Турция пытается влезть в форточку

Архив 201229/03/2012

Несколько дней назад премьер-министр Турции встретился в Сеуле с президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой, с которым, как рассказал журналистам сам Эрдоган, он обсудил также ситуацию вокруг нагорно-карабахской проблемы. “Я выразил господину Обаме недовольство деятельностью МГ ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахской проблемы. Эта структура вот уже 20 лет ведет безрезультативную работу. Для решения проблемы мы готовы работать с Азербайджаном, но этого недостаточно; нужно, чтобы Россия, Франция и США в свою очередь повлияли на Армению…”

Идею вовлечения Турции в процесс урегулирования азербайджано-арцахского конфликта Анкара развивает также в экспертно-политологических кругах. Так, турецкий политический комментатор по кавказскому и каспийскому регионам Международного центра стратегических исследований Гюнер Озкан сообщил азербайджанским СМИ, что Турция, США и Россия “желают организовать очередную встречу президентов Азербайджана и Армении”. По мнению эксперта, Турция должна добиться от Азербайджана согласия на такую встречу, а США и Россия — уговорить армянскую сторону. “Если в более тесном диалоге между Турцией и Азербайджаном появятся новшества, в будущем к процессу могут примкнуть США. После сохранения этих рамок встреча президентов Азербайджана и Армении станет возможной”. Схожесть мыслей Эрдогана и Озкана, скорее всего, свидетельствует о том, что “мнение” политолога было сформировано в резиденции премьер-министра Турции.
Конечно, подобную активность официальной Анкары можно понять. Власти Турции используют все возможности, чтобы обозначить свое присутствие на Южном Кавказе. Именно для решения этой задачи сразу после августовской войны 2008 года глава турецкого правительства выступил с инициативой создания “Кавказской платформы стабильности и сотрудничества”. Эрдоган тогда заявил, что “в первую очередь платформа должна иметь географическую основу,.. преследовать цель установления мира и безопасности в регионе, обеспечения экономического сотрудничества и энергетической безопасности. Данная платформа должна опираться на принципы ОБСЕ”.
Отметим, что в 2008 году премьер-министр Турции имел весьма смутные представления о политическом присутствии различных стран в регионе. Так, в проекте “платформы сотрудничества” не предвиделось участие не только Соединенныхя Штатов, но и Ирана, исторически активного игрока в регионе Южного Кавказа. Представляя свой проект, Турция, несомненно, преследовала и незадекларированные цели. Военная победа России над Грузией заставила турок считать, что отныне система региональной безопасности будет подчинена политическим интересам РФ. И в Анкаре решили не упускать “удобного случая” для предложения России своих “услуг” по обеспечению мира и стабильности на Кавказе. Однако, как показало время, российская сторона смогла обеспечить лишь военный успех. С политической точки зрения, система безопасности Южного Кавказа не подверглась никаким существенным изменениям, соответственно, и попытки Турции выступить в регионе в качестве самостоятельного центра силы оказались тщетными. Более того, официальная Анкара, которая с 2003 года во многих вопросах противилась региональной политике США и западного сообщества, столкнулась с серьезными проблемами также на Ближнем Востоке. Турки поняли, что без поддержки Запада им не удастся удержать те позиции, которые они обрели в сотрудничестве с США и НАТО. Именно поэтому спустя 3,5 года после грузино-осетинской войны США “вернулись” в платформу сотрудничества Эрдогана. Но теперь уже появилась российская проблема.
Вечером 27 марта официальный представитель Министерства иностранных дел России Александр Лукашевич заявил, что Минская группа ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в действующем формате работает достаточно слаженно и конструктивно. Представитель МИД РФ отметил, что в последнее время можно увидеть не только интенсивные контакты, но и большой объем документов, которые согласовываются на разных уровнях, включая самый высокий. “Последний пример — это заявление министров иностранных дел тройки стран в поддержку их усилий по нагорно-карабахской проблеме. Оно свидетельствует о том, что здесь есть простор для маневра и влияния на стороны конфликта и потребность в том, чтобы Минская группа активно реализовывала тот сигнал, который стороны конфликта дали на встрече с президентом России в этом году в Сочи, заявив о том, что они готовы ускорить работу над основными принципами урегулирования”, — заявил он. Как считает Лукашевич, эти сигналы подтверждают, что формат Минской группы состоялся, и ее потенциал отнюдь не исчерпан.
Что касается американо-турецких отношений, то, несмотря на желание Турции вернуться в прежний формат сотрудничества, в Вашингтоне считают, что им всегда будут нужны инструменты давления на Анкару. В этом плане арсенал США довольно богат. В случае необходимости они могут задействовать и курдскую проблему, и региональное соперничество между арабским миром, Израилем, Ираном и Турцией, и, конечно же, Армянский вопрос. Подписывая Цюрихские протоколы, правительство Эрдогана надея лось избавиться хотя бы от одного проблемного для себя вопроса — геноцида армян. Однако как только турки поняли, что это им не удастся, они торпедировали процесс урегулирования отношений с Арменией. Исключить Армянский вопрос из повестки американо-турецких (и не только) отношений Анкаре не удастся и сегодня, равно как не удастся вклиниться в процесс урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, поскольку турецкий “сценарий” не приемлет ни одна из вовлеченных в регион стран, не говоря уже об армянских государствах…
Грант МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН