Ударим “строгачом” по плюрализму?

Архив 201006/04/2010

На днях, выступая в одном из пресс-клубов, член АРФД, депутат НС Алвард Петросян призналась, что была подвергнута партийному взысканию. Как выяснилось, на целых шесть месяцев, срок наказания истекает в мае.

Причиной послужило высказанное публично личное мнение, идущее вразрез с линией партии. Отметим, что за схожую самодеятельность недавно удостоился строгача член Республиканской партии Армении, депутат НС Вардан Айвазян.

Алвард Петросян не считает себя жертвой партдисциплины, более того, не в обиде на родную партию. Скорее наоборот, гордится, что есть в Армении такая партия, которая сохранила свое лицо благодаря строгим внутрипартийным порядкам. А особенно ей льстит то, что партвзысканию может подвергнуться каждый — будь то рядовые товарищи или отцы-основатели.
Свою вину Алвард Петросян признала полностью и безоговорочно. А заключается она в том, что в интервью в одной из республиканских газет, комментируя проблему абсолютного неприятия армяно-турецких протоколов, заметила: “Меня не удовлетворяет ни позиция “против”, ни “за”, я полагаю, истина где-то посередине”. Сегодня она признается, что была неправа, так как, будучи членом Дашнакцутюн, высказала под воздействием момента свое личное мнение по поводу армяно-турецких протоколов, в то время как принятое по этому поводу партийное решение гласило — однозначно “нет”. “Я на тот момент как-то забыла, что я член АРФД, выразила свою точку зрения как писатель”, — объяснила она журналистам.
У члена РПА, депутата и экс-министра экологии Вардана Айвазяна, видимо, тоже случился провал в памяти. Дело в том, что он имел неосторожность поддержать критику лидера партии “Процветающая Армения” Гагика Царукяна в адрес министра экономики, республиканца Нерсеса Ерицяна. Напомним, Царукян, касаясь утверждения Ерицяна о том, что кризис закончился, сказал, что тот ничего не понимает в экономике. Айвазян же по этому поводу заметил, что если Царукян так сказал, значит у него были основания для такого заявления.
Вскоре вслед за этим появилось сообщение пресс-службы РПА о том, что “в рамках внутриполитической дисциплинарной повестки был рассмотрен вопрос выполнения партийных обязанностей членом Совета РПА Варданом Айвазяном и ему был вынесен строгий выговор в соответствии с пунктом 3.10 Устава РПА”. Отметим, что, согласно Уставу РПА, строгий выговор выносится, если член партии не выполнил “предусмотренных Уставом партии обязательств или решения вышестоящих органов”.
Попытки журналистов пролить свет на обтекаемость формулировки пресек пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов. “На веб-сайте партии есть решение исполнительного органа. К чему вам знать детали? Это наши внутрипартийные проблемы”, — заявил он, опровергая предположения о том, что Совет РПА сделал Вардану Айвазяну выговор за одобрение критики лидера партии “ПА” Гагика Царукяна в адрес министра экономики Нерсеса Ерицяна. По его словам, Айвазян получил выговор за дисциплинарное нарушение. Какое именно, уточнять не стал. “В Республиканской партии Армении существует дисциплина, которая является залогом успеха любой партии”, — резюмировал Эдуард Шармазанов.
Заметим, однако, что все выступавшие уже после этого выговора республиканцы, которых просили прокомментировать критику в адрес министра экономики, делали это с предельной осторожностью. “Возможно, у Ерицяна и есть некоторое отсутствие практики, но вместе с тем нужно отметить, что он обладает богатыми знаниями”, — отметил Мкртич Минасян, оставляя за Царукяном право критиковать. А глава финансово-бюджетной комиссии Гагик Минасян, дабы положить конец первопричине критики, высказал солидарность с ерицяновским утверждением о конце кризиса и даже попытался его обосновать.
Получить комментарий у самого Айвазяна журналистам не удалось. На вопрос, за что именно он получил партвзыскание, Вардан Айвазян прореагировал нервно: “Можете оставить меня в покое? Я лежу в больнице”…
Следует отметить, что отечественные партии далеко не впервые сталкиваются с разнобоем мнений, высказываемых их членами на публику. Передовиками этого жанра являются АНК и партия “Наследие”. В АНК это является нормой жизни, потому как привести к общему знаменателю разношерстную компанию, собравшуюся под этой вывеской, практически невозможно. Вот и остается гордиться так называемым плюрализмом, ссылаясь на него всякий раз, когда члены АНК садятся в лужу, делая взаимоисключающие заявления. Делать из этого вывод о торжестве внутрипартийной демократии в АНК было бы весьма опрометчиво: будучи оппозиционным объединением, конгресс тем не менее являет собой образец жесткой авторитарной структуры. Поэтому и демократические реверансы в устах его представителей так неубедительны. Не более чем разговоры в пользу бедных.
Что касается “Наследия”, то не так давно партия столкнулась с весьма неприятными последствиями культивируемого в своих рядах плюрализма. Лидер “Наследия” Раффи Ованнисян, всякий раз оправдывая очередную порцию высказываний “кто в лес, кто по дрова”, любил щегольнуть ссылкой на то, что членам “Наследия”, мол, предоставлена полная свобода в выражении своего личного мнения. Результат не заставил себя долго ждать. Эта практика вкупе со взыгравшими от предоставленной свободы амбициями привела к расколу в некогда стройных партийных рядах. Следует заметить, что после раскола члены “Наследия” заметно подкорректировали свои выступления на предмет недопущения разнобоя.
Как бы то ни было, давно прошли времена, когда слово плюрализм произносили не иначе как с придыханием и боролись за его претворение в жизнь в виде многопартийной системы. Нынче на повестке дня актуальна лишь борьба за плюрализм в СМИ. А внутри размножившихся не без его помощи партий борются не за, а против плюрализма. Видимо, всерьез опасаются, что плюрализм в одной голове — это уже шизофрения. Ну а если серьезно, выяснилось, что плюрализм и партдисциплина понятия несовместимые, а придерживаться золотой середины отечественным партиям не под силу — уровень политической культуры не тот. Вот и пришлось делать выбор между внутрипартийной демократией и дисциплиной. Определились в пользу последней.