Твоя капля в море

Архив 201328/09/2013

В московском издательстве “Астраль” вышла книга “Неполитические откровения” ректора Русско-Армянского (Славянского) университета Армена ДАРБИНЯНА. Это чуть более полусотни “откровений” (некоторые публикуются ниже), которые автор года четыре назад специально писал для нашей газеты, то есть был колумнистом “НВ”. “Откровения” — это быстрая, часто мгновенная реакция политика и публициста на армянскую жизнь во всех ее проявлениях.

“У Дарбиняна как у публициста есть счастливое свойство: он отпугивает глупого и привлекает умного читателя”, — пишет в своем предисловии Александр Архангельский. Не стоит и говорить, с каким удовольствием ждали читатели “НВ” этих откровений Армена Дарбиняна — остроумные по форме и острейшие по содержанию. И великолепно, стильно написанные. Думается, что они понравятся и российским читателям — конечно, прежде всего умным. Также отметим, что “Неполитические откровения” Дарбиняна, по крайней мере большинство из них, совершенно не утратили актуальности за эти годы. Так же свежи, ибо многие затронутые им вопросы и проблемы, увы, не решились.

ТВОЯ КАПЛЯ В МОРЕ

Недавно в телевизионном эфире прозвучала тревога ректора нашей Alma mater по поводу укоренения в студенческой среде вопиюще безобразных нравов: у нас, оказывается, есть прослойка парней-студентов, которым “западло” появляться на улице с тетрадкой или книжкой в руках. Боязнь подвергнуться остракизму со стороны агрессивных выродков у них гораздо сильнее осознания собственного предназначения, человеческого и мужского достоинства. Сие явление, видимо, уже приобрело ужасающие масштабы и свидетельствует о глубокой общественной болезни, а значит, стоит немедленно разобраться в причинах, искать и находить “противоядие”…
Мы не сумели создать в стране культ просвещенности и образованности. Между тем это единственный культ, который нам стоило бы всячески развивать. Мы не смогли эффективно задействовать в нашем государственном и общественном строительстве громадный потенциал истинных профессионалов, создавая ощущение их нужности и полезности стране. У нас не хватило мужества и решимости не подпустить к кормушке неграмотных и невежественных упырей, паразитирующих на народных бедах… Имея огромную (более 100 тысяч!) армию студентов, мы так и не сумели “зажечь” их мечтой о Великой стране, которую им самим предстоит построить в условиях жесточайшей мировой конкуренции, где определяющим фактором прогресса будет, несомненно, Его Величество Знание…
Еще лет десять назад, будучи в Казахстане, я удивился редкой прозорливости и мудрости Лидера, не только обращающего пристальное внимание на отечественную систему образования, но и направляющего молодых людей на учебу в лучшие университеты мира, постоянно следящего за их успехами и привлекающего лучших из них к управлению страной. И по сей день порядка пятисот казахстанских юношей и девушек в год направляются целевым образом на получение первоклассного образования, и каждый из них уверен в том, что он нужен своей стране и что на родине его ждет честная конкуренция с выпускниками быстро набирающих мощь и авторитет местных университетов… А мы тем временем ловили “дезертиров” в аэропортах, брили их наголо и направляли на “перевоспитание” в войска. По данным статистики, порядка четырех тысяч граждан Армении в настоящий момент обучаются за рубежом, и с достаточной долей уверенности можно утверждать, что в подавляющем большинстве они не вернутся в страну, а будут искать свой шанс на чужбине… В результате государственный аппарат в Казахстане сегодня сформирован сплошь из молодых, подтянутых, трехъязычных профессионалов, а в наших министерствах пока еще немало тех, кто понятие “окружающая среда” воспринимает как безудержно надвигающийся и опутывающий нас день недели!..
Я почему-то знаю, что описанные выше позорные нравы не могут зародиться в “трудовых” семьях, знающих цену куска хлеба и воспитывающих детей в условиях хотя и ограниченных возможностей, но благоговения к высоким знаниям и честному труду. Такая дикость может возникнуть только в среде пригретых властью нуворишей, кичащихся вседозволенностью и безнаказанностью, так и не понявших, что единственная причина их процветания (помимо собственной наглости и нахальства) — это наш с вами недогляд. Вообще, нам надо, видимо, с особой тщательностью следить за жизненным продвижением “элитарных” отпрысков, а может, и вовсе установить ограничения на их рост по службе: уж очень опасным мне представляется реплицирование нынешней “элиты” во власти…
Трудовое воспитание молодежи практически полностью выбыло из нашего арсенала, мы почему-то забыли, что основа всего — это труд, навыки и любовь к которому нам следует прививать молодым параллельно с пиханием их знаниями… Надо немедленно возродить практику организации студенческих строительных отрядов, призвать действующие в стране крупные компании в обязательном порядке предусмотреть в своих инвестиционных программах возможность для студенческой работы и заработков, учитывать трудовой стаж студентов при их карьерном росте и продвижении. Не верится мне, что трудяга-парень, познавший вкус труда и заработка, будет стыдливо прятать тетрадку от хищнических взглядов наглых бездельников-отморозков, — да он их отдубасит “на поколение назад”, — мало не покажется!..
И еще. Мне очень нравится китайская мудрость: “Кто был мне учителем один день, тот мне отец на всю жизнь”. Нам нужно восстановить всеобщий пиетет к Учителю, осознать, что нет важнее функции в обществе, чем воспитывать следующее поколение граждан.
К счастью, наши дела не так уж плохи: я имею ни с чем не сравнимую привилегию каждый день соприкасаться с удивительно яркой, умной, красивой, здоровой молодежью, которая сделала бы честь любому народу, а заглавие данной колонки мне подсказала мысль моего бывшего студента, а ныне друга Романа Надиряна, который как-то написал; “Мне кажется, моя капля в море будет способна что-либо изменить”…
Конечно, изменит. Рома, обязательно изменит!!!

 

ВЕЛОСИПЕД КАК СИМВОЛ ДЕМОКРАТИИ

Неожиданное сообщение пришло из далекого Таджикистана: министерство тамошнего транспорта приняло решение в связи с кризисом пересадить своих чиновников на велосипеды и закупило с этой целью сто штук (!) этих симпатичных средств передвижения. Меня здесь заинтересовала больше сама ментальная готовность государственных служащих к принятию и реализации данного решения, чем его собственно антикризисный эффект: что ни говори, а явление сие отражает, в принципе, моральное здоровье таджикских чиновников и достойно всяческой похвалы.
Вообще распространенность “велосипедной” культуры в массах является отражением либо критической бедности общества, либо, наоборот, достаточного богатства. При этом вьетнамский или китайский примеры являют собой в том числе и демонстрацию присущей этим народам работоспособности и целеустремленности, а пересадка с велосипеда на автомобиль знаменует серьезное продвижение свежего автовладельца вверх по ступеням социальной лестницы. В богатых же странах Запада велосипед, скорее, символ демократичности власти, чистой экологии и физического здоровья, а пример Амстердама и Лондона, где на обычной велосипедной стоянке запросто можно столкнуться и перекинуться приветствием с городским мэром, — прекрасный образец единства общества и власти. Кроме того, в странах западной демократии принято признавать безусловный приоритет общественного транспорта перед частными средствами передвижения.
В своем развитии нам так и не суждено было познать прелести “велосипедного общества”, мы каким-то непонятным образом “перепрыгнули” через пего, оказавшись сразу во власти диких автомобилистов, утвердив на практике их абсолютный диктат над пешеходами. Более того, по образному выражению Ильфа и Петрова, мы стали беспощадно давить “кротких и умных пешеходов”, введя для них “некое транспортное гетто”. Пешеход в сегодняшнем Ереване как минимум рискует здоровьем, вдыхая плотную концентрацию выхлопных газов, и нервами, подвергая себя ежесекундной опасности быть раздавленным. Безопасность и здоровье пешеходов абсолютно не волнуют отечественных гаишников, а самыми, пожалуй, опасными для ходьбы являются как раз очерченные “зеброй” участки дороги, на которых доморощенные автовладельцы почему-то особенно жестоки.
Я не случайно отметил ментальную готовность таджиков пересесть на велосипеды: невольно сравнивал их с нами. Трудно представить армянского, допустим, таможенника, скромно паркующего велосипед на глазах у изумленных налогоплательщиков. Мы почему-то привыкли к мнимому превосходству класса чиновников над народом, дали ему слишком много воли и не научились его контролировать и призывать к ответственности. Мы вроде бы должны были создать, как предполагалось, свободную от узкопартийного влияния систему государственной службы, обеспечивающую привлечение грамотных и достойных профессионалов, а на дело не смогли отречься от кумовства как основного метода подбора Я расстановки кадров… Мы слишком спокойно восприняли ничем, кроме дешевой политической конъюнктуры, не обоснованное расширение государственного аппарата, когда в угоду иллюзорной “политической стабильности” создавались и передавались “на правах собственности” отдельным политическим партиям все новые государственные структуры… Огромным расточительством для нас является содержание абсолютно раздутого и преимущественно никчемного чиновничьего аппарата, да еще и его автообслуживание.
Кризис — идеальный повод распродать служебный автопарк чиновников, а вырученные средства привлечь в бюджет. К тому же было бы очень полезным пересадить чиновников на общественный транспорт — глядишь, и избавились бы мы тогда от позорных городских маршруток, а заодно и от крышующих их “политиков”… Я, конечно же, не рискнул бы призвать к всеобщему внедрению велосипедов в пат транспортный обиход, подвергнув тем самым гипотетических велосипедистов смертельной опасности быть раздавленными на дорогах. Для справки отмечу лишь, что в европейских столицах велосипедистам отведены до тысячи километров специальных велодорожек и что в Голландии, например, на 16 миллионов жителей приходится 18 миллионов велосипедов. Кстати, там же подсчитано, что велосипедист по сравнению с автомобилистом экономит порядка ста евро в месяц, а чиновникам, передвигающимся на велосипедах, выплачивается специальная бюджетная доплата…
Есть еще один, пикантный, аргумент в пользу велосипедов: андрологи отмечают исключительную полезность велосипедного седла и кручения педалей для мужского здоровья. Не зря, видимо, в России придумали анекдот о деревенском мужике, от которого легко беременеют женщины нескольких окрестных сел, а на вопрос, как это у него получается, мужик отвечает: “Так у меня ж велосипед!..”
Недавно президент, имея в виду национальную программу по противодействию кризису, отметил, что, может быть, это тот случай, когда нужно “изобрести велосипед”. Мне почему-то в этой связи подумалось о велосипеде как символе демократии, процветания и общественного здоровья…

КАВКАЗ ОДНОЭТАЖНЫЙ

О возможности скорого открытия армяно-турецкой границы в последнее время не говорит только ленивый. Отечественную политтусовку уже изрядно лихорадит по этому поводу, придумываются различные аргументы — например, таковой якобы будет для Турции цена непроизнесения Обамой слова “геноцид”. Вообще беспрецедентное на этот раз количество армян, смотрящих в уста американского президента, заставляет по-серьезному задуматься: мы, к сожалению, продолжаем оставаться еще в растиражированном нами же образе наивного народа с красивыми, но грустными глазами. Мы по-детски радуемся, если в какой-либо из стран признается факт турецкого геноцида армян, мы продолжаем в этом убеждать упорных чурок, безуспешно пытаясь их “облагородить”. Кое-какие успехи в этом, правда, уже имеются: в недавней акции “Простите нас, армяне” приняли участие порядка 30 тысяч граждан Турции… И тем не менее нам важно понять: даже если когда-нибудь нам это удастся в полной мере, мы тем самым всего лишь улучшим качество соседей. Кто бы подумал, однако, о нашем собственном качестве?..
Не надо питать иллюзий: турецкая граница в обозримом будущем не может стать для нас “границей жизни”. В состоянии турецко-азербайджанского непризнания геноцида и права Карабаха на независимость национально-генно-чувственное у турков обязательно возьмет верх над геополитической целесообразностью.
Кроме того, единственным на данный момент действенным гарантом процесса для нас может явиться дружественная Россия, для которой, однако, выигрыши от подобного сценария абсолютно неочевидны. Даже если удастся добиться (допустим, в честь футбола) хотя бы частичного приоткрытия границы, над нею все время будет висеть турецкий “дамоклов меч”. Вряд ли стоит нам в преддверии трагической даты опять замирать в ожидании заветного слова в устах очередного американского президента, — к вопросу разблокирования наших западных или восточных границ это будет иметь весьма отдаленное отношение. А значит, не о тех границах думаем.
За время независимости по отношению к Грузии у нас почему-то сформировался и развился комплекс “соседа снизу”. Мы то и дело ждем, что нас “зальют водой”, свыкнулись с дискриминационными транспортными, тарифами, учтиво улыбаемся и признаем значение приоритетного партнерства с Грузией (видимо, на всякий случай — чтоб не “заливали”), тогда как в доктрине ее внешней политики скромно фигурируем всего лишь в качестве “соседа снизу”. Надо признать, однако, что у Грузии были объективные основания вести себя с нами как “сосед сверху”, и состояли они вот в чем.
Практически единственным приоритетом внешней политики Грузии долгое время оставалась прокладка через ее территорию нефтепровода Баку — Джейхан и газопровода Баку — Эрзрум. Стать транзитной страной — именно так формулировалась главная цель внешней политики Грузни, именно поэтому Азербайджан и Турция были сразу отнесены к категории стратегических партнеров, а к Армении применился подход опасливой настороженности. Цель достигнута, а значит, нечего настораживаться. Далее, мы долгое время безуспешно соревновались между собой в вопросах о том, кто больше европеец, у кого больше демократии, кто более достоин вступить в ВТО, у кого лучше вода или долма… Ничего не доказали. Скорее, наоборот: как бы мы ни старались перещеголять друг друга в развитии, у Европы сформировалось взвешенное, равное и вполне адекватное отношение к обеим странам: мы одновременно вступили в Совет Европы, нас одновременно пригласили на подписание программы “Восточного партнерства”, а в ВТО мы вступили позднее лишь по причине собственной безалаберности.
И наконец, территории. Естественным образом считалось, что Армения — за самоопределение наций, а Грузия — за территориальную целостность. После прошлогодней “Пятидневной войны”, однако, разное отношение к принципам урегулирования территориальных споров потеряло свою актуальность.
Грузия — братская страна, в которой живет наиболее близкий нам по духу и мировосприятию православный христианский народ. У нас одинаковые ценности, пристрастия и предпочтения… Нам не делает чести существующая непрозрачность границы, в обоюдных интересах создание единого экономического и таможенного пространства. И вообще, пора переселяться “на один этаж”… В Грузии, кажется, уже стали это понимать: впервые за период независимости там прозвучало высокопоставленное мнение об оформлении отношений стратегического партнерства с Арменией.
И еще. Мы могли бы во многом способствовать нормализации грузинскоо-российских отношений, основа которых гораздо глубже сиюминутных конъюнктурных различий…
На днях выдающийся русский писатель Андрей Битов подарил мне свою книгу “Кавказский пленник”, в которой есть такие слова: “В Грузии и Армении спасались… великие наши поэты. Еще Пушкину устроили единственный прижизненный юбилей лишь в Тбилиси. В советское время там уже прятались все — и Мандельштам, и Пастернак, и Заболоцкий, и другие, в том числе и я…” Разве можно все это забыть и потерять?.. Конечно нет!

РЕПАТРИАЦИЯ — ДОРОГА ВВЕРХ

Недавно директор Федеральной миграционной службы России публично поделился своими “позитивными” ощущениями, возникшими в связи с новыми миграционными тенденциями на Дальнем Востоке: его, оказывается, стали заселять уже не только китайцы, но “и армяне, и кыргызы, и представители других стран СНГ, которых… проще сделать оседлыми”. Братьям кыргызам я, конечно, не судья, но как-то обидно стало за своих: неужели один из древнейших народов мира, доказательства оседлости которого и поныне являются гордостью мировой культуры, в редкое по своей значимости историческое время, отведенное, казалось бы, на построение собственной государственности, — в процессе безудержного самовыдавливания достиг состояния, когда на новом витке историй кто-то может задаться задачей вновь превратить нас “в оседлых”?.. Не верится, однако… Хотя повод мы, вероятно, дали.
И повод этот — дикая по нашим масштабам цифра мигрантов, достигшая только по России величины 1,2 миллиона человек!.. Нас стало там так много, что, кажется, ни одно общественно значимое событие уже не происходит без нашего “участия”.
Кто, по-вашему, недавно выиграл суперприз Всероссийской государственной лотереи в 100 миллионов рублей?.. — Правильно, армянский мигрант санкт-петербургской “зацепки”!.. А кто довел до бешенства московского майора-отморозка Евсюкова, застрелившего случайных посетителей супермаркета?.. — Правильно, армянская жена — то ли певица, то ли модель… “Безобразие” — и только!..
Часть наших мигрантов в России (порядка семисот тысяч человек) действительно успела стать “оседлыми”, интегрировавшись в новое для себя общество. Для официальной статистики эта часть — уже “потерянный” народ, на возвращение которого никто и не надеется, а на гипотетическую возможность возврата нашего все еще не ассимилировавшегося, подгоняемого кризисом брата в количестве 400-500 тысяч мы и вовсе смотрим с нескрываемым ужасом и тревогой…
Мы уже очень долгое время на государственном уровне руководствуемся подходом “баба с возу — кобыле легче”, с неоправданной легкостью и “пониманием” подходим к проблеме миграции, свыклись со своей неспособностью обеспечить сносные условия жизни для своих граждан, как итог — заискивающе благодарно смотрим на приютивших нас чужестранных начальников, в лучшем случае принуждающих нас “к оседлости”. Вообще вызывает страшное беспокойство то чувство трагического отчуждения, которое страна продолжает “впрыскивать” в своих граждан.
Между тем давно пора понять, что нет будущего у страны, которую покидает народ; нет задачи важнее, чем привлечь обратно соотечественников-работяг, продающих на чужбине свой труд, знания и квалификацию; нет более точного и емкого критерия благополучия для страны, чем ее существенно и постоянно увеличивающееся население; нет устремления благороднее, чем способствовать развитию и процветанию родной страны; нет притяжения большего, чем притяжение Родины, и нет вожделения большего, чем осознавать свою надобность собственному государству и обществу.
И за примерами ходить далеко не надо: вся история государства Израиль — это успешная история тщательно продуманной, по-государственному мудро и грамотно осознанной и осуществляемой репатриации. Удивительно тонко подобрано и определение самого процесса: термин “алия” означает “восхождение в Израиль”.
Воистину, чтобы быть достойным своей страны, надо суметь возвыситься над собой, преодолеть самоочищающий “путь вверх”, раз и навсегда определить для себя духовные и нравственные ориентиры, понять величие принадлежности к особой, прекраснейшей касте людей — одного с тобою гражданства… В отличие от нашей паники по поводу возможного возвращения отверженных кризисом соотечественников в Израиле даже рады кризису: недавно были приняты новые меры государственного стимулирования возвращенцев — созидателей новой жизни. В отличие от нас, создавших непонятное по своим функциям Министерство диаспоры, в Израиле изначально действует Министерство абсорбции, единственной задачей которого является реализация государственной программы репатриации.
В нашей истории уже был опыт репатриации, к сожалению, неудавшийся, когда в послевоенное время советское правительство призвало к возвращению западных армян, завлекая их идеологическими догмами о самом справедливом обществе с коммунной собственностью. Идеология эта была, естественно, чужда армянам — ремесленникам и мастерам, привыкшим потом и кровью добывать хотя и трудный, по свой хлеб… Не способствовала адаптации и повсеместная русификация — советской и партийной системе так и не удалось выбить из подсознания западных армян навеянный долгой и нудной “тамошней” пропагандой страх перед всяким проявлением русского — от языка и культуры до руководящих инструкций из Кремля.
Другое дело — сегодня. Нам нужна новая национальная стратегия репатриации, ориентированная теперь уже на армян восточных и основанная на приоритете подлинно национального интереса построения процветающей страны с эффективным, справедливым государством и здоровым, благополучным обществом.
Важно понять самим и дать понять другим: у армян есть дела гораздо важнее, чем заполнять собой бескрайние сибирские просторы…

ПОЧЕМ НАРОД?..

В своих предыдущих заметках я пару раз упоминал Молдову в качестве примера страны с признаками победившей системы электоральной демократии, отличительной чертой которой является согласие проигравшей стороны с официальными результатами выборов.
Моя оценка, однако, несколько поколебалась после недавних выборов в парламент этой страны и последовавших массовых беспорядков, организованных оппозицией как раз в знак несогласия с итогами выборов. Но как же красиво молдаване выпутались из этого уже изрядно надоевшего нам по собственному опыту политичного лабиринта! — властям не удалось “подкупить” ни одного(!) из сорока оппозиционных депутатов и провести своего кандидата в президенты, в результате в стране был объявлен конституционный роспуск парламента и назначены новые выборы… Поневоле проводишь параллели с отечественной политтусовкой и понимаешь: из произвольной выборки в сорок депутатов любого парламентского созыва можно было “купить” практически каждого, и доказательством тому служат вполне официальные биографии наших видных парламентских “перебежчиков”…
Вообще, подобное развитие событий в Молдове приводит нас к двум заключениям: во-первых, правы те аналитики, которые предлагают конституционно ограничивать президентское правление в странах “новых демократий” одним сроком, — в таком случае правителям действительно не удастся пустить глубокие клановые корни, а перспектива скорой и неминуемой отставки, безусловно, ограничит их аппетит; и во-вторых, степень продажности политиков обратно пропорциональна глубине национального самосознания и самоуважения… А значит, наша первоначальная оценка молдавской демократии верна: именно народ не позволил политикам произвольно обращаться со своими голосами, низвергнуть и растоптать собственное достоинство.
Вместе с тем представляется крайне неверным и нечестным все огрехи политиков и в конечном счете их готовность “продаться” сваливать на народ, его недостаточную политическую зрелость. У нас в последнее время стало почему-то модным сетовать на народ как на источник всех проблем в избирательной системе: он и менталитетом якобы “не вышел”, и голоса продаст, и неспособен отстоять свой выбор, и большей частью безразличен к подковерной борьбе “в верхах”… А один из западных горе-наблюдателей как-то даже позволил себе сентенцию о том, что, мол, невозможно установить демократию в обществе, где коррумпированным является народ. Как бы не так, однако!..
Ни одна избирательная кампания даже на благопристойном Западе не обходится без обвинения против политических оппонентов в подкупе избирателей. Причем арсенал подкупа довольно разнообразный: от бесплатных шашлыков (например, в Латвии) до студенческих картофельных чипсов с кока-колой (например, в США) — явление подкупа вообще родилось вместе с человечеством и, к сожалению, шагает вровень с нами: удивляться этому не надо. Библейское “Проклят, кто берет подкуп, чтоб убить Душу и пролить кровь невинную” в применении к подкупу избирателей можно понимать как кровопускание государству, что в конечном итоге может пойти и на пользу… Душу же скорее убьет не сам подкуп (который тем не менее означает добровольную сделку), а глупые призывы брать деньги, но голосовать по совести.
Кто смог бы утверждать, что армянский избиратель, продающий свой голос за 15-20 долларов, хуже, допустим, иранского по цене 50-100 долларов или ливанского за $1500-2000? Ведь чем ниже цена “покупки”, тем выше уровень бедности в стране, а демократия — это не игра для бедняков, она в идеале предполагает доминирование среднего класса. С другой стороны, высокая цена голоса избирателя отнюдь не означает благополучия в обществе: она, скорее, показатель серьезности и принципиальности предстоящего выбора, от которого может зависеть дальнейшая судьба страны. Действительно, на недавних общенациональных выборах в Ливане решался вопрос о недопущении в стране исламской радикализации, и, естественно, Запад был готов платить за это по достаточно высоким счетам. Что же до Ирана, то весь ход избирательного процесса показал неготовность верховного духовенства к послаблениям в сторону большей светскости государства, и за это надо было тоже платить.
В нашей истории было всего один раз, когда на кону общенародного выбора стоял вопрос исключительной значимости — Референдум о государственной независимости 21 сентября 1991 года, — и народ наш с блеском выдержал ЭТО испытание, и заметьте: абсолютно бескорыстно! Смею утверждать, что все другие случаи народного волеизъявления существенного значения для нашего будущего не имели, а значит, не надо политикам списывать на народ собственную идейную скудость и несостоятельность, готовность ради власти и денег поступиться принципами и менять убеждения. Историей (в том числе нашей) доказано: продажность политиков — явление естественное и самодостаточное, к продажности парода непосредственного отношения не имеющее.