“У армян сильнее развита внутриэтническая зависть”

Архив 200908/09/2009

Штрихи к национальному портрету
В России недавно была издана книга известного армянского психолога Альберта Налчаджяна “Агрессивность человека”. Через месяц выйдет в свет еще одна, по счету 15-я его книга “Психологическая адаптация”.

В широкий круг исследований ученого входят и вопросы этнопсихологии, являющейся важнейшей частью общей культуры каждого народа. Психическим складом в определенной степени обусловлена политическая культура, деловая этика и многие другие аспекты жизнедеятельности того или иного этноса. Именно об этом наша сегодняшняя беседа с А.НАЛЧАДЖЯНОМ.

— Один из иностранных авторов писал: “Армяне — народ самый умный и способный на Кавказе, стремящийся к просвещению и имевший свою науку, литературу еще в отдаленные времена. Географическое положение древней Армении с тяжелыми условиями жизни в тисках смежных, более сильных народов выработало в армянах особенности этнопсихики, которые в тысячелетней борьбе за независимость являлись для них наиболее выгодными. Армяне вспыльчивы, настойчивы, трудолюбивы, изворотливы, осторожны и поглощены интересами торговли и наживы. Видя в деньгах силу, они алчны, завистливы и крайне бережливы”. Насколько эти характеристики соответствуют нашему собирательному портрету?
— Трудная историческая судьба определила психический склад армян, способствовала выработке защитных механизмов. …Известно, что к таковым относятся и определенные виды агрессии. Однако как по преобладающим видам, так и по уровню агрессивности между этносами имеются большие различия. Есть этносы, которые при малейшей провокации прибегают к агрессивной стратегии, а есть и те, что отдают предпочтение защитным механизмам конформистского характера. Кроме того, существует два типа этнической агрессии — внутриэтническая и межэтническая. Мои наблюдения показывают, что у армян сильнее развита внутриэтническая агрессия, но поскольку адаптивные механизмы стратегии этноса формируются в течение всей его истории, искоренить те из них, что приносят вред, очень трудно.
— Одной из функций этнической культуры является психологическая защита индивида…
— Чтобы приступить к действию, человек должен иметь хотя бы смутное представление о том, при каких обстоятельствах это действие осуществимо и какими качествами он должен для этого обладать (или считать, что обладает), должно ли это быть индивидуальное усилие или совместное… Ответы на эти вопросы — это та призма, сквозь которую человек смотрит на мир, “примеряя” действующие в нем основные парадигмы и тем самым выстраивая всю структуру бытия. В этом прежде всего и состоит защитная функция этнической культуры, являющаяся наиболее значимой из всех ее функций. Благодаря ей этнос адаптируется к реальному миру. Процветание этноса зависит не от меры конфликтности, а от того, сколь хорошо функционируют психологические защитные механизмы, насколько они развиты, адекватны и гибки. Так, в критической ситуации этнос с хорошо налаженным механизмом психологической защиты может бессознательно воспроизвести целый комплекс реакций, эмоций, поступков, которые в прошлом, в похожей ситуации, дали возможность пережить ее с наименьшими потерями. Это особенно бросается в глаза у народов с трудной исторической судьбой.
— Наша нация склонна к конформизму?
— Конформизм присущ всем нациям, но в разной степени. Психологи различают уступчивость и настоящий конформизм. Уступчивость — это когда человек видит, что не может преодолеть трудности, и идет на сознательную уступку с тем, чтобы ему не причинили вреда, он мог бы работать и т.д. А есть и автоматический конформизм, когда человек бездумно приспосабливается к чужим взглядам, требованиям, иногда даже не имея от этого никакой выгоды. Армянам, находившимся среди других наций, конформизм был необходим. Когда человек приспосабливается к сложной среде, у него действуют и сознательная уступчивость, и автоматический конформизм, но индивидуальные различия существенны. Одни приспосабливаются автоматически, другие путем сочетания этих двух видов. Уступчивость многих обусловлена хитростью: они приспосабливаются к новому начальству, однако готовы к агрессивным действиям, как только позиции вышестоящего ослабеют… Все эти типы встречаются среди армян, однако чаще других — разновидность конформизма, обусловленная хитростью. Автоматических конформистов в нашей нации мало. Грузины похожи на армян в этом отношении, у русских и у турок, похоже, больше автоматических конформистов. И это естественно. Когда народ долгое время имеет сильное государство, удовлетворяющее его потребности, у него возникает привычка (а привычка и характер — явления близкие) подчиняться властям, поскольку это выгодно… У армян другая история — у нас до сих пор государственное мышление слабо развито. Зато очень силен индивидуализм. Каждый считает, что может самостоятельно решать государственные вопросы, хотя они не в его компетенции и должны решаться на государственном уровне. Такой подход затрудняет государственное строительство и эффективное управление страной..
— Космополитизм — тоже наша этническая болезнь?
— К сожалению, и это тоже все еще не изжитые пережитки нашей истории. Вокруг любого иностранного бюро, организации, офиса, открытых в Армении, группируются армяне, которые, забывая о собственных национальных интересах, с готовностью принимают чужую идеологию. Здесь можно говорить и о проявлении комплекса неполноценности, имеющегося у всех народов, которые исторически были унижены, долгое время жили под властью чужеродного государства, и им веками внушалось, что они хуже, ниже, слабее представителей доминирующих наций… К сожалению, это до сих пор сидит в нас, даже в научных кругах наблюдается… Скажем, у армянского ученого целый ряд новых концепций и теорий. Когда об этом идет разговор, многие его сородичи высказывают сомнение: мол, разве может армянин выдвинуть самостоятельные идеи, наверное, перенял их у ученых России, Запада… В этой ситуации очень трудно работать. Людям важно, чтобы их труд и достижения оценивали объективно. Причем именно на родине, а не в других странах…
— Примитивная зависть конкретных людей или опять черта, свойственная нашему менталитету?
— Взаимодействие наследственности и среды является общим механизмом формирования личности. Поскольку массы состоят из личностей, то эти личностные качества обобщаются, группируются, возникают этнические типы характеров и темпераментов. Зависть — это общечеловеческое чувство, просто у одних народов она выражена сильнее, чем у других. Есть внутриэтническая и межэтническая зависть. У армян сильнее развита внутриэтническая зависть, которая тесно связана с уже упомянутой внутриэтнической агрессивностью. Отсюда и проявления “разрушительного” поведения…
— Психологи избавляют людей от комплекса неполноценности, а что делать с нацией?
— Надо так организовать систему воспитания, систему образования, чтобы эти отрицательные черты смягчились и постепенно исчезли. Но тут нужна организованная систематическая работа, с опорой на национальный дух, национальную культуру…
— Говорят, есть внушаемые и невнушаемые нации. Мы — какие?
— У каждого народа своя этническая история, в ходе которой развивался ее этнический склад, в том числе интеллектуальные способности, эмоциональность и т.д. Когда этнос имеет короткую историю, находится на низком уровне своего развития, живет в неблагоприятных условиях, то эмоциональность может преобладать. А когда у народа преобладает эмоциональная жизнь по сравнению с интеллектуальной, этот народ будет более внушаемым, чем народ, который добивался больших успехов в развитии своего интеллекта. Мы принадлежим к среднему типу — так сказать, полувнушаемые. Мы также умеренно консервативны, и это хорошо: быстрые реакции приводят к нежелательным последствиям. А вообще-то на ваши сложные вопросы я даю примерные ответы. Все это надо исследовать, а для этого необходимо создать центр этнопсихологии… Нам очень важно вести правильную этнополитику и хорошо знать себя, но также знать те народы, с которыми мы имеем дело, соседей своих в первую очередь… Именно поэтому я сейчас, на основе методики психологического описания народов, работаю над созданием “психологических портретов” армян, турок и русских.
Беседу вела
Нора КАНАНОВА