“У Турции нет никакого морального права говорить о свободе слова”

Архив 201231/03/2012

Американцы считают простительными заявления о том, что Франция не разбирается в сути такого понятия как свобода самовыражения. И действительно, в прошлом году большинство французов поддержало законопроект, запрещающий ношение хиджаба в общественных местах. Во Франции вот уже более 20 лет отрицание холокоста приравнено к преступлению.

А недавно обе палаты законодательного органа Франции приняли закон, криминализирующий отрицание геноцида армян. Закон этот был заблокирован Конституционным советом в феврале с.г., что, однако, не говорит о том, что во Франции отказались от идеи введения уголовного наказания за отрицание геноцида 1915-1923 гг., — пишет профессор Джо Мазур в статье”Франция, Турция и политика геноцида”, напечатанной в Harvard Political Review (издание Гарвардского университета).

В публикации приводятся аргументы противников билля, обвинявших президента Саркози в том, что посредством принятия данного законопроекта он обеспечил себе поддержку 500-тысячной влиятельной армянской общины Франции, а также сыграл на чувствах тех избирателей, которые выступают против вступления Турции в ЕС. Турецкая реакция на французский билль, по мнению автора статьи, была “апоплексической”: Анкара дошла до того, что стала обвинять Францию в геноциде алжирцев.
“Праведный гнев” турок был бы убедительнее, если бы не лицемерие турецкого правительства, отмечает Джо Мазур и “иллюстрирует” свою мысль.
“Французский билль убил свободу слова”, — делая такие заявления, Эрдоган, похоже, запамятовал, что статья 301-я Уголовного кодекса Турции давно уже “убивает” инакомыслие, считая преступлением любое неприятное высказывание в адрес турецкой нации и правительства. Начиная с 2005 года, с тех пор как статья 301 стала применяться, к уголовной ответственности было привлечено множество писателей, журналистов, ученых. Турецкий режим расправлялся и продолжает сводить счеты со всеми, кто осмеливается выступать против его политики отрицания геноцида и просто — с оппонентами. Так что “свобода слова”, о которой говорит Эрдоган, весьма иллюзорна. Независимо от мотивов, которыми руководствовалась Франция, принимая закон, криминализирующий отрицание геноцида, и даже независимо от того, попирает ли этот закон свободу слова, у Турции нет никакого морального права говорить на эту тему.
Более того, истерическая реакция Анкары на французский билль отчетливо показала, что эта страна конфронтирует со своим прошлым. Автор статьи ссылается на профессора Гарвардского университета Джеймса Рассела, который поясняет, что в Турции “отрицание геноцида является одним из краеугольных камней государства, его культуры”. “На протяжении лет турецкое правительство предпринимало усилия не только в направлении отрицания геноцида, но и — искоренения всех признаков, свидетельствующих о том, что армяне жили там”. Профессор Рассел считает, что французский билль абсолютно справедлив. “Он отнюдь не обусловлен антитурецкими настроениями, предвзятостью к туркам. Законопроект обусловлен лишь желанием подтвердить, признать историческую реальность”, — говорит он, выражая надежду на то, что Турция в конце концов примирится со своим прошлым, осознав, что от этого зависит ее состоятельность в будущем.
Соб.инф