Турок станет президентом ПАСЕ

Архив 200906/10/2009

Это стало возможным благодаря формированию в Страсбурге турецко-азербайджано-российского
тактического альянса

Парламентская ассамблея Совета Европы завершила осеннюю сессию.

Депутаты вновь соберутся в Страсбурге на пленарное заседание уже в январе следующего года. Ожидается, что главным вопросом предстоящей зимней сессии станут выборы нового президента ассамблеи. Единственным и, по-видимому, безальтернативным кандидатом на этот пост будет глава турецкой делегации в ПАСЕ Мовлут Чавушоглу, известный своими откровенно антиармянскими выступлениями и поддержкой самых провокационных инициатив официального Баку. Почти неизбежное избрание турка президентом ПАСЕ может стать для армянской дипломатии очередным вызовом.

В Баку с предстоящим карьерным ростом турецкого парламентария связывают особые надежды. Глава межпарламентской рабочей группы Азербайджан — Турция депутат меджлиса Низами Джафаров в связи с этим заявил, что “избрание Мовлута Чавушоглу главой ПАСЕ принесет пользу Азербайджану и всему тюркскому миру”. “Он настоящий патриот. Он всегда был на стороне Азербайджана, всегда боролся с армянской ложью”, — утверждает Джафаров. Избрание турецкого коллеги президентом ассамблеи, по мнению азербайджанского парламентария, станет залогом того, что “вопрос армяно-турецких отношений будет решаться не так, как этого хочется Европе”. Поясняя свою мысль, депутат отметил, что “без решения карабахской проблемы граница открыта не будет”. Чем обусловлена такая уверенность бакинского законодателя — непонятно. Ведь ПАСЕ не играет активной роли ни в деле нормализации отношений между Ереваном и Анкарой, ни в вопросе урегулирования карабахского конфликта. Ну а те, кто этими проблемами занимается всерьез, отчетливо и однозначно говорят о том, что Карабах и армяно-турецкие отношения — это две разные темы, которые ни в коем случае не следует связывать друг с другом. Об этом не так давно высказались сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Так что оптимизм, который питают в Баку в связи с предстоящим избранием Мовлута Чавушоглу, вряд ли можно назвать обоснованным. Следует также напомнить, что у президента ПАСЕ, несмотря на звучное название должности, реальных механизмов воздействия на глобальные политические процессы гораздо меньше, чем у генерального секретаря Совета Европы. Именно он, а не президент ПАСЕ является в действительности первым лицом организации.
И тем не менее не вызывает сомнений, что, став президентом ПАСЕ, турецкий парламентарий не откажется от попыток использовать новую должность для лоббирования интересов Азербайджана и создания новых проблем для Армении. Чавушоглу никогда не скрывал своих особых отношений с главой азербайджанской делегации в ПАСЕ Самедом Сеидовым и его предшественником на этом посту Ильхамом Алиевым. Более того, он даже открыто намекает на то, что его выдвижение стало возможным благодаря усилиям азербайджано-турецкого тандема. “Мы посоветовались с главой азербайджанской делегации Самедом Сеидовым и пришли к заключению о необходимости выдвижения моей кандидатуры в президенты ПАСЕ. Мы активно сотрудничаем с азербайджанцами. Мы вместе добились выдвижения. Даст Аллах, добьемся и председательства в ПАСЕ”, — заявил на днях Мовлут Чавушоглу. А в другом своем интервью, говоря о перспективе урегулирования армяно-турецких отношений, будущий президент ассамблеи отметил: “У нас с Азербайджаном есть определенная стратегия. Мы применим ее. Наш долг — защищать права Азербайджана”. Интересно, знают ли об этом депутаты, голосовавшие за выдвижение Мовлута Чавушоглу президентом ПАСЕ? Неужели после всего того, что он сказал, можно верить в его объективность при рассмотрении в Страсбурге вопросов, связанных с Арменией или Азербайджаном? Разве такой глава нужен парламентской ассамблее?
Право выдвигать безальтернативного кандидата на пост главы ПАСЕ, согласно регламенту, принадлежит фракциям в порядке ротации. Счастливая звезда Мовлута Чавушоглу взошла благодаря удачному для Анкары стечению обстоятельств. Глава турецкой делегации представляет в ассамблее фракцию Европейских демократов, которая, согласно установившейся очередности, должна была выдвинуть своего кандидата в прошлый раз — в 2008 году. Но тогда разразился шумный скандал. Наиболее реальным претендентом от евродемократов был в то время российский сенатор Михаил Маргелов, что не устраивало очень многих в Страсбурге. В результате русские согласились “пропустить без очереди” фракцию социалистов, уступив ей право выдвижения кандидата. Социалисты представили Луиса Марию де Пуча, срок полномочий которого истечет весной. Право определить его преемника сохранилось за евродемократами. Россияне, имеющие в группе Европейских демократов наибольшее представительство и способные делать во фракции погоду, решили на этот раз не толкать вперед соотечественника, а сделать ставку на нейтрального с виду политика, готового в случае чего постоять за интересы Москвы. На заседании фракции были выдвинуты два кандидата. Соперничали глава группы евродемократов англичанин Дейвид Вилширн и руководитель турецкой делегации Мовлут Чавушоглу. В результате закрытого тайного голосования турок набрал на 8 голосов больше, чем англичанин. Своим избранием Чавушоглу в первую очередь обязан русским.
Выбор Кремля пал на турка, так как тот успел проявить себя как игрока, умеющего играть пасами. В свое время Россия сумела добиться избрания Мовлута Чавушоглу докладчиком по проблеме голодомора. Результатом кулуарной лоббистской деятельности московских дипломатов и политтехнологов стало то, что в подготовленном турецким депутатом отчете не оказалось адресованных Москве жестких оценок, на которых настаивали украинцы, поляки и представители ряда других стран Весточкой Европы. (Какого рода услугами расплачивался за это Кремль — неизвестно.) Чавушоглу исправно отрабатывал и во время обсуждения в Страсбурге вопроса о санкциях в отношении России. Он был одним из тех немногих парламентариев, которые инициировали смягчающие поправки к принятой в ходе осенней сессии резолюции “Война между Россией и Грузией: год спустя”. Откровенно лоббируя интересы российской делегации, Чавушоглу, в частности, настоял на том, чтоб в текст резолюции помимо требований, адресованных России, были включены также условия, диктуемые правительству Грузии. Недаром московское издание “Газета” отмечает, что “в лице Чавушоглу на посту председателя ПАСЕ Россия будет иметь надежного политического соратника”.

Таким образом, не остается сомнений в том, что выдвижение Мовлута Чавушоглу на пост президента ПАСЕ стало результатом совместных турецко-азербайджано-российских усилий. Формирование в ПАСЕ подобного тактического альянса — что-то новое, и радовать это нас не может. Члены армянской делегации в ПАСЕ всегда видели в лице российских коллег самых надежных партнеров. Механизм взаимной поддержки никогда не давал сбоев. Интересы двух делегаций противоречили друг другу крайне редко, и даже в таких случаях удавалось найти формулу, позволяющую не навредить. Оказав турецкому депутату поддержку в деле избрания президентом ПАСЕ, российские парламентарии невольно поставили под угрозу интересы своего стратегического партнера. Полагаю, оставаясь верной давно заложенным традициям, Москва возьмет на себя ответственность за то, чтобы убедить будущего президента ПАСЕ сдерживать свои пристрастия при обсуждении вопросов, касающихся Армении.
Артем ЕРКАНЯН