Турецко-аджарский мятеж и трагедия батумских армян

Архив 201018/02/2010

Перед тем как начать масштабный геноцид 1915 года, оттоманская Турция организовала резню и депортацию христиан, в частности армян, из Батумской области: палачи набирались профессионального опыта. О малоизвестных событиях осени 1914 года в Батумской области рассказывает московский исследователь кандидат исторических наук Давид МАРТИРОСЯН. 

Первая мировая война, всколыхнувшая в августе 1914 года европейский континент, отдалась эхом во многих уголках планеты. Ближний Восток с его многочисленными проблемами не остался в стороне и также оказался втянут в это противостояние. 16 октября 1914 года черноморский рейд германо-турецкой эскадры контр-адмирала В.Сушона возвестил миру о вступлении в свою последнюю войну еще одного игрока — Османской империи. Территориальные аппетиты потерявших чувство меры лидеров младотурок простирались настолько далеко в глубь Российской империи, что они, забыв все предыдущие уроки истории, решились на конфликт с северным соседом. В результате Закавказье вновь становится ареной противостояния двух непримиримых противников. 
При изучении событий на Кавказском (русско-турецком) фронте Первой мировой войны выяснилось, что вне рамок научного анализа кампании конца 1914 г. — начала 1915 г. оказались драматические события, происходившие в Батумской области. Фактически на протяжении без малого 100 лет, прошедших с тех пор, кроме отрывочных сведений, которые можно почерпнуть из трудов военных историков Е.Масловского и Н.Корсуна, никаких исследований в этом направлении не велось. Это очень странно, поскольку оба автора характеризуют события в Батумской области одной фразой — аджарское восстание. 
Следствием турецко-аджарского мятежа стала массовая насильственная гибель значительной части армянского населения Батумской области Российской империи. Зверства мятежников не были вызваны какими-либо агрессивными действиями со стороны батумских армян. Их уничтожили именно по национальному признаку. Активное и непосредственное участие в этих преступлениях принимали члены турецкой так называемой “Специальной организации” (Teskilat-i Mahsusa). Турецкие военные историки не стесняются упоминаний о действиях этой организации и даже на страницах официальных трудов описывают ее “успехи” в войне с Россией. 

АДЖАРИЯ, АДЖАРЦЫ 
И БАТУМСКАЯ ОБЛАСТЬ 

Для того чтобы разобраться в исследуемой теме, необходимо для начала выяснить, кто такие аджарцы, какова историю вхождения населенных ими территорий в состав Российской империи. Энциклопедические словари начала XX века содержат крайне скупые сведения по данному вопросу. Так, “Новый энциклопедический словарь” упоминает только исследуемую территорию и указывает следующее: “Аджария — живописная горная страна в Закавказье, по течению реки Аджарис-цхали, правому притоку р.Чорох; входит в состав Батумского округа, Батумской области; населена грузинами-мусульманами. Через Аджарию идет почтовая дорога из Батума в Ахалцых”. В свою очередь “Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат”, характеризуя население исследуемого региона, отмечает: “Аджарцы — кавказское племя, принадлежащее к грузинской подгруппе картвельской группы, численностью около 60 000 человек, живут в Батумской области и артвинском (так в тексте — Д.М.) округе”. Качество пояснения оставляет желать лучшего, хотя бы на основе того, что составители по какой-то причине разделили понятия Батумская область и Артвинский округ. Чтобы понять всю абсурдность этого разделения, достаточно взглянуть на карту Российской империи начала XX века, где четко отмечено, что Батумская область состояла из Артвинского и Батумского округов. 
Территории, образовывавшие Батумскую область, вошли в состав Российской империи в результате Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Статья LVIII Берлинского трактата гласит: “Блистательная Порта уступает Российской империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума, с портом последнего…” 28 августа 1878 года русские войска заняли Батум, и территория Лазистанского санджака Трапезондского вилайета Османской империи стала Батумской областью Российской империи в составе трех округов: Батумского, Аджарского и Артвинского. 
В этот период население области, испытавшее на себе тяготы войны и столкнувшееся с массовым голодом, начинает переселяться в пределы Османской империи. Согласно официальным данным, указанным в исследовании полковника В.Лисовского, Батумскую область покинули около 38 тыс. человек. Автор отмечает, что: “Среди них проповедь магометанского духовенства о необходимости переселения и заманчивые обещания подкупленных агентов производили наибольшее действие. Таким образом, из ущелий, лежащих к северу от Батума, выселилось около 2/3 населения, из Гонии и Нижней Аджары — несколько менее половины. Некоторые селения Кинтришского и Мачахельского ущелий лишились 9/10 жителей; иные совершенно опустели. Наименьшее число переселенцев дали Шавшет, Ардануч и Верхняя Аджара: будучи более богаты пахотной землей и находясь вдали от театра войны, они не подверглись всем ужасам голода; кроме того, проповедь о переселении, гремевшая в окрестностях Батума, едва до них достигла, и то через вторые и третьи руки”. 
В окончательном виде к 1884 году из 105,5 тыс. жителей области грузин-мусульман насчитывалось 47,5 тыс. человек (45 тыс. аджарцев и около 2 тыс. лазов), турок (османлисов) — около 34 тыс., армян — около 9,5 тыс., русских — около 6 тыс., греков — менее 4 тыс. и т.д. Как самостоятельная административно-территориальная единица область просуществовала около четырех лет и 12 июня 1883 года постановлением Государственного совета Российской империи включена в состав Кутаисской губернии. Вместо прежних трех округов были образованы два новых — Батумский и Артвинский, которые и вошли в состав Кутаисской губернии. 
Немногочисленное сельское армянское население проживало преимущественно в южной части области. Кроме того, армяне составляли 4/5 населения Артвина и 1/10 населения города Батума, где армянскую колонию сформировал главным образом “пришлый” элемент, переселившийся туда уже после присоединения к России. 
Со временем выявились различного рода неудобства присоединения вышеуказанных округов к Кутаисской губернии. Вместо предполагавшейся экономии средств на управленческих мероприятиях казна стала нести дополнительные траты, превосходившие прежние расходы. Поэтому, согласно решению Государственного совета от 17 марта 1903 года, с 1 июня того же года Батумский и Артвинский округа были выделены из состава Кутаисской губернии, вновь образовав Батумскую область. Административным центром вполне естественно стал Батум, как и вся область перешедший под управление военного губернатора. 

ТУРЕЦКО-АДЖАРСКИЙ 
МЯТЕЖ 

После вышеупомянутого рейда германо-турецкого флота царская Россия немедленно расторгла дипломатические отношения с Османской империей, а 20 октября 1914 года последовал манифест императора Николая II о войне с Турцией. 
Несмотря на столь стремительное развитие событий, неожиданностью для командования Кавказского военного округа они не стали. Мобилизация и сосредоточение войск вдоль русско-турецкой границы были проведены заблаговременно. Более того, узнав об обстреле черноморских портов и получив соответствующее разрешение, кавказский наместник генерал-адъютант, генерал от кавалерии И.Воронцов-Дашков 8 октября 1914 года отдал приказ о переходе государственной границы и наступлении в глубь турецкой территории. 
Так выглядела ситуация применительно к Кавказской армии в целом. В Батумской области ситуация развивалась иначе. Существовал особый (местный) план действий, основанный на специфике района. Суть этого плана отражена в документе под названием “Инструкция начальнику Чорохского отряда на случай войны с Турцией”. Вариант инструкции, датированный 1906 годом и не подвергавшийся существенным коррективам вплоть до начала Первой мировой войны, содержал следующую информацию: “Страна эта ни по физическим своим свойствам, ни по стратегическому значению, по всей вероятности, не сделается театром серьезных военных операций. Отсутствие в ней важных пунктов, овладение которыми принесло бы нашему противнику существенные выгоды, дислокация сил его, бедность в путях сообщения, дикий характер природы и, наконец, отсутствие хороших путей на турецкой территории, ведущих в долину Чороха и к гор. Арданучу, делают маловероятным наступление более или менее значительных сил турок в наши пределы в этом месте границы. Но можно с уверенностью сказать, что они не преминут воспользоваться расположением к себе мусульманского населения округов Батумского и Артвинского и постараются поднять его против нас, чтобы причинить нам затруднения на этом второстепенном театре военных действий и тем самым отвлечь хотя бы часть сил с главного — Карсского театра или оказать содействие противнику, оперирующему против Михайловской крепости…” 
Командование Кавказского военного округа считало данный район второстепенным и предполагало ограничиться формированием и сосредоточением на территории Батумской области одного Чорохского отряда. Основной обязанностью его начальника являлись противодействие возможному восстанию (мятежу) мусульманского населения области и поддержка гарнизона Михайловской крепости. 
Вместе с тем военный губернатор области генерал-майор Б.Романько-Романовский, хорошо разбиравшийся в местной специфике, отправил 31 июля 1914 года кавказскому наместнику И.Воронцову-Дашкову свой план действий на случай войны с Турцией. Выразив уверенность в лояльности мусульманского населения, он вместе с тем отметил: “Вышесказанное тем не менее не дает еще основания считать, что все будет так же продолжаться и далее, и потому я обязываюсь представить Вашему Сиятельству на благоусмотрение нижеследующее ходатайство и соображения мои в целях обеспечения спокойствия среди мусульманского населения области и обеспечения христианского населения на случай осложнений с Турцией: об указании Чорохскому отряду, если бы он получил распоряжение отходить к Батуму, прикрыть отъезд и отход христианского населения области, составляющего в массе своей армян и об обеспечении этому населению возможности пройти через крепостной район, найдя здесь убежище, или пройти далее вглубь, ибо другого пути у этого населения может и не оказаться в случае, если вся область будет охвачена волнением мусульманского населения…” 
Подобная постановка вопроса была вызвана тем, что основу Чорохского отряда должен был составить 1-й Кубанский пластунский батальон, местом постоянной дислокации которого в мирное время являлся город Артвин. Этот административный и экономический центр одноименного округа имел особый для данного региона национально-религиозный состав. Более 80% его жителей составляли армяне (6442 человека). В связи с этим рекомендации военного губернатора реально полностью отражали возможную перспективу, при которой в случае отступления пластунов Артвин и армянские села Артвинского округа оказывались брошенными на произвол судьбы со всеми вытекающими отсюда для них последствиями. Как ни печально, но генерал-майор Романько-Романовский оказался провидцем… 
С началом военных действий малочисленный Чорохский отряд под руководством командира 1-го Кубанского пластунского батальона полковника Г.Расторгуева, столкнувшись с активными действиями турецких частей и, как и ожидалось, восстанием местного мусульманского населения, не нашел в себе сил что-либо им противопоставить. С согласия коменданта Михайловской крепости генерал-майора А.Ельшина полковник Г.Расторгуев приказал 5 ноября 1914 года оставить Артвин и отступать в сторону Батума. 
По поводу этих событий начальник Михайловской крепостной жандармской команды подполковник Н.Мартынов в своем докладе от 15 декабря 1914 года на имя помощника кавказского наместника по гражданской части Н.Петерсона написал: “Жители, узнав о поспешном отходе войск, оставили в свою очередь город и с 3-х часов ночи кто в чем был — все бежали без оглядки в Батум, боясь резни. Беглецы двигались пешком, в линейках, фургонах. Из Батума навстречу выехали фаэтоны, повозки и набивали их женщинами и детьми. Многие женщины падали, беременные рожали на шоссе под проливным дождем и тут же умирали…” К середине ноября 1914 года под контроль мятежников и содействовавших им турецких пограничников и жандармов перешла вся Батумская область, за исключением Михайловской крепости (крепостного района) и Верхне-Аджарского участка Батумского округа. 

TESKILAT-I MAHSUSA 

Вооруженный мятеж, охвативший населенную русскоподданными мусульманами Батумскую область, имел множество специфических особенностей. Наиболее неприятным моментом для царской администрации явился, конечно же, факт скоординированного и массового характера вспыхнувшего мятежа. Как следствие все планы, разрабатывавшиеся в мирное время, оказались фикцией. К тому же исполнители этих планов показали в военном отношении свою полную профнепригодность. В частности, начальник Чорохского отряда полковник Г.Расторгуев даже не попытался активными действиями своих малочисленных, но при этом регулярных частей (батальон пластунов и кадровые пограничники) остудить пыл противника. В результате из всего армянского населения Артвинского округа удалось спастись бегством только лишь большей части жителей Артвина. Что пришлось при этом пережить остальным армянам, российское общество узнает позже, когда турецкие армейские части и иррегулярные формирования вместе с мятежниками будут разгромлены и изгнаны из пределов Батумской области. На проходивших в Батуми в 1915-1916 гг. заседаниях военно-полевых судов свидетели обвинения по делам взятых в плен местных мусульман приведут в своих показаниях шокирующие факты, объяснить которые как некий фактор, сопутствующий любой войне, язык не повернется. Чтобы не быть голословным, приведем выдержки из показаний свидетелей по делу Османа Ахмед оглы (30 лет, турок, русскоподданный), жителя селения Танзот, Арданучского участка Артвинского округа. 
Во вводной части обвинительного акта содержатся следующие данные: “Когда в ноябре месяце 1914 года турецкие четники прибыли в селение Танзот Арданучского участка, к ним примкнул в числе других своих односельцев — русскоподданных мусульман — и сын местного старосты Осман Ахмед оглы, который записался в четники, получил от них винтовку и ею вооружился; по словам свидетельницы Майрам Сакоян, названный Осман был главарем местных четников и одним из деятельных участников происшедших затем в том селении убийствах и грабежей армянского населения, где тогда было убито четниками, по показанию свидетеля Сулеймана Рашид оглы, 150 человек. Убийство и резня армян того селения были произведены в ночь на 15 ноября 1914 года, а с вечера всех взрослых мужчин-армян собрали партиями якобы для переписи, и затем ночью они все были убиты…” 
Из протокола дознания Сулеймана Рашид оглы (60 лет, крестьянин с.Танзот Арданучского участка Артвинского округа): “После занятия Ардануча четниками имам нашего селения Молла Ахмед Афар оглы, Мухтар Ахмед Мехмед оглы и старшина Танзотского сельского округа Осман Ага Эзир оглы тотчас же отправились в Ардануч, вооружились ружьями, и присоединились к четникам… Кроме того, к четникам присоединились сыновья Мухтара — Осман и Пейлюль, а также объездчик Мухомед… Все они ушли в Турцию. В ту ночь, когда произошла резня в Ардануче, началась резня и у нас. Всего было убито около 150 человек. В ночь резни четырем армянам, из которых я знаю Саркиса и Акопа Крикорова, удалось спрятаться, но через два дня Осман разыскал их и собственноручно убил…” 
Из протокола дознания Вейселя Махмуд оглы (житель с.Танзот Арданучского участка Артвинского округа): “По вступлении в Ардануч четников к ним тотчас же примкнули имам Молла Ахмед Афир оглы, Мухтар Ахмед Мехмед оглы и старшина Танзотского сельского округа Осман Ага Эзир оглы. Они первыми поехали в Ардануч и на следующий день вернулись оттуда, вооруженные ружьями, полученными ими от турецких четников. Спустя день после их возвращения в Танзот к ним прибыла первая партия четников в количестве, кажется, 20 человек. Потом стали прибывать все новые и новые партии, причем одни уходили, а другие приходили. В общем набралось свыше 100 человек. Имам, Мухтар и старшина Осман-ага стали уговаривать молодежь записываться в четники. Многие послушались их и, получив от четников ружья, примкнули к ним…” 
Из протокола дознания Петроса Туманова Вартаняна (40 лет, крестьянин с. Танзот Арданучского участка Артвинского округа): “Когда четники вступили в Ардануч, старшина Танзотского сельского округа Осман Ага совместно с имамом нашего селения Молла Ахмедом и Мухтаром Ахмед Мехмед оглы отправились к ним, записались в четники и получили от них оружие. Затем под влиянием их уговоров почти все молодые танзотцы ходили в Ардануч записываться в четники, но из них турецкие четники выбрали лишь человек 40-50, приняли их и вооружили — остальных же забраковали как неготовых к службе… Все эти лица уходили куда-то с четниками и через некоторое время вновь возвращались в селение… По слухам, многие из них ходили далее под Ардаган…” 
Вышеприведенные данные — это всего лишь малая часть документов, позволяющих раскрыть и уточнить детали исследуемых трагических событий. Однако их анализ выявляет очень важные детали: а) в показаниях всех свидетелей фигурируют некие турецкие четники (тур. cete — отряд, группа), которые, установив контроль над частью территории Батумской области, приступили к формированию из местных мусульман вспомогательных отрядов; б) активное участие в организации этих отрядов играла местная власть в лице духовенства и выборного сельского начальства. Они вербовали мусульманскую молодежь и вооружали ее оружием, полученным от турецких четников; в) массовая насильственная казнь мужского армянского населения с.Танзот и аналогичные преступления в местечке Ардануч были совершены после того, как турецкие четники оккупировали эту территорию. Более того, в показаниях Сулеймана Решид оглы сказано, что: “В ту ночь, когда произошла резня в Ардануче, началась резня и у нас…” Это говорит о том, что убийства имели именно скоординированный, а не спонтанный характер. 
Все эти факты и следующие из них выводы требовали привлечения турецких данных в первую очередь для выяснения состава и принадлежности турецких четников, действовавших в качестве диверсантов на территории противника. Согласно турецким источникам, единственной полувоенной структурой, действовавшей в Батумской области, являлась организация Teskilat-i Mahsusa. Полувоенная она в том смысле, что была создана по инициативе центрального комитета партии “Единение и прогресс” совместно с Военным министерством в последние дни скоротечной Второй Балканской войны (29 июня — 10 августа 1913 г.). Подробности этого этапа истории организации детально описаны в мемуарах А.Джемаль-паши. 
По сути, это были отряды исламской милиции, состоявшие из идейных пантюркистов и панисламистов. Формально они не являлись ни солдатами, ни жандармами, ни полицейскими. В упомянутом турецком военно-историческом исследовании описывается участие этих “патриотов” в оккупации Батумской области и называются их идейные лидеры и командиры. Так, Риза-бей командовал отрядами на приморском участке, Бахаэддин Шакир-бей — в районе Артвина, и Якуб Джемиль-бей, имевший в подчинении 450 членов организации, действовал в месте с прибывшим из Стамбула 8-м пехотным полком в направлении города Ардаган. Относительно Риза-бея удалось установить только то, что он родился в Батуми и в 1930-х годах являлся членом турецкого парламента. А вот двое других — это личности примечательные и более известные. Не вдаваясь в детали их биографий, скажу только, что Бахаэддин Шакир-бей и Якуб Джемиль-бей спустя несколько месяцев после описываемых событий стали активными участниками армянского геноцида армян в Западной Армении. 
Таким образом, свой первый кровавый опыт палачи армянского народа приобрели именно в ходе событий, именуемых аджарским восстанием. Прямых доказательств против них нет, но сопоставление фактов наводит на мысль о том, что массовые казни христианского населения Батумской области являлись спланированными акциями. Местные мусульмане, поддавшись пропаганде пантюркизма и панисламизма, стали смертоносным орудием в руках лидеров организации Teskilat-i Mahsusa. Трагический результат этих событий фактически стал первым актом драмы, известной как геноцид армян. 
Давид МАРТИРОСЯН