Умер Эдуард Казарян — музыкант и волшебник

Архив 201219/04/2012

Ушел из жизни замечательный мастер микроминиатюры.

Он много лет был успешным концертмейстером симфонического оркестра, но однажды обратился к искусству микропластики. Это стало его подлинной страстью, хотя он еще долго выступал в качестве музыканта. Первыми его крошечные работы увидели ереванцы еще в 1947 году в Музее города. Так началась его карьера микроминиатюриста. И, разумеется, признание. Он действительно изумлял всех: и советских соотечественников, и зарубежную публику. Его работы поражали даже политических деятелей: обладателями микроскопических поделок Эдуарда Казаряна были и сам Сталин, и Рокфеллер, и вьетнамский вождь Хо Ши Мин, и королева Елизавета II, и Хрущев. Работы Казаряна стали постоянными экспонатами советских и армянских выставок, их было удобно и легко возить, а успех, то есть посетительская масса, была обеспечена. Конечно, их пропагандировали как яркое свидетельство способностей и таланта советского человека. Фактически Казарян стал первым микроминиатюристом в СССР. Он вытачивал скульптурки из песчинок, помещал целый поезд внутри волоса, впихивал верблюда в ушко иглы, размещал золотого саксофониста на маковом зерне — список таких чудес длинен, их более 1000. За каждым из них огромный труд, терпение и железная рука. Казарян не раз говорил, что двигает руками, вооруженными микроинструментами, только между ударами сердца. Даже если это и поэтическая гипербола, то не слишком большая. В конце концов, часть его работ действительно так мала, что их можно увидеть только при 5000-кратном увеличении, то есть удар сердца для них и в самом деле мог быть вполне ощутимый.
Эдуард Казарян однажды — 30 лет назад — придумал мастерить кинетические опусы. И появились Чарли Чаплин, помахивающий тросточкой, Дэвид Копперфильд, крутящийся на турнике — и это на срезе волоса, подкованные блохи, играющие в футбол. Как все это двигалось, кажется, так и не смогли выяснить.
Миниатюры — это только часть творчества виртуоза, он ведь еще был мастером музыкальных инструментов, он, кроме отличных скрипок, воссоздал напрочь утерянную “виолу помпозу”, придумывал какие-то новые известные только ему музыкальные инструменты. Много лет и очень часто говорили, что, дескать, хорошо бы собрать рукотворные чудеса варпета и открыть музей. К сожалению, он так и не увидел музея. И это в то время, как десять его шедевров занесены в Книгу рекордов Гиннесса и их давно уже газета “Лос-Анджелес Таймс” назвала восьмым чудом света. И не только она… Может, все же стоит создать музей микроминиатюр Казаряна? От посетителей отбоя не будет…
Эдуард Казарян оставил по себе добрую память и навсегда прославил своими микроминиатюрами армянский космос.