“Турция, будучи преступником, разговаривает с представителями народа-жертвы на равных”

Архив 200903/11/2009

Ваагн Дадрян, американский профессор, известный эксперт по геноциду, прокомментировал армяно-турецкие протоколы, точнее — “три элемента в них, привлекших внимание”.

Комментарий его опубликован в последнем номере издающейся в США газеты “Аспарез”.
Протокол об установлении дипломатических отношений предусматривает “приверженность… принципам… территориальной целостности и нерушимости границ”. Он также требует “взаимного признания существующих границ между двумя странами, как это определено соответствующими договорами международного права”, — Дадрян приводит цитаты из текста протокола, в основе которого, на его взгляд, ошибочная ссылка на “соответствующие международные договоры”. “Дело в том, — пишет ученый, — что “международное право” был серьезно ущемлено во время подписания этих “соответствующих договоров” — Московского и Карсского. Московский договор, как известно, был подписан 16 марта 1921 года между РСФСР (Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой) и кемалистской Турцией. Спустя примерно семь месяцев, 13 октября 1921 г., был подписан Карсский — на сей раз между кемалистской Турцией и тремя советскими республиками — Арменией, Грузией и Азербайджаном при участии РСФСР. Главным фактом тут является то, что подписант этих договоров-близнецов — кемалистская Турция не являла собой легитимную власть, или законное правительство. Кемалисты на тот момент были мятежниками-бунтарями, провозгласившими собственную республику и бросившими вызов легитимно функционировавшему правительству в Стамбуле — официальной столице империи, находившейся под властью султана. …Было ли правительство султана популярным в то время и насколько мудрой или разумной была его политика — к делу отношения не имеет. Что неоспоримо и важно — так то, что лишь султан обладал в то время высшей и легитимной властью. Соответственно, любое соглашение, конвенция или договор, подписанные самозванным правительством, согласно международному праву, незаконны и недействительны.
Таким образом, с точки зрения международного права Московский и Карсский договоры лишены легальности, и, следовательно, не могут фигурировать в качестве законных “инструментов” при переговорах. Более того, Московский договор нелегитимен по всем стандартам международного права еще и потому, что и другой подписант — Советская Россия на тот момент еще не была признана ни одним из государств и имела почти такой же статус, как и мятежный кемалистский режим. (Лишь в 1922 году РСФСР получила международное признание, и первой сделала это Германия). …Словно всех этих правовых недостатков было недостаточно, так еще и по настоянию турок Советская Армения не была допущена к переговорам в Москве, увенчавшимся подписанием договора. Неучастие Армении — еще одна особенность этого соглашения, мягко говоря, не добавляющая ему легитимности. Кстати, в числе тройки турецких переговорщиков находился небезызвестный полковник Шевкет Сейфи, позже ставший генерал-майором.
Один из главных организаторов геноцида армян, Сейфи проявил себя тем, что вербовал преступников, формировал из них спецотряды и рассылал их по провинциям. Преступников для реализации замысла Сейфи освобождали из тюрем, и, по свидетельствам, эти банды убийц сыграли большую роль в уничтожении армян.
Что касается Карсского договора, то опять-таки лидеры РСФСР взяли на себя функцию говорить от имени трех закавказских республик, потакая при этом туркам. Этот договор фактически материализовался, как бы в продолжение и расширение предыдущего московского соглашения, “благодаря” усилиям большевиков. С болью приходится отмечать предательское поведение Буду Мдивани, грузина, который был назначен Москвой посредником между обескровленными от потерь армянами и высокомерными победителями-турками. Армяне тепло приветствовали Мдивани, не подозревая, что тот ведет за их спиной переговоры с турками. Именно он убеждал военного командира Казима Карабекира не довольствоваться рекой Аракс в качестве новой границы с Арменией, предлагая ему “идти вперед и вглубь по армянской территории”. Ваагн Дадрян, вспоминая этот эпизод, приводит ссылку на мемуары Карабекира, вышедшие в свет в 1969 г. в Стамбуле.

“Второй протокол — “Развитие отношений между Арменией и Турцией” начинается с соблазнительного обещания “открыть общую границу в течение двух месяцев со дня вступления в силу настоящего Протокола”. Последующие пункты, однако, охватывают вопросы, не позволяющие многим армянам рассматривать перспективу примирения с турками. (Речь, в частности, о подкомиссии историков — ред.). Непокаявшиеся потомки Великого преступления 1915 года пытаются обойти “центральную тему”, прибегая к косвенным формулировкам и технике заманивания… Армянское правительство должно недвусмысленно заявить: “Нет ничего касающегося определенного периода нашей истории, что следовало бы научно исследовать”. Эти исторические “инциденты” расследованы также трибуналом поствоенной Турции в 1919-1921 гг. Основываясь на бесчисленных документах, трибунал вынесенными вердиктами подтвердил, что правительство Оттоманской империи совершило огромное преступление против своих же граждан-армян. Какое еще доказательство нужно Анкаре? Не чужие об этом сказали — сами турки! Прокуроры были турками, судьи были турками, и, самое главное, большинство свидетелей, среди них и высокопоставленные офицерские чины, также были турками. И разбирательство велось в соответствии с оттоманскими законами!
Казалось, правительство, жаждущее Справедливости, должно прежде всего обратиться к истории этого суда. Однако деятельность турецкого военного трибунала окутана молчанием — о ней не только не говорят, но молчат и об исчезновении материалов суда после того, как кемалисты осенью 1922-го захватили Стамбул. Предлагаемая сегодня Анкарой идея комиссии по изучению проблем и выработке рекомендаций содержит в себе знакомые элементы коварства, призванные впрыснуть неясность, оттянуть неизбежное признание, более того — оказать на противоположную сторону давление с тем, чтобы добиться необходимого для них компромисса. Современные правители Турции, похоже, хорошо усвоили оттоманскую культуру и даже политический язык… Наиболее вопиющим является то, что Турция, будучи преступником, разговаривает с представителями народа-жертвы на равных.”
“Учитывая “послужной список” турецких лидеров и их потомков, придерживающихся многовековой оттоманской традиции, трудно удержаться от соблазна и не назвать всю эту инициативу с примирением тактическим ходом, призванным заманить армянское правительство в ловушку. Это не только схема пролонгации дипломатического трафика в атмосфере неопределенности по поводу конечного результата (кстати, эту тактику умело использовал и Абдул Гамид в то время, когда Европа вынуждала его осуществить так называемые Армянские реформы, на турецком Оваламак), но также — “выбивание” вожделенных уступок от правительства Армении, в частности, официального признания существующих границ.
…Ситуация еще меньше внушает доверия, если учесть связи Турции и Азербайджана. Готовы ли мы, учитывая все их завязки — нефтяные и “родственные”, — поверить, что турецкая республика искренне и честно готова налаживать отношения с Арменией, зная, что это расстроит ее отношения с Азербайджаном?”
…Задав этот вопрос, Ваагн Дадрян напоминает, что изолированность в регионе, экономические трудности преходящи. Другое дело — национальные приоритеты. И тут, по мнению профессора, требуется “осмотрительность и крайняя бдительность”…
Отдел политики