“Ты проводила на войну сыновей…”

Архив 201008/05/2010
Семью плотника Степана Гюлумяна из деревни Гетик Великая Отечественная война обожгла крепко: из шестерых сыновей, ушедших на войну, вернулся один. Горе подкосило отца, но он нашел в себе силы, чтобы вырастить еще одного сына и троих дочерей. А вот материнское сердце жены его, Такуи, как он ее ни жалел, скрывая похоронки, не выдержало.

Деревню Гетик основали бывшие арцвашенцы, которые в 20-х годах переселились на новую территорию. 130 домов жили одной семьей. Отцов, мужей, сыновей провожали на войну все вместе, все вместе встречали победителей и оплакивали погибших. Ушло почти все мужское население деревни, погибли 52 человека, вернулись единицы.
Сыновья Степана Гюлумяна оказались на фронте в первые дни войны. Старший сын Петрос пропал без вести. Сколько радости было, когда в 56-м в деревню вернулся один из арцвашенцев, числившийся в списке без вести пропавших. Он-то и рассказал, что Петрос жив-здоров и скоро вернется. То ли это действительно было так, то ли парень хотел дать надежду родителям, только это сказалось на состоянии матери отнюдь не очень хорошо. Она каждый день сидела у дороги, ожидая своего сыночка Петроса, угадывала его в каждом прохожем, в каждой проезжающей мимо машине. И, будучи еще не старой женщиной, умерла там же, у дороги. Ее внук Марсель, когда смотрит кадры из фильма “Песнь старых дней” Альберта Мкртчяна, в главной героине — матери, проводившей на войну пятерых сыновей и получающей одну за другой похоронки — видит свою бабушку. Для него в собирательном образе реально вырисовываются линии судьбы татик Такуи. Писатель А.Фадеев написал неустаревающий гимн матерей, проводивших сынов своих на войну: “Ты проводила на войну сыновей — если не ты, так другая, такая же как ты, — иных ты уже не дождешься вовеки, а если эта чаша миновала тебя, так она не миновала другую, такую же, как ты. Но если и в дни войны у людей есть кусок хлеба и есть одежда на теле, и если стоят скирды на поле, и бегут по рельсам поезда, и вишни цветут в саду, и пламя бушует в домне, и чья-то незримая сила подымает воина с земли или постели, когда он заболел или ранен, — все это сделали руки матери моей — моей, и его, и его”. Эти слова, как нельзя лучше, подходят и армянке Такуи.
Второй сын, Бениамин, был кадровым офицером, погиб на Украине. Часть, в которой воевал Гурген, попала в окружение. Он погиб в апреле 45-го в Чехословакии, так и не встретив победы. Ишхан и Иван воевали в Прибалтике. В первые дни войны наши войска воевали там сразу с двумя фронтами, в одном бою полегли братья. Аршак воевал в 89-й стрелковой Таманской дивизии. 10 августа 1941-го участвовал в битве за Кавказ. Участвовал в освобождении Балаклавы, Керчи, Севастополя и других городов, за что имеет награды, дошел до Берлина. Командир дивизии и ее личный состав наряду с другими 6-ю национальными армянскими дивизиями прославили силу армянского оружия, разгромили фашизм в самом его логове и навеки вписали в май 1945-го победный танец кочари у стен рейхстага. Когда вошли в Берлин, командир, генерал-майор Нвер Сафарян, отправился на могилу кайзера Вильгельма, который некогда жаждал изничтожить армян, и справил малую нужду, что стало уже расхожей легендой. А Аршак вернулся в Гетик победителем. Он имеет более десяти боевых наград, среди которых орден Красной Звезды, орден “За отвагу” и другие. Шесть ранений до последних дней его жизни давали о себе знать. Книга А.Ананаканяна “В едином строю”, изданная в 1975 году к 30-летию Победы, хранит в себе образы шестерых братьев Гюлумянов.
Дом Степана Гюлумяна стоял у дороги и во время войны стал перевалочным пунктом для всех следовавших и лазаретом для раненых. Он никогда никому не отказывал в крове, принимал с хлебом-солью, каждого готов был приютить и обогреть. После войны он старался больше времени проводить с молодежью в сельской библиотеке — так он утолял тоску по погибшим сыновьям.
Когда умер Аршак, его сыновья и сыновья погибших братьев Гюлумянов поставили могильный камень с фотографиями. Это стало местом воинской памяти, куда каждое 9 мая с цветами приходят дети, внуки и правнуки Гюлумяны. И ничего, что там покоятся лишь Степан и Аршак, один из нескольких солдат Гетика, похороненный в родной земле, главное — память, дань уважения и благодарность за мирное небо.