Турция: тест на цивилизованность

Архив 201027/02/2010

От того, как проявит себя наш западный сосед, во многом зависит ситуация на Южном Кавказе
Как уже сообщалось, после ареста 22 февраля 49 высокопоставленных представителей армейской элиты Турции обстановка в стране накалилась до предела. Наблюдатели заговорили о возможном военном перевороте либо о досрочных парламентских выборах. И то, и другое означало бы дестабилизацию внутриполитической жизни и, вероятно, кардинальный пересмотр внешнеполитических подходов.

Стороны противостояния — правительство и армейская верхушка — прекрасно понимают потенциальную опасность дестабилизации и, несмотря на глубокие разногласия, пока пытаются найти консенсус. Вчера в резиденции главы государства состоялась встреча президента Абдуллы Гюля и премьера Реджепа Эрдогана с начальником генштаба Илькером Башбугом. Сообщается, что было принято консолидированное решение “действовать по закону”. После этого из-под стражи были освобождены трое отставных высокопоставленных генералов. Впрочем, не исключено, что обвинение им еще будет предъявлено. Да и вообще говорить, что названная встреча позволила существенно разрядить обстановку, явно преждевременно. Вчера же Верховный суд Турции официально санкционировал аресты целого ряда ранее задержанных офицеров. Таким образом, уже выданы ордера на арест 31 военного из 49. Эти люди якобы в целом признали свою вину. В армейской верхушке открыто утверждают, что “при получении показаний правоохранительные структуры использовали специальные методы”. Видимо, есть серьезные подозрения, что признания выбивались из офицеров и генералов под серьезным, не исключено что и физическим давлением. Поэтому, как сообщают турецкие источники, армейское командование намерено требовать, чтобы все допросы и работу над конфискованными документами дела проводила военная прокуратура страны.
Впрочем, гражданскую прокуратуру тоже нельзя назвать другом правящего режима. Накануне генпрокурор Турции Абдуррахман Ялчинкая выступил с новым заявлением о возможности закрытия правящей Партии справедливости и развития. По мнению прокуратуры, деятельность правящей партии нарушает светский характер государства, завещанный основателем современной Турции Мустафой Кемалем Ататюрком и закрепленный в конституции. Ясно, что подобное заявление дает в руки военным сильный козырь. Идти на открытую силовую конфронтацию генштаб опасается и не желает, невзирая на сильное давление среднего и высшего офицерского звена. Однако теперь военные, опираясь на мнение Генпрокуратуры, могут настаивать как минимум на проведении досрочных выборов. Если, конечно, до этого не будет вынесено решение об очередном (уже втором за последние годы) запрещении правящей партии. Это, разумеется, также приведет к досрочным выборам в Великое национальное собрание.
В принципе, такое развитие событий не нужно ни самим туркам, ни большинству их соседей по региону. Дестабилизация и вполне вероятная смута в такой крупной, экономически развитой стране неизбежно скажется на положении дел у соседей. Пожалуй, лишь в Азербайджане падение правительства Гюля — Эрдогана прошло бы под аплодисменты. В Баку нынешних правителей Турции считают “предателями общих интересов” за их попытку наладить отношения с Ереваном. И понятно, что приход к власти тандема кемалистов с националистами заметно омрачил бы перспективу армяно-турецкого диалога. Парадоксально, но такой исход нынешнего противостояния негативно сказался бы и на процессах евроинтеграции Турции. Дело в том, что генералы-западники отнюдь не стремятся видеть свою страну в семье европейских народов. Они склонны поддерживать самые тесные отношения с США и НАТО, но вовсе не хотят, чтобы их роль в политической жизни страны сошла на нет. А это неизбежно, если сближение с Европой будет продолжено. Вот почему Вашингтон довольно спокойно воспринимает происходящее в Турции. И это же объясняет значительную тревогу европейских структур, настаивающих на минимизации воздействия армии на жизнь страны. По существу, сегодня турецкое государство проходит нелегкое испытание на прочность и цивилизованность одновременно. От того, как будет сдан этот сложный экзамен, зависит многое.
Соб.инф