“Тюркское братство” дало трещину

Архив 201228/01/2012

Молчание Ильхама Алиева вызывает в турецком обществе растущее раздражение и обиду
Анкара и Баку продолжают демонстрировать общую ярость в отношении Парижа. В Турции и в Азербайджане что ни день проходят акции, участники которых всеми словами клеймят французов, их парламент и лично — президента Саркози. Но в этом дружном, хорошо режиссируемом хоре начинает прорезываться нотка диссонанса.

Дело в том, что президент Ильхам Алиев пока никак по столь актуальному вопросу не высказался. “Где же ты, Алиев?!” — с обидой и горечью восклицают турецкие СМИ. Как пишет Hurriyet, “братские чувства азербайджанского народа нам прекрасно известны. Их проявление мы видели как на улицах Баку, так и в Париже. Но возникает вопрос: почему молчит уважаемый господин Алиев? Ведь он — тот человек, который приказал приспустить турецкий флаг, когда Армения и Турция подписывали протоколы”, — задается газета риторическим вопросом, прозрачно намекая, что для азербайджанского лидера своя рубашка, видать, ближе тюркского братства. А известный публицист Мехмет Али Биранд ставит вопрос совершенно прямо. “Наши азербайджанские братья и МИД сделали важные заявления. Однако уважаемый президент все еще молчит, и Турция в этой борьбе фактически вновь осталась одна. Полагаю, у нас есть право ожидать от Азербайджана поддержки. В конце концов, именно Азербайджан в последний момент заставил нас отказаться от армяно-турецких протоколов.
Если бы они были претворены в жизнь, ни французский парламент, ни Сенат такого законопроекта не приняли бы. Отказавшись от протоколов, Турция продемонстрировала образец наилучшего братского отношения и поддержки”. Где же адекватный ответ? Нехорошо получается, не по-братски. В подтексте — очевидное сожаление: может, зря мы похерили протоколы, все равно от этих, с Апшерона, благодарности не дождешься. То есть на самом деле все их “братство” сводится к простой формуле: “ты — мне, я — тебе”.
Подобные настроения уже невозможно не замечать. Дошло до того, что побывавший в Баку депутат парламента Синан Оган принялся оправдывать Алиева. По его словам, в Азербайджане “и оппозиция, и власти выступают с единых позиций”, а президент Алиев “также не скрывал своего возмущения и прямо сказал нам, что Азербайджан находится рядом с Турцией и поддерживает ее в этом вопросе. Он сказал, что этот законопроект не только направлен против Турции, но и Азербайджана и всего тюркского мира. Все что надо, как заявил Алиев, Азербайджан делает в этом направлении. На наш вопрос, почему турецкая пресса об этом не знает, он сказал, когда брат оказывает помощь брату, он делает это не ради рекламы — это наш братский долг. Он также обещал, что переговорит с лидерами тюркоязычных государств, чтобы они также оказали поддержку Турции в этом вопросе”.
В частной беседе сказать и пообещать можно все что угодно. Турецкое общество ждало от азербайджанского президента публично выраженной четкой позиции, но не дождалось. И, разумеется, не дождется. Алиеву, именно 23 января подписавшему на трехстороннем саммите президентов в Сочи очередную декларацию относительно мирного урегулирования в Карабахе, никак невозможно отказываться от своей подписи (чернила еще не просохли) и требовать, по примеру Анкары, изгнания Франции из Минской группы. Во-вторых, все эти разговоры о “тюркском братстве” — они ведь для внутреннего пользования. И если Алиев вдруг встрепенется, Париж непременно спросит: “Вам-то, милейший, какое дело до наших внутренних проблем? Какие законы желаем, те и принимаем, не вам нас учить. Анкару еще как-то понять можно, но вы-то тут с какого боку?” Да и Анкара, заметим, отнюдь не спешит вводить обещанные экономические санкции. Потому что ярость — яростью, а с 10-миллиардным товарооборотом шутить не приходится. В условиях кризиса последствия могут принять лавинообразный характер. Тем более не с руки делать это Азербайджану. Намного легче (и безопаснее) проводить ежедневные “пятиминутки протеста” у стен французского посольства. И безопасно, и политес соблюден.
А пока суть да дело, обида и недоверие между “братьями-тюрками” только нарастают. Отношения их и всегда-то не были идеальными, громкие клятвы в любви и верности лишь маскировали существующие противоречия. А теперь осадок еще более сгустится, трещина между Турцией и Азербайджаном станет шире и глубже. И это одно из очевидных последствий предпринятого Францией шага. Париж дал туркам очень предметный урок: нельзя приносить собственные интересы в жертву третьей стороне, как вы поступили в истории с армяно-турецкими протоколами. Теперь убедитесь, как это с вашей стороны было глупо и недальновидно.
Нет сомнений, что президент Саркози многократно продумал возможные долговременные последствия своего решения еще до того, как соответствующая инициатива была актуализирована в парламенте. И совсем не исключено, что, помимо многого прочего, возможность турецко-азербайджанского раскола также была просчитана. Как и иные, уже внутритурецкие, последствия. Ведь многие местные солидные политологи уже заговорили о том, что Анкара “более не может уклоняться от своей обязанности в покаянии за геноцид армян”, особенно после “французской коллизии”. А попытки Турции запугать Францию и другие страны в этом вопросе приведут к плохим последствиям для нее самой. “Эта отрицательная и реактивная стратегия не удалась… Надеюсь, что власти разработают иную тактику к 100-летней годовщине геноцида армян, к 2015 году”, — заявил, например, профессор университета Bahcesehir Стамбула Ченгиз Актар, сообщает Ahram. Соли Озел из Стамбульского университета также считает, что “Турция больше не может уклоняться от покаяния за геноцид. В первую очередь следует выразить свое сожаление, а турецкое государство никогда подобным образом не поступало”, — сказал профессор. Замечаете? Эти люди уже не спорят, был геноцид или его не было. Речь идет о необходимости покаяния. Браво, президент Саркози! Виртуозная работа!