Урок математики

Архив 201231/05/2012

Будь у автора такая возможность, он не колеблясь и с чувством глубокого внутреннего удовлетворения поставил бы Александру Попову “пятерку” по поведению.
Александр Попов работает директором лицея в городе Челябинске, а мил и дорог автору еще и потому, что пишущий эти строки и сам в этом городе родился, однако оценка, которую он выставил Попову, не имеет к факту личной биографии автора никакого отношения, зато позволяет сказать о другом: как хорошо рождаться, а возможно, и жить в городе, где встречаются люди, подобные Александру Попову. (Как, впрочем, и в Оренбурге, но об этом чуть ниже.)

В чем интрига? Челябинские полицейские, судя по всему, очень эрудированные и умные, направили директору лицея запрос, в котором просили сообщить, сколько лиц кавказской национальности обучается в вверенном ему заведении. Ответ не заставил себя ждать. “На ваш запрос сообщаем: в нашем лицее национальность одна — математика”. На том переписка и завершилась. Кто не понял, у того с серым веществом проблемы.
— В 2008 году во время южноосетинского конфликта, — рассказал к слову журналистам Попов, — из полиции пришел запрос о лицах грузинской национальности. Тогда я ответил, что грузин не нашел, половцы с хазарами обнаружены, но пересчитывать их не надо.
Журналисты спросили, а что ему после этого было — как в первом, так и во втором случае. Оказалось, ровным счетом ничего: “Я ничего плохого не сказал. Я как учитель объяснил глупым взрослым, что так больше делать нельзя, потому что дети — это святое, их надо беречь”.
Две эти истории говорят по меньшей мере о трех вещах. Во-первых, о правильном понимании сути межнациональных отношений. Это когда, по словам того же Попова, “люди не задумываются, что у деревьев, например, нет национальной, религиозной или партийной принадлежности”.
Во-вторых, умении применить такой подход на практике. И, наконец, в-третьих. Как бы и за что бы ни поносили Советский Союз, ни один милицейский начальник того времени подобных вопросов задать не решился бы. Не только из страха потерять должность, но и опасения не найти понимания. Это тогда и в СССР. А вот сегодня и в Оренбурге.
На этой неделе мэрия города потребовала выселить иностранных студентов из общежития Оренбургского государственного института менеджмента. Чиновники усмотрели в них угрозу для школьников, — пишет газета “Коммерсант”. В чем угроза? А вот в чем. В институте учатся студенты из двадцати трех стран, преимущественно африканцы. Вот они-то, объяснили ректору института Олегу Свиридову оренбургские чиновники, не уступающие по запасам серого вещества челябинским полицейским, “могут изнасиловать детей”. Да и вообще “иностранцы Оренбургу не нужны”.
Выполнить требование мэрии Свиридов отказался, и, будь у автора возможность, он бы и тут не колеблясь и с тем же чувством глубокого внутреннего удовлетворения поставил ректору “пятерку”.

Понятно, что это всего лишь гражданская позиция отдельных людей, как бы фрагмент, эпизод, тогда как нужна цельная, многоплановая программа искоренения националистических выходок, меры продуманные и эффективные, и только в таком случае зло можно победить. Решительно и безвозвратно. Чтобы как в случае, когда у француза, чья теща умерла в Бразилии, спросили, как поступить с ее останками? Он ответил: “Бальзамировать, кремировать, похоронить. Исключить малейший риск”.
Сможем ли мы точно так же, но с национализмом? — вот в чем вопрос.
Москва