“У нас хотят украсть нашу победу”

Архив 201211/02/2012

Лидеры армянской общины Франции обеспокоены предстоящим обсуждением в Конституционном совете закона об уголовной ответственности за отрицание геноцида
Через 18 дней Конституционный совет Франции вынесет окончательное заключение о судьбе закона о криминализации отрицания геноцида армян. Чем ближе к дате, на которую назначено заседание, тем меньше остается оптимизма. Обстоятельства складываются не в нашу пользу. Похоже, уже и Елисейский дворец готов смириться с тем, что закон вернут на доработку в парламент, а то и вовсе признают его неконституционным. “У нас хотят украсть нашу победу”, — говорят разочарованные лидеры армянской общины Франции.

События, последовавшие за обращением группы французских законодателей в Конституционный совет, лишь усугубляют и без того сложную ситуацию, снижая шансы закона на вступление в силу. Вероятность вовлечения НАТО в урегулирование кризиса в Сирии заставила Запад и в частности Францию осознать стратегическое значение Турции. В то же самое время обостряется междоусобная борьба внутри правого лагеря. Стул под президентом Саркози успешно раскачивают внезапно выявившиеся оппоненты, до недавних пор выступавшие в его поддержку. Теперь уже очевидно, что глава государства контролирует не всю свою команду, часть которой стремится использовать любой повод для того, чтоб ему противопоставиться. В таких условиях рассчитывать на успех лоббируемого президентом закона все сложнее. Один из инициаторов криминализации отрицания, лидер фракции правящей партии в Сенате, мэр Марселя Жан-Клода Годен, на встрече с активистами армянских организаций заявил: “Есть все шансы, что Конституционный совет отменит закон. Но хуже всего то, что мудрецы Конституционного совета могут заодно отменить и закон о признании геноцида армян, принятый в 2001 году”. Годен не верит в то, что президент сумеет сдержать свое слово и в срочном порядке представит новый законопроект с тем же содержанием. “Это невозможно. У парламента больше нет времени”, — отмечает мэр Марселя.
Пессимистично настроена и автор законопроекта Валери Буайе. В интервью “Nouvelles d’Armenie” она отметила: “Боюсь, как бы на Конституционный совет не оказали большое давление. Но если закон будет отменен Конституционным советом, мы начнем все сначала”. Буайе тоже не исключает ситуации, при которой ее оппоненты решат воспользоваться предстоящими слушаниями в Конституционном совете и поднимут вопрос о соответствии основному закону решения о признании факта геноцида. Заметим, что Конституционный совет не имеет полномочий давать оценки уже действующим законам. Но отказывая в праве на существование закону о криминализации отрицания, члены совета автоматически поставят под сомнение целесообразность существования мемориального закона, принятого 11 лет назад. Если ситуация будет развиваться именно в этом направлении, Валери Буайе и ее сторонники обратятся с иском в Европейский суд правосудия.
Сложно понять, что обо всем этом думает президент Саркози и что намерен предпринимать. С одной стороны, он продолжает настаивать на необходимости утвердить закон о криминализации отрицания, призывая Турцию смириться с неизбежностью этого. С другой стороны, он на практике ничего не делает для того, чтобы добиться вступления закона в силу. Президент почему-то не воспользовался закрепленным за ним правом подписать закон, пока оппоненты не успели его опротестовать. Хотя Николя Саркози и пообещал в случае вето Конституционного совета немедленно повторно представить закон на рассмотрение парламента, на деле сам же лишил себя этой возможности. Ведь для того чтобы успеть провести документ через обе палаты, потребуется недели две, а до парламентских каникул остаются считанные дни. Осознавая это, депутаты Национального Собрания Эрик Штрауман и Жан-Пьер Море обратились к президенту с призывом поручить Конституционному совету ускорить процедуру рассмотрения запроса. Если бы глава государства поддержал это предложение, процесс занял бы всего восемь дней. Тогда осталось бы время для повторного принятия закона парламентом. Но Саркози и этого не сделал. Быть может, зная нечто большее, чем мы, он просто не видит оснований для беспокойства и уверен в лояльности членов Конституционного совета?..

Впрочем, имея в виду персональный состав совета, верится в это с трудом. Как минимум пятеро из одиннадцати членов этого органа в разное время высказывались против криминализации отрицания геноцида. Являющийся пожизненным членом Конституционного совета экс-президент Валери Жискар д’Эстен дал понять, что ценит свободу слова выше желания пресечь отрицание очевидных фактов. Другой пожизненный член совета — Жак Ширак 15 октября 2006 года в телефонном разговоре с турецким премьером Реджепом Эрдоганом сказал буквально следующее: “Считаю ненужным и неуместным законодательное закрепление уголовного наказания за отрицание геноцида армян 1915 года”. Это цитата из официального пресс-релиза. Член правящей партии Мишель Шарасс, будучи в 2001-м сенатором, не поддержал принятие закона, признавшего злодеяния младотурок. Председатель Конституционного совета Жан-Луи Дебре шесть лет назад, будучи спикером Национального Собрания, лично препятствовал обсуждению инициированного социалистами законопроекта о криминализации негационизма. Его коллега Юбер Энель тогда же открыто выступал против закона, стараясь добиться внесения в его текст принципиальных изменений. По сведениям газеты “Le Canard”, он намерен воздержаться от участия в намеченном на 29 февраля заседании Конституционного совета. Жаклин де Гийаншмидт тоже настроена в нашем вопросе негативно. В 2008 году она подписала так называемый “призыв Блуа”, в котором говорится о недопустимости принятия “мемориальных законов”. Таким образом, турки уже гарантировали себе почти половину того, что им нужно для успеха.
На прошлой неделе в интервью журналу “Politique international” Николя Саркози, говоря о предстоящем голосовании в Конституционном совете, заявил: “Мы стоим перед принципиальным вопросом. Мое убеждение таково: уступки — это трусость, за которую всегда приходится платить”. Найдет ли президент способы убедить членов Конституционного суда в недопустимости уступок, чреватых необходимостью расплачиваться за трусость?..