Убийца армянского офицера стал “писателем”

Архив 201122/02/2011

За несколько дней до 7-й годовщины убийства армянского офицера Гургена Маргаряна азербайджанские СМИ сообщили о том, что убийца Рамиль Сафаров, отбывающий пожизненный срок в Будапеште, перевел на родной язык роман известной венгерской писательницы Магды Сабо.

“Издан роман, переведенный Рамилем Сафаровым с венгерского языка” — радостно оповестили мир соплеменники убийцы. Некоторые бакинские СМИ, вроде бы нечаянно, умудрились даже приписать своему “герою” произведение Сабо. Так, один из заголовков гласит: “Вышел в свет роман Рамиля Сафарова в переводе с венгерского”.
Напомним, прежде чем взяться за перо и перевести психологическую мелодраму Магды Сабо под названием “Дверь” (если, конечно, над переводом не корпели поклонники “героя” на родине), Сафаров взялся за топор. 19 февраля 2004 г. он зарубил спящего армянского офицера. Убийство, как известно, произошло в Будапеште, где военнослужащие находились для прохождения курсов английского языка в рамках программы НАТО “Партнерство во имя мира”.
“Ответом” на это зверское убийство в Азербайджане стала кампания по героизации Сафарова. О том, что убийца “должен стать примером патриотизма для азербайджанской молодежи”, говорили не только какие-то радикал-националистические “элементы”, а главный правозащитник АР, омбудсмен Эльмира Сулейманова. Говорили без стыда и зазрения совести, объявляя преступника “человеком года”.
Ныне у Сафарова, явно с подачи “сердобольных” соотечественников, новая ипостась — он теперь переводчик-литератор. За годы, проведенные в застенках, Сафаров якобы настолько поднаторел в венгерском, что решил, как пишет в предисловии к книге Сабо, “внести вклад, пусть и не столь значительный, в дружественные связи между азербайджанским и венгерским народами”.
В той же преамбуле он “выразил обеспокоенность тем, что отношение к венгерскому народу в Азербайджане после 2004 года стало формироваться в свете инцидента между армянским офицером и им, а также приговором суда в его отношении”. “Несмотря на необоснованность и несправедливость судебного приговора, я не утратил уважения к венгерскому народу”, — заверяет Сафаров, демонстрируя неслыханную наглость. Если кто и должен говорить о потере уважения, так это венгры, ставшие свидетелями его варварского поступка.
Согласно Trend, Сафаров — первый переводчик Сабо на азербайджанский язык (надо же!). Конечно, его перевод был отредактирован — в агентстве “Асса-Ирада”, а напечатало книгу издательство “Чыраг”. “Сафаров посвятил свою работу матери Нубар ханым, скончавшейся в октябре 2009 года”, — сообщает агентство. “В предисловии к книге “переводчик” отметил, что в образах жизни венгерской и азербайджанской женщин, в их культуре и истории очень много общего”. Те, кто читал “Дверь” Магды Сабо, да и те, кто не читал, могут оценить степень сафаровского лицемерия. Но что такое лицемерие по сравнению с совершенным им преступлением!
Ирония в том, что говоря о книжке, изданной благодаря “переводческой деятельности” убийцы, азербайджанские СМИ параллельно пишут о своем “герое” и о… Магде Сабо, которую называли “душой венгров” и чьи произведения по сей день входят в десятку самых читаемых на ее родине книг. Именно так: вначале о Сафарове, который “нашел” сходство между Нубар ханым и героинями романа “Дверь”, а может, и с самой писательницей… Затем о Сабо, которая в общем-то тоже дружила с пером.
Редактор перевода — глава информационного агентства “Асса-Ирада” и “AzerNews”, доктор философских наук Фазиль Гюней в свою очередь написал предисловие, чтобы отдать дань “переводчику”. “Рамиль, несмотря на нахождение под арестом, завоевал уважение венгерского народа своим свободным духом и непреклонностью, глубоким и всеобъемлющим интеллектом, разрушил лживые представления о нем как об “убийце” и “головорезе”. Ради таких строк действительно стоило становиться доктором философии.
…”Армяне оккупировали место моего рождения 25 августа 1993 года. Это случилось в день моего рождения. Я не знаю, сколько человек погибло в это время, но думаю, что много. Это было время, когда я потерял часть своих близких родственников… Я жалею, что ни одного армянина до сих пор не убил… Меня армия послала на эти курсы, и здесь я узнал, что с нами на курсах находятся двое армян. Скажу, что во мне против армян зародилась ненависть. Вначале еще здоровались, то есть они здоровались со словами “хай”, но я не отвечал им, и любопытно было то, что когда они прошли мимо, то что-то пробормотали на армянском и улыбнулись мне в лицо. В этот момент я решил их убить, то есть отрубить им головы”. Это — выдержка из показаний Сафарова сразу после убийства Гургена Маргаряна. (Второй армянский офицер, к счастью, избежал топора.) Позже на суде убийца отказался от своих показаний, сославшись на то, что “плохо владеет русским и английским языками, на которых с ним говорили следователи”…
Зато теперь у Сафарова есть возможность заполнить языковые пробелы и даже переводить. Кстати, из явно не переведенного на азербайджанский — и книга венгерского писателя Ене Сентивани “Человек с каменным топором”. Хотя будет жаль, если и ее испоганят руки убийцы — ведь книжка всего-то о жизни первобытного человека, а не об агонии нелюдя с топором.
Отдел политики