Турция на перепутье

Архив 200913/01/2009

Внутриполитические процессы в соседней стране начинают приобретать достаточно опасный характер
В последние дни зримо накаляется внутриполитическая атмосфера в Анкаре. Во многом это связано с известной инициативой известных турецких интеллигентов, ставших инициаторами акции по принесению извинений армянскому народу за геноцид 1915 года. Напомним, что под размещенным в интернете текстом извинения только за один месяц подписались почти 30 тысяч человек. Причем число людей, стремящихся поставить свои подписи, постоянно росло.
Именно это обстоятельство и вызвало яростную реакцию со стороны националистов и других консервативных кругов, включая и армейскую верхушку. Консерваторы прямо обвинили президента страны Абдуллу Гюля в “пренебрежении национальными интересами”. А ведь вся вина турецкого лидера состояла лишь в том, что он расценил сбор подписей в качестве проявления свободы слова. Как уже сообщалось, Гюля даже заподозрили в “армянском происхождении”, что было бы смешно, не будь оно так печально. Ведь получается, что только армянин — но никак не турок! — может выступать в защиту свободы слова и иных общечеловеческих ценностей…
Как бы то ни было, турецкая прокуратура начала расследование, в результате которого организаторы и активисты акции по принесению извинений за геноцид вполне могут быть привлечены к уголовной ответственности. Обвинение считает, что их действия подпадают под печально знаменитую 301-ю статью Уголовного кодекса Турции, предусматривающую наказание за “оскорбление турецкой нации”. Вспомним, что именно такого рода обвинения вменялись и погибшему от рук турецких фашистов редактору газеты “Агос” Гранту Динку…
Представляется, что ситуация грозит выйти далеко за рамки чисто юридического поля. Как известно, в течение прошлого года правоохранительные органы Турции были заняты преследованием членов радикально-националистической организации “Эргенекон”, в рядах которой бывшие высокопоставленные военные, политики, юристы и другие представители политэлиты страны. В результате были арестованы 86 человек, и всем им были предъявлены обвинения в “подготовке террористических актов с целью произведения в стране военного переворота”, сообщают турецкие источники. Сейчас они находятся под судом. И вот на днях в результате полицейской операции, проведенной сразу в шести провинциях страны, включая Стамбул и Анкару, в застенки попали еще 30 праворадикальных элементов, которых также обвиняют в причастности к “Эргенекону”. Причем на сей раз, как можно понять, среди арестованных не только отставные военные и политики, но и действующие деятели.
Происходящее вызвало неприкрытую тревогу военной элиты. Армейское руководство потребовало встречи с президентом. И хотя о содержании прошедших переговоров не сообщается, можно без труда предположить, что генералитет, мягко говоря, не в восторге от происходящего и, по-видимому, предупредил главу государства о вероятных последствиях. Каковые, заметим, могут быть довольно печальны для нынешнего политического руководства. Дело в том, что, согласно турецкой конституции, армия является гарантом светского характера государства. Это положение было введено в основной закон по инициативе Ататюрка и по сей день остается законодательной нормой. Поэтому то, что в иных странах называется военным переворотом — когда армейские части выходят из казарм и меняют правительство, — в Турции де-юре должно расцениваться как “наведение конституционного порядка”.
Разумеется, подобного рода норма никак не может считаться демократической, однако долгие годы на Западе предпочитали закрывать глаза на ее существование, поскольку это гарантировало Турцию от экспансии радикальных исламистов и позволяло Анкаре числиться среди самых верных членов евроатлантического сообщества. В последние годы, однако, подходы стали меняться. Приход к власти умеренных исламистов показал, что Западу не только не следует их опасаться, но даже наоборот. На первых порах турецкие кемалисты, военные и их западные покровители были настроены негативно и даже предприняли попытку отстранить исламистов от власти. Однако эта попытка ни к чему не привела, народ продолжал голосовать за Гюля и Эрдогана. А время показало, что именно нынешние турецкие лидеры оказались самыми последовательными и настойчивыми сторонниками евроинтеграции. Именно из их уст (и в первую очередь, конечно, президента Гюля и министра иностранных дел Бабаджана) зазвучали заявления о необходимости углубления реформ, способных продвинуть процесс присоединения страны к Евросоюзу, пересмотра недобрых традиций, сложившихся в отношениях с соседями и в частности с Арменией.
В данном случае мы не ставим задачей выяснить, насколько искренни такого рода заявления. Представляется, что в них, конечно, предостаточно конъюнктурных элементов. Ведь вступление в число европейских государств способно принести Анкаре неисчислимые дивиденды. По мнению авторитетных экспертов, если Турция станет членом ЕС, то в течение последующих 10 лет она получит около 100 миллиардов долларов помощи от объединенной Европы. Так что интерес тут у турецкой стороны далеко не только “общечеловеческий”. При всем том, как ни парадоксально, рвение нынешних властей стало вызывать опасения именно у тех, кто, по идее, должен был бы их в данном контексте поддерживать — у военных. Теперь уже последние стали подозревать правящую администрацию в пренебрежении национальными интересами, особенно в области внешней политики и взаимоотношений с соседями. Вероятно, генералам кажется, что путь их страны в Европу не должен сопровождаться, например, коренным улучшением отношений с Арменией, которая в их глазах является “обидчиком” меньших братьев — азербайджанцев. Есть противоречия и в отношении путей решения курдской и кипрской проблем, подходов к отношениям с Израилем и арабским миром…
На таком фоне, когда отношения гражданских и военных властей вновь оставляют желать много лучшего, активизация радикальных националистов выглядит не только естественно — она неизбежна. И в этом свете генералы получили великолепную возможность вновь напомнить о себе, причем не только внутри страны, но и за ее пределами. Ведь приход к власти любых националистических сил — это такая “страшилка” для Запада, которая может стать существенным аргументом в дискуссии о путях дальнейшего развития страны. Тем более что Европа, как известно, отнюдь не мечтает видеть в своем составе исламскую (пусть и в целом светскую) страну с 70-миллионным населением, достаточно развитой экономикой и массой проблем в виде хотя бы того же курдского вооруженного сопротивления. В этом смысле возвращение к власти кемалистов — абсолютных западников, настроенных, однако же, достаточно консервативно, — полагаем, выглядит для европейцев и американцев вполне привлекательно. Особенно сдерживать генералов в их давлении на правящую ныне элиту они вряд ли станут.
Поэтому можно ожидать, что в целях самосохранения турецкие лидеры попытаются помимо жесткой борьбы с национал-радикалами продемонстрировать также и собственный патриотизм. И возбуждение дела против инициаторов акции “Простите нас, армяне” явное тому подтверждение. Все это, разумеется, не слишком способствует реализации ожиданий, возникших в регионе после начала этапа так называемjй “футбольной дипломатии”. Однако далеко не факт, что консерваторам и радикалам удастся погасить позитивные импульсы, порожденные инициативой армянской стороны. Ведь в нормализации отношений между странами-соседями, между двумя соседними народами заинтересованы отнюдь не только интеллигенты, и весь этот процесс имеет вовсе не только идеологическую составляющую. Не менее важны интересы бизнеса, как армянского и турецкого, так и — что очень важно — иностранного. От нормализации армяно-турецких отношений ожидают многого предприниматели стран Южного Кавказа, Балкан, Центральной Азии. Сталкиваясь, все названные векторы обещают крайне интересное развитие внешнеполитических процессов уже, надо полагать, в течение начавшегося года.
Армен ХАНБАБЯН