в реализации своих национальных интересов. Конечно, отношения с Россией всегда были и, судя по заявлениям, а что еще важнее — договоренностям и соглашениям, надолго останутся политическим мейнстримом для любой администрации в Ереване. Но с цементированием внутриполитической стабильности в Армении поддержка внешних центров силы, и преимущественно Москвы, теряет былую важность.
За три с небольшим года президенту Армении С.Саргсяну, которому предрекали “кризисное правление”, удалось свести на нет даже критику Совета Европы относительно восстановления демократического процесса в стране после страшных последствий выборов 2008 года. За последние несколько месяцев в Армении зародилась новая политическая культура, которая, по мнению правящей коалиции и основной оппозиции — Армянского национального конгресса — нацелена на разработку новой среды для мирного политического процесса. Конечно, есть ожидание гражданского общества, что этот процесс “политического диалога” не станет напоминать “закрытый клуб” для избранных партий и не “выведет за скобки” остальные сегменты политически активного общества… Если текущий диалог между оппозицией и (в широком смысле) правительством зарекомендует себя как эффективная площадка перехода от “уличного противостояния” к цивилизованному политическому процессу с объективными ролями для всех игроков, республика Армения встретит свой 20-летний юбилей в состоянии созревающей демократии. Но для этого необходимо четкое понимание своих функций со стороны каждого из участников процесса и их ответственное выполнение.
Фактически при любом сценарии развития ситуации президент Саргсян обеспечил себе имидж компромиссного политика, а заодно и надежную поддержку неангажированного сегмента армянского общества. И это касается не только внутренней, но и внешней политики. Внешнеполитическая линия главы государства, его открытость (о чем, кстати, говорится и в депешах американских дипломатов, обнародованных Wikileaks) в вопросах урегулирования карабахского конфликта и армяно-турецких связей укрепляют репутацию Армении в мире.  В Азербайджане ситуация диаметрально противоположна. Для обеспечения сохранности власти внутри клана фактор нефти и газа здесь был и остается определяющим еще начиная с неофициального визита Маргарет Тэтчер в 1992 году (что примечательно, в качестве члена совета директоров British Petroleum)… Прекрасно сознавая политическую ценность природных ресурсов, Ильхам Алиев не брезгует шантажом. Достаточно вспомнить его демарш с подписанием газового контракта с Турцией в период “Цюрихского процесса” по армяно-турецкому урегулированию… Но для правящего режима И.Алиева важно “не перепродать” реально имеющиеся запасы углеводородов, потому что при обнаружении “пропасти” между азербайджанскими обещаниями и возможностями Россия и Европа могут одномоментно потерять интерес к Азербайджану со всеми вытекающими отсюда последствиями для режима Алиева. Напомним, Россия подписала договор с Азербайджаном о закупке всех свободных объемов газа, а Европе И.Алиев обещает заполнить фантомный газопровод Nabucco…
На фоне очевидного коллапса текущего переговорного пакета по карабахскому урегулированию (вспомним Казанский саммит 24 июня) правящая элита в Баку оказалась на распутье, где И.Алиев после встречи с российским президентом Д.Медведевым в Сочи (9 августа) решил не участвовать в неформальном саммите СНГ в Душанбе, намеченном на начало сентября. Очевидно, “открытый разговор” с Д.Медведевым г-ну Алиеву не понравился, и он, видимо, по причине политического бессилия, решил бойкотировать юбилейный саммит СНГ и отправить вместо себя премьер-министра АР А.Раси-заде.
…Узнав о “загородном общении” президентов Армении, Казахстана и России за форматом саммита ОДКБ в Астане 12 августа, лидер Азербайджана решил, что на него в очередной раз хотят оказать давление, чтобы вернуть на рельсы конструктивизма. Но “престолонаследнику” явно не хочется проявлять конструктивность в урегулировании карабахского конфликта, настолько не хочется, что он предпочел изолироваться… А такая политическая изоляция может дорого ему стоить, так как на фоне предстоящих избирательных процессов в России действующий президент Д.Медведев буквально вынужден применить последние возможности для успеха в продавливании “Мадридских принципов”, что должно ему обеспечить примерно такой же PR, как у Б.Клинтона после успешного завершения процесса Мадрида и Осло по ближневосточному урегулированию в 1992-93 годах.
Пока г-н Алиев сопротивляется давлению президента Медведева и посредников из Минской группы, однако с каждым днем ему все сложнее убеждать мир в своей “правоте” и “конструктивности”. И далеко не факт, что этот “внешний мир” будет вечно толерантным. А на внутреннем поле г-ну Алиеву опереться не на что и не на кого… Крайним сроком принятия решений по всему спектру его политической повестки можно считать саммит “Восточного партнерства” ЕС в конце сентября в Варшаве, где наверняка будут также недовольны несменяемой позицией И.Алиева и торпедированием европейских региональных проектов. И когда он снова не найдет понимания в Европе, ему придется в очередной раз искать “легитиматоров” своего режима в России, где ему не преминут “предъявить счет” за провал переговоров в Казани.
Ованнес НИКОГОСЯН