У природы нет не только плохой погоды, но и хороших защитников

Архив 201021/01/2010

Взятками в природоохранной сфере уже никого не удивить 
По сообщению пресс-службы Полиции РА, начальник Государственной инспекции охраны природы Тигран Григорян и его заместитель Арсен Петросян арестованы по обвинению во взяточничестве. Чуть позже Генеральная прокуратура сообщила некоторые подробности дела, выявленные в ходе предварительного расследования. Арсен Петросян во время проверки в ЗАО “Ахталинский горнообогатительный комбинат” для выдачи разрешения на продление срока сдачи в эксплуатацию обходной системы водоснабжения на реке Наатак в ущелье Айрум-Чочнан потребовал у помощника председателя совета комбината взятку в размере 5 млн драмов, которую и получил аккурат к новогодним праздникам — 28 декабря. Выручкой он, естественно, поделился с шефом, отдав ему, как и положено, львиную долю. При задержании двух “защитников природы” сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью обнаружили у ретивого зама 1 миллион 210 тысяч драмов, а остальные 3 млн 790 тыс. он уже успел передать своему боссу. Кроме того, в карманах Петросяна было найдено 2 млн драмов и $1000, а у Григоряна — 3 млн 800 тыс. драмов и $23 тыс. Оба арестованы. Им предъявлено обвинение по статье 311 ч.4 УК РА. 

Как ни странно, особого шума этот экологический скандал не наделал. Население, уже давно и настолько приучено к тому, что природа Армении абсолютно беззащитна и находится в полной власти людей с толстой мошной, что никаким экологическим скандалом нас уже удивить невозможно. Да и если честно, то “скромные” 5 млн драмов в сравнении с гигантскими суммами, за которые отдаются на расхищение и истребление охотничьи угодья, озера, заповедники и краснокнижные животные, вовсе не представляются нам “взяткой в особо крупных размерах”. 
О происхождении других денежных знаков, обнаруженных в карманах задержанных природоохранников, прокуратура ничего не сообщает. Остается только догадываться, что это не зарплата и даже не премия, полученная накануне, тем более что среди купюр найдены и доллары. 
Никаких дополнительных комментариев к случившемуся, помимо приведенных выше, следователи не дают. Да, собственно, это не есть главное. Какой срок получат незадачливые “природоохранники” — это уже дело суда. Для нас же это очередное (которое по счету!) подтверждение того, что государственная природоохранная система давно являет собой не крепкий надежный заслон, а прохудившееся “сито”, что уникальная природа Армении, лицемерно именуемая национальным достоянием, отдана на откуп людям, видящим в ней лишь источник наживы и своими преступными деяниями поставившим Армению на грань экологической катастрофы. 
Многочисленные экологические скандалы, которые то и дело вспыхивают в стране, свидетельствуют о том, что состоянием природы озабочена лишь общественность и без ее активного вмешательства наши экологические потери были бы несравненно выше. 
И в который раз поражает и удивляет то удивительное спокойствие, чтоб не сказать равнодушие, с которым правительство “благословляет” те безграмотные и по сути аморальные проекты, которые вносит наше главное природоохранное ведомство, призванное в первую очередь радеть о безопасности флоры и фауны. 
Вспомним историю с Шикаохом, когда уникальный заповедник должен был стать жертвой автомобильной трассы. Вспомним, как вопрос был уже практически решен в правительстве и как оба тогдашних министра — транспорта и связи — Вазген Манукян и охраны природы — Вардан Айвазян — с пеной у рта доказывали преимущество этого “великолепного плана”. Общественность не поддалась на уговоры — и уникальный заповедник удалось отстоять, правда, как позже выяснилось, не до конца. 
Недавно общественности удалось одержать еще одну победу в истории с отчуждением от лесопарка “Джрвеж” покрытых лесами 24 гектаров. “НВ” об этом подробно писала, и, кстати, сигналы, поступившие в редакцию после публикации, свидетельствовали об истинных причинах кровной заинтересованности природоохранников в этом варварском отчуждении. 
Правительство, уже принявшее решение об отчуждении, после взрыва общественного возмущения и выступления СМИ отменило его. 
— По моему распоряжению были проведены исследования. В результате мы пришли к заключению, что у государства нет проблем с увеличением территории лесопарка и мы можем выполнить справедливое требование наших экологических организаций. С другой стороны, действительно нелогично было отделять от лесопарка 24 гектара, — заявил премьер-министр Тигран Саркисян на заседании правительства. 
Но если прежнее решение было “нелогично”, “несправедливо” и “неоправданно”, то почему его вообще принимали и почему исследования по указанию премьера были проведены не до, как положено, а после принятия судьбоносного для нашей природы решения? Почему на стол правительства легло заведомо безграмотное и вредное решение? Ответ прост: потому что 24 гектара леса по бросовой цене — это лакомый кусочек, который в очередной раз собирались разыграть в своей корыстной игре наши ретивые защитники природы. 
Правительство признало факт ошибки, но кто в министерстве был призван к ответу, кто понес наказание? Никто, словно так и следует, словно в порядке вещей отчуждать, распродавать, разбазаривать, уничтожать уже то то немногое, что осталось от нашей многострадальной флоры и фауны. 
В условиях этого всеобщего благодушия стоит ли удивляться, что природоохранники, проводящие проверки от лица государства, преспокойно требуют взятки и кладут их в карман? Некоторых в виде исключения хватают за руки, а остальные… 
Между тем две победы общественности над преступным прагматизмом людей, ответственных за сохранность нашей природы, — это лишь капля в море, лишь исключение, подтверждающее установившееся в стране для многих чиновников правило — извлекай из своей должности сколько можешь, а главное, сколько успеешь. 

9 июля 2009 года клуб “Айбекс”, занимающийся организацией экстремального туризма в Армении, разместил в интернете предложение об охоте в лучших охотхозяйствах Армении в горах Уркасар. Условия охоты предложены самые комфортные — с охотничьим домиком, туалетом, душем и прочими удобствами. 
Указана и стоимость трофеев: безоаровый козел — 3500 евро, Армянский (или Арменийский) муфлон — 4000 евро, Кавказский медведь — 450 евро. Раненое и не найденное животное сплачивается в размере 100% от стоимости трофея. 
В заключение организаторы желают потенциальным добытчикам удачной охоты. Напомним, что упомянутые “трофеи” — муфлон и Арменийский козел внесены в Красную книгу, и за уничтожение этих раритетов охотники с готовностью выкладывают от 5 до 7 тысяч евро за каждого. Если же добавить к этому довольно высокие расходы на пребывание в Армении, то так называемый экстремальный туризм, по сути уже давно ставший браконьерским, приносит организаторам огромные барыши. 
По свидетельству эксперта WWF-Армения Александра Малхасяна, проводившего исследования в Сюнике, только за последние 1-1,5 года им было зафиксировано 40 случаев незаконной охоты. “Очень трудно остановить браконьеров. У них свои люди везде, даже в тех структурах, которые призваны бороться с браконьерами”, — утверждает Малхасян. 
Нетрудно догадаться, кого имеет в виду эксперт. И немудрено, что под такой “надежной крышей” в Армении чудом сохранились лишь 250 муфлонов, да и те под угрозой полного уничтожения. Более того, этого количества уже недостаточно для нормального восстановления популяции. 
Парламент наконец всерьез озаботился этой проблемой и 16 ноября минувшего года принял в первом чтении законопроект о поправках в Закон “Об охоте и ведении охотничьего хозяйства” и “О животном мире”. В соответствии с этими изменениями охота на краснокнижных животных в Армении полностью запрещается. 
Между тем сайты продолжают пестреть объявлениями об организации “удачной охоты”, напоминая, что не за горами лучшее время для истребления раритетов нашей фауны — начало весны. Министерство охраны природы, похоже, в упор не видит этого оголтелого варварского истребления, видимо, зачарованное именами, фигурирующими в числе любителей этой великосветской забавы. 
Между тем если Армения с полным основанием может претендовать на одну из лидирующих позиций по части истребления собственной природы, то она с тем же основанием может рассчитывать и на первенство по количеству всевозможных указов, решений, директив, реляций, призванных защищать истребляемую природу. 
Еще несколько лет назад правительство Армении приняло решение категорически запретить вырубку сосен и елей. За нарушение этой директивы предусмотрена уголовная ответственность. 
А в преддверии Нового года в селе Одзун Лорийского марза преспокойно вырубили целую сосновую рощу — 400 деревьев. Сообщение об этом вопиющем факте было опубликовано в одной из местных газет. Как отреагировало правительство или Министерство охраны природы? Никак. Цепочка “Акция — реакция” в очередной раз дала сбой. 
Указом министра охраны природы Арама Арутюняна промышленное рыболовство в озере Севан было запрещено с 7 декабря по 15 января. В совместных контрольных проверках были задействованы полиция, администрация Гегаркуникской области и, конечно, само министерство. В ходе этой акции предусматривалось и закрытие лесных дорог, опоясывающих Севан, и круглосуточное дежурство, и контрольные пункты на дорогах и рейды на рынки столицы. Не знаю, участвовал ли хоть раз в этих рейдах лично сам г-н Арутюнян, но могу заверить его, что в предновогодние и предрождественские дни на рынках столицы, в частности в Нор-Норке, шла весьма оживленная торговля сигом, раком и прочей озерной живностью. 
Серьезную тревогу вызывает и состояние Хосровского леса и прежде всего Урцасарского хребта и участка “Гилан”. По словам профессора Элеоноры Габриелян, Урцасарский хребет является местом обитания десятков видов эндемичных и краснокнижных растений, а также местом размножения Арменийского муфлона, который находится на грани исчезновения. Гиланский участок — это место зимовки муфлона. Между тем именно здесь развернуто масштабное комплексное строительство, назначение которого неизвестно и которое окончательно изгонит из пределов Армении раритетного муфлона. 
Сегодня Урцасарский хребет вообще отторгнут от заповедника и контроль за ним осуществляет губернатор Вайоц Дзора. На территории хребта, судя по интернет-рекламе, размещено охотничье хозяйство Safari International. Статус “Гилана” без всякого обоснования причин сведен до статуса заказника, видимо, для того чтобы им удобнее было распорядиться. 
В июле 2009 года общественная организация “Эколур” забила тревогу по поводу деятельности асфальтового завода на территории Севанского национального парка, включающей разработку песочного карьера. Сигнал был передан по горячей линии в Министерство охраны природы. 
Ученые-дендрологи, общественность, пресса неоднократно выступали в связи с массовой вырубкой зеленых насаждений, в результате чего, по данным коалиции экологических организаций “Эко-Армении”, ежегодно в среднем лесные массивы в стране сокращаются на 2500 га. Только в “НВ” за последние два года было опубликовано свыше 30 статей, посвященных проблемам охраны природы. И ни на одну из них не последовало никакой реакции. Но, что самое главное, никаких позитивных сдвигов в этой сфере тоже не произошло. Похоже, природоохранное ведомство, гораздо больше, чем состоянием вверенной его заботам природы, озабочено собственным состоянием. И не без основания. Контрольная палата в ходе проверки деятельности Министерства охраны природы за 2006-2007 гг. выявила нарушений на сумму в 226 млн драмов (свыше $750 тысяч) из общих расходов в 5,2 млрд драмов. 
Одно из самых крупных нарушений было выявлено при растаможке гидрологического судна. На таможне стоимость судна была задекларирована в размере 79,9 млн драмов, а в документах министерства значилась другая цифра — 153 млн драмов. 
Контрольная служба Аппарата президента также выявила особо крупные нарушения в природоохранной сфере, в том числе по части выплат “ройалити” и налога на прибыль, а также предоставления лицензий на концессионную эксплуатацию недр. 
По словам главы Контрольной службы Ованнеса Овсепяна, лицензии были выданы тем хозяйствующим субъектам, которые ранее не справлялись со своими концессионными обязательствами. При предоставлении права на пользование 10 месторождений в госбюджет было недоплачено более 500 млн драмов. Из-за невыполнения некоторыми концессионерами своих инвестиционных обязательств государству был нанесен ущерб в несколько миллиардов драмов. За эксплуатацию рудников полномочные структуры вместо 247 млн драмов взыскали 130 млн. Еще 600 млн драмов не было взыскано по части лицензионных сборов. В заключение г-н Овсепян сделал вполне закономерный вывод: “С переходом части полномочий Министерства охраны природы в Министерство энергетики и природных ресурсов нарушения в сфере значительно сократились”. 

В свете вышеприведенных фактов, которые составляют лишь малую и далеко не главную часть всех нарушений в природоохранной сфере, надо ли удивляться тому, что два высокопоставленных охранника природы, не чинясь, преспокойно потребовали плату за то, чтоб нанести ей очередной удар. Сколько еще подобных ударов будет нанесено нашим лесам, озерам, рекам, недрам, сколько раритетных животных будет варварски истреблено и сколько миллионов еще потекут в бездонные карманы тех чиновников, для которых наша уникальная природа — всего лишь средство для личного обогащения?