У русских в Киргизии пытаются отнять землю и имущество

Архив 201022/04/2010

В Киргизии начались русские погромы. Толпы хулиганов, вооруженных палками и камнями, захватывают земельные участки, магазины и офисы, принадлежащие этническим русским. Они врывались в квартиры и требовали убираться в Россию. Это не те молодые обкуренные отморозки, которые громили без разбору торговые точки, взламывали ларьки с колбасой и водкой в ночь на 8 апреля. Эти постарше, с ясной головой. Они точно знают адреса. И выучили фразу: “Чемодан — вокзал — Россия”.
Юрий СНЕГИРЕВ

Эпицентром событий стал пригород Бишкека, село Маевка, где проживают преимущественно русские. В понедельник утром толпа киргизов попыталась захватить около 700 гектаров пахотной земли. Завязалась драка. Милиционеры, прибывшие на место, беспомощно стояли в сторонке — погромщиков было уже несколько сотен человек. Они вооружились палками и камнями и, выкрикивая антирусские лозунги, отправились в центр Бишкека. По пути киргизы громили дома, где жили русские. По похожему сценарию развивались события с другой стороны Бишкека, в селе Ленинское, где тоже живут преимущественно русские.
Только с помощью внутренних войск удалось немного остудить толпу, в которой, согласно очевидцам, было много пьяных и обкуренных. Собравшиеся были агрессивны. Ближе чем на сто метров журналисты к митингующим не подходили — в них летели камни. Толпу пытался утихомирить временно исполняющий обязанности мэра Бишкека Иса Омуркулов. Власти обещали погромщикам выделить землю в другом месте. Но толпа так и не разошлась. Напротив, на момент подписания этого номера в печать продолжала расти.

Так уж повелось: как в Киргизии революция, так начинают расти антироссийские настроения. Пять лет назад, когда скинули Аскара Акаева, на площади можно было услышать до боли знакомое про “чемодан и вокзал”. Но дальше слов дело тогда не пошло. Курманбеку Бакиеву невыгодно было нагнетать антирусские настроения. И так уже работать не с кем. Ведь сразу после распада СССР из Киргизии выехало несколько десятков тысяч русских специалистов.
По большому счету и нынешнему временному правительству антироссийская истерия ни к чему. Только что из России поступила первая часть гуманитарного транша. Президент Дмитрий Медведев первым признал легитимность недавних революционеров. А тут такое…
Первой предпогромной ласточкой был скандал на похоронах жертв в местном мемориальном комплексе Ата-Беит. Целый день телевидение показывало церемонию. Выступали видные политики и общественные деятели. На киргизском языке. Наконец на трибуну собралась подняться местная поэтесса, киргизка по национальности. Она хотела прочитать стихи, посвященные погибшим в борьбе с режимом Бакиева. Ее Муза оказалась русскоговорящей. Поэтессе запретили читать на русском. Так и сказали: “Читай на киргизском! Это же Ата-Беит!”
Спросите любого киргиза: кто стрелял по восставшим на площади перед Домом правительства? И он ответит: конечно, нанятые для этого снайперы-узбеки! Чтобы киргиз стрелял в киргиза? Никогда! Уже тогда, в гуще революционных масс, чувствовался холодок межнациональной розни. Меня осторожно спрашивали: а почему среди убитых на площади не было ни одного русского? По домам отсиживались? Значит, революция наша, киргизская. И с этим было трудно поспорить: конечно, ваша. Нам-то она на кой? Но кто-то продолжил эту логическую, но губительную цепочку, финальным звеном которой оказался до боли знакомый лозунг “Кыргызстан для кыргызов”.
Еще во время революции со стороны озера Иссык-Куль стали поступать тревожные сигналы. Толпы погромщиков выгоняли из домов русских хозяев. Тогда это списали на революцию. Но российский МИД сделал решительное заявление. Национальные страсти несколько поутихли. Кто разжег их снова — выяснило бы следствие. Но следователей в Киргизии сейчас не найти. Милиционер и то редкость. Генпрокуратура была подожжена аж два раза. Не скоро еще будет восстановлена киргизская законность.

В прошлую революцию те, кто свергал Акаева, из Бишкека далеко не ушли. Они поселились в глинобитных халупах на самозахваченных землях. Эти “курятники”, как называют их сами бишкекцы, облепили столицу со стороны Ошского рынка. Новым революционным массам тоже нужна земля. Они хотят кусок пирога, да пожирнее, чем тот, что достался их предшественникам. И вот тут чья-то рука указала на русских. “Они живут лучше вас, хотя участия в революции не принимали” — приблизительно так направляли революционные массы идеологи погромов. И полыхнуло.
Я приехал в село Ленинское, что в 20 километрах от центра Бишкека, сразу после победы революции. Новенький красивый храм Рождества Пресвятой Богородицы. Колокола отливали в России. Рядом, буквально в двухстах метрах, мечеть. Тоже новенькая.
— У нас в селе проживает 60 процентов русских, — рассказывает мне глава районной администрации Анатолий Олиниченко. — Живем, как видите, мирно. Детишек воспитываем в вере и терпимости. Скоро школу церковно-приходскую откроем. Работа есть. Не бедствуем.
Рядом на службу собирались русские люди. Казаки. Перекрестившись, заходили в храм. Я, хоть человек и слабоверующий, тоже зашел. Поставил свечки. За удачу, за возвращение домой. И вот я вернулся. А казаки остались. И приняли бой с погромщиками. Телефон Олиниченко не отвечал. По своим каналам я узнал, что он жив. Правда, помяли его немного. Храм цел. Казаки держат оборону. Толпа возбужденных погромщиков ушла. Надолго ли?

Странно, когда я приехал писать репортажи о последних революционных событиях, меня встретили как друга и брата. Как только узнавали, что я приехал из самой Москвы, тут же на лицах появлялись улыбки.
— Ого! — говорили. — Значит, и москвичам интересно, что у нас происходит. А у меня брат в Москве работает. Увидишь, привет передай.
Около 700 тысяч киргизов трудятся сейчас в России. Это официально. А неофициально — целый миллион. Одна пятая часть всего населения Киргизии. Значит, в каждой семье есть кормилец, который переводит рубли. Из этих рублей складывается половина ВВП республики. Из каждой семьи тянется ниточка в Россию. И вот сейчас эти нити собираются порвать.
Бишкек — Москва
“Известия”, 20.04.2010 г.