Убийцу Гранта Динка собирались убить

Архив 201118/01/2011

В ходе расследования громкого преступления проясняются все более сенсационные детали
Завтра исполнится четыре года со дня убийства редактора стамбульской армянской газеты “Агос” Гранта Динка. В воскресенье на армянском кладбище Балекле, где похоронен Динк, состоялась траурная церемония. Мероприятия в память общественного деятеля, ставшего жертвой националистов, будут проведены в разных странах мира. В Лондоне, к примеру, перед посольством Турции 19 января пройдет демонстрация солидарности и протеста.

Ближе к очередной годовщине трагедии в турецкую прессу просочились весьма любопытные подробности, касающиеся обстоятельств преступления и его расследования. Оказывается, заказчики убийства Гранта Динка планировали убрать и непосредственного исполнителя теракта. Об этом рассказал на закрытых следственных допросах сам убийца Огюн Самаст. Однако сведения о содержании этого допроса стали достоянием общественности лишь спустя три года. Материалы расследования опубликованы в изданной на днях книге турецкого исследователя Недима Шенера, которая называется “Красная пятница. Кто сломал перо Динка?” В распоряжении автора оказались документы, свидетельствующие о том, что 15 апреля 2008 года Самаст в ходе допроса, проведенного инспекторами администрации премьер-министра в тюрьме Коджаэли, сделал сенсационнее признание. Он сказал, что после убийства Динка имел основания опасаться за свою жизнь. Самаст ожидал, что его убьют для того, чтобы замести следы преступления. Дабы сохранить себе жизнь, преступник решил сам сдаться полиции.
“После убийства я хотел сдаться в Стамбуле, однако решил поехать в Трабзон и сдаться там, чтобы хотя бы еще раз увидеть отца и мать. Потом меня арестовали в Самсуне. Это хорошо, ведь иначе они бы убили меня в Гиресуне”, — заявил обвиняемый. По сведениям Недима Шенера, Самаст, случайно проговорившись о своих опасениях, затем одумался и отказался подписывать протокол, в котором были зафиксированы эти его показания. Точнее, он стал настаивать на исключении из протокола фразы “…ведь иначе они бы убили меня в Гиресуне”. Следователи убедили преступника, что в тюрьме ему ничто грозить не может, и он в итоге согласился поставить подпись.
Недим Шенер приводит веские аргументы в пользу того, что опасения убийцы были вполне обоснованны. Журналист ссылается на имеющуюся среди материалов следствия секретную запись беседы членов банды, организовавшей убийство Динка. Встреча подельников состоялась в Самсуне за пять часов до того, как Огюн Самаст был арестован. Из содержания разговора следует, что преступники специально приехали в Самсун для встречи с ним. По-видимому, именно в ходе этой встречи должно было произойти то, чего так боялся Самаст. Таким образом, сейчас уже смело можно утверждать, что организаторы преступления планировали уничтожить непосредственного исполнителя убийства, оборвать, таким образом, нить, ведущую к заказчикам.
Почти одновременно с выходом книги “Красная пятница. Кто сломал перо Динка?” стамбульское издательство “Bugun” опубликовало еще одно журналистское расследование на эту же тему. Книга называется “Есть один армянин. Рассекречивание данных об убийстве Гранта Динка”. Ее автор Адем Явуз приводит доказательства того, что организаторы убийства были тесно связаны с высокопоставленными сотрудниками жандармерии Трабзона. Исследователь раздобыл материалы, подтверждающие, что главные обвиняемые в организации убийства Динка Ясин Хаял и Эрхан Турджел выполняли поручения офицера трабзонской полиции Сатылмыша Шагина. Явуз выяснил, что за день до убийства редактора газеты “Агос” Шагин отправился в Стамбул, куда в тот же день прибыл и Огюн Самаст. Примечательно, что поселилась они в том же квартале на весьма близком друг от друга расстоянии. Нетрудно догадаться о миссии, которая привела офицера полиции в Стамбул.
Еще более любопытные сведения о ходе расследования преступления опубликовала не так давно газета Нurriyet. Сведения эти касаются жителя города Чорум Эрхана Озена, который проходит по делу убийства Динка в качестве свидетеля и владеет весьма важной информацией. Одновременно он признан виновным в разбойном нападении. Эти два преступления никак не связаны между собой. В мае 2010 года для дачи показаний в суде Озена доставили из чорумской тюрьмы в Стамбул. Его свидетельства оказались весьма полезными для следствия. Он под присягой заявил, что был завербован сотрудниками секретного департамента разведки турецкой жандармерии (JITEM) и с 1997 по 2005 годы выполнял различные поручения этой спецслужбы. За несколько недель до убийства Динка Озен получил задание сфотографировать помещения редакции газеты “Агос”. Эрхан Озен также сообщил на суде, что проходящие по этому делу в качестве обвиняемых Ясин Хаял и Эрхан Турджел были тайными агентами той же спецслужбы и тоже выполняли задание, связанное с редакцией “Агоса”.

А теперь самое интересное. Оказывается, Эрхан Озен вдруг исчез. Недавно прокурор Стамбула отправил руководству тюрьмы, в которой содержался Озен, служебную записку с просьбой организовать его переезд в Стамбул на два дня для дачи новых показаний на очередном заседании суда по делу убийства Гранта Динка. На запрос прокурора глава исправительно-трудового учреждения ответил, что Эрхан Озен “по специальному разрешению” вышел из тюрьмы и не вернулся. То есть один из важнейших свидетелей, показания которого могли пролить свет на связи между организаторами преступления и высокопоставленными сотрудниками турецких спецслужб, попросту исчез. И даже не известно, жив ли он сейчас. Возникает несколько уместных вопросов. Главный из них — кто же дал преступнику это самое “специальное разрешение”? Людей, заинтересованных в ликвидации свидетеля, полагаю, следует искать в силовых структурах.