Турция не спешит помогать курдам. Почему?

Архив 201416/10/2014

Анкара, как сообщалось, дала разрешение международной коалиции во главе с США использовать турецкие военно-воздушные базы в Ираке и Сирии для проведения операций и подготовки сил умеренной сирийской оппозиции. При этом курдские вооруженные добровольцы из Турции все еще не могут перейти границу, чтобы принять участие в борьбе за город Кобани. Правительство Эрдогана продолжает держать у турецко-сирийской границы танки и солдат, но вмешиваться в бой отказывается, несмотря на призывы ООН.

За три недели сражений в сирийском городе Кобани 500 человек погибли, а около 200 тыс. укрылись в соседней Турции. По данным Еврокомиссии, это максимальный приток беженцев в Турцию за три года сирийского кризиса. Беженцам из Кобани Брюссель выделил срочную финансовую помощь в 3,9 млн евро. Спецпредставитель ООН по вопросам Сирии Стефан де Мистура подчеркнул, что в Кобани или около него все еще остаются около 12 тыс. человек, среди них 700 пожилых жителей центральной части города. Если джихадисты захватят город, то мирные жители скорее всего будут убиты. Мистура призвал правительство в Анкаре разрешить вооруженным курдским добровольцам переходить турецко-сирийскую границу.

Вдоль этой границы Турция сконцентрировала значительное количество своих войск и расставила танки. Но упорно не позволяет турецким курдам присоединиться к отрядам своих собратьев в Кобани, несмотря на устраиваемые ими демонстрации. А также отказывается приступать к наземной военной операции в Сирии. Единственное на сегодняшний день изменение заключается в том, что Турция предоставила Соединенным Штатам свои военно-воздушные базы, о чем сообщила помощник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс в выступлении на телеканале NBC. Турецкие базы будут использоваться для подготовки сил умеренной сирийской оппозиции и как плацдарм для операций на территории Сирии и Ирака.

Курдские отряды, которые борются с боевиками “Исламского государства” (ИГ) в Кобани, призывают международную коалицию усилить воздушные удары, сообщает Guardian. “Авиаудары нам помогают, но джихадисты пригоняют с востока танки и артиллерию. Мы видели танки Т-57”, — отметил лидер Вооруженных сил Кобани Исмат аш-Шейх. Он заявил, что курды, ведущие уличные бои со стрелковым оружием в руках, оказываются слабы перед вооруженными тяжелой техникой боевиками. Между тем в выходные американские ВВС провели шесть атак с воздуха, которые повредили некоторые крупные орудия джихадистов.

“ИГ получает вооружение и людей, в то время как Турция не дает Кобани возможности получить подкрепление. Даже если будет оказываться сопротивление, курдские войска будут как автомобиль без топлива”, — отметил глава “Сирийской обсерватории по правам человека” Рами Абдельрахман. Основанием для такой позиции является нежелание Турции допустить усиление Рабочей партии Курдистана — организации, входящей в список международных террористических организаций. С этим военно-политическим формированием Турция воевала в течение 30 лет, и оказывать помощь курдским отрядам в Кобани для правительства в Анкаре означает помогать давнему врагу. “Рабочая партия Курдистана и ИГ — одно и то же для Турции. И неправильно относиться к ним как к разным явлениям. Мы должны иметь дело с ними как с единой силой”, — цитирует New York Times президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

 

Министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джаафари в интервью Russia Today решительно высказался против введения иностранного военного контингента на территорию своей страны, объяснив, что это “может вызвать оправданный страх и озабоченность среди населения”. Он также отметил, что “количество бойцов в иракской армии постоянно растет”. Глава иракского МИДа также заявил, что Багдад не раз подчеркивал необходимость нанесения ударов исключительно по позициям боевиков ИГ. “Иногда случаются военные ошибки, в результате которых “дружественный огонь” приводит к жертвам среди мирного населения. Мы настаиваем на недопустимости гибели людей и ударов по населенным пунктам…”

“Это заявление Джаафари сделал, в общем, на пустом месте. Ни американцы, ни турки, ни иранцы сейчас не собираются вводить войска в Ирак. Но главе МИДа нужно так говорить, чтобы показать свой патриотизм. Что, мол, вы думаете, нас уже хоронить пора? Мы иракские патриоты, мы дадим отпор! Он должен поднять людей, отсюда и такие слова”, — прокомментировал главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский. По мнению эксперта, Джаафари имел в виду войска Турции и Ирана. “Ведь что касается американских вооруженных сил, то Барак Обама то и дело повторяет, что никаких сухопутных войск он в Ирак не пошлет. Возможно, такое может случиться только при следующем президенте или если произойдет какая-нибудь чрезвычайная ситуация”, — заключил Мирский.

Что касается войск Турции и Ирана, то каждая из этих стран, считает эксперт, может довольно быстро одержать победу над боевиками “Исламского государства”. Но ни Анкара, ни Тегеран не введут на территорию Ирака свой контингент по собственным политическим причинам.

“Всего-навсего 30 лет назад была война между Ираном и Ираком, в которой погибли полмиллиона человек. Еще живы инвалиды войны. Как они могут относиться к тому, что на улицах арабских городов появятся персидские солдаты, даже говорить не приходится!” — отметил эксперт.

Для Турции же ввод войск в Ирак и Сирию будет означать укрепление сил Рабочей партии Курдистана, которая, по оценке Мирского, является для Анкары “первым врагом”. “На втором месте — враг Эрдогана Башар Асад и лишь на третьем — боевики “Исламского государства”, — заключил эксперт.

По материалам прессы