Уйдет ли Ромео к Педро?

Архив 201318/10/2013

Группа товарищей со своеобразными сексуальными пристрастиями выступила недавно с заявлением, где о главном говорится в начале, но автор начнет с конца. В завершающем абзаце своего обращения выступившие товарищи останавливаются на двух любопытных моментах: защитника прав человека в Армении предлагают переписать в защитника прав животных (потому как людей тот ненавидит) и еще отказываются называть свои имена, “поскольку на данный момент атмосфера нетерпимости в Армении просто ужасает”.

 

 

На взгляд автора, неискушенного в переливах однополого секса, решение группы товарищей не открывать свои имена могло возникнуть еще и из чувства неловкости, и кто скажет, что это плохо? Значит, “гомосексуализм” еще не стал делом синонимом чести, доблести и геройства. Что же до атмосферы нетерпимости, приводящей анонимных нетрадиционалов в ужас, то это не то, чтобы не совсем так, это совсем не так: в Ереване уже давно говорят что угодно, где угодно и кому угодно, чем с успехом пользуются не только члены сексуальных меньшинств, но и большая часть традиционной оппозиции. Другое дело — призывы и действия с общественно опасными последствиями.

Автор не знает, чем конкретно занимались представители сексуальных меньшинств в парке “Комайги” (бегали трусцой, играли в бадминтон или пели песни о родине), но если они прилюдно делали то, чем обычно занимаются один на один, то почему омбудсмена посылают защищать зверей, а не людей?

Обращаясь к лицам и организациям, которые по долгу службы обязаны быть неравнодушными к людям и человеческим судьбам, геи попали в самую точку над “i”. Именно так, именно к ним в таких случаях и следует обращаться. Для приостановления всего недопустимого, грубого, противоестественного и восстановления древнего как мир порядка вещей во всякого рода отношениях, включая и половые (исключения не в счет). Потому что когда мужчина любит женщину и вступает с ней в интимную связь, это одно дело, но когда мужчина спит с мужчиной, тут дело совсем другое, до недавнего времени и вовсе уголовное. Да, согласны, вопрос вкуса, да, живи с кем хочешь, твое право, но зачем рисовать картину так, будто Ромео любил Джульетту разве что по недоразумению, и для юного веронца из рода Монтекки была бы в самый раз не невинная возлюбленная, а какой-нибудь небритый Педро с соседнего двора?

Что означает “гей” чисто семантически? Это английское прилагательное, изначально означавшее “беззаботный”, “веселый”, “яркий, театральный”. Однако в современном английском языке это слово обозначает однополую сексуальную ориентацию или — гомосексуальность.

На современном армянском языке этих веселых и беззаботных называют немного иначе, но это сути не меняет. А суть в том, что как десятилетия назад, когда ереванские весельчаки были наперечет, так и сегодня, когда их становится все больше, в моральный кодекс армянского мужчины мужеложство не вписывается. Не приветствуется оно, кстати, ни Новым, ни Ветхим Заветами, объявляется ими грехом и мерзостью.

Но кто нынче живет по заветам? Автор, как и большинство горожан его поколения, своих геев знали поименно, но не видели и не слышали, чтоб их как-то вытесняли, притесняли, а тем более били по голове. Живет себе гомик по своим правилам, ну и пусть себе. Дело, повторюсь, вкуса: кому нравится арбуз, кому свиной хрящик. Относиться к разновкусию можно и так: у астронавтов, если кто не знает, при полете моча выбрасывается в космос, где моментально замерзает облаком из микроскопических мерцающих кристаллов, и когда одного из исполнителей программы “Аполлон” спросили, что в космосе показалось ему самым красивым, тот ответил: “Облако мочи на закате”. Такой у астронавта вкус. Отличие от педерастов в том, что те своих пристрастий не навязывают, а эти пытаются переманить к себе как можно больше людей. Но это возможно только в обществе с очень ограниченной ответственностью за правильную физиологию, демографическую ситуацию и вообще настоящее и будущее своей страны. Ни Армения, ни, как показали недавние события, Грузия к такой перелицовке секса не готовы и, как говорится, слава Богу!

И еще об одном публичном обращении. Призвав объявить войну уличным нравам, министр обороны Армении недавно говорил. “Я хочу, чтобы мы вместе боролись против тех нравов, которые сегодня зачастую встречаются в гражданской жизни и пропагандируются даже по телевидению, — сказал он. — Это одна из самых больших ошибок, поскольку наши дети часто начинают считать это нормальным, становятся похожими на тех людей, на которых походить неправильно”.

Можно сказать, вопрос стоит так: с кого армянскому юноше делать жизнь — многофункционального в половых пристрастиях Педро или мужчины, подобного Шаваршу Карапетяну?

Ереван