“Турецкий марш” российского президента

Архив 201011/05/2010

Дмитрий Медведев в Анкаре откроет новый этап армяно-турецкой нормализации?

Продолжается поездка президента России Дмитрия Медведева по Ближнему Востоку. После пребывания в Сирии российский лидер сегодня направился в Анкару. Переговоры в турецкой столице неизбежно окажут ощутимое влияние на ситуацию на Южном Кавказе.

Наблюдатели называют визит Медведева ключевым этапом в процессе развития российско-турецких отношений. Накануне турецкая газета “Заман” опубликовала статью Медведева, в которой говорится, что “российско-турецкие связи выходят на уровень полномасштабного стратегического партнерства”. В его основе — растущие день ото дня многопрофильные экономические взаимосвязи. В этом контексте российский лидер особо отмечает сотрудничество в топливно-энергетической сфере, в частности сооружение газопроводов “Южный поток” и “Голубой поток-2”, нефтепровода “Самсун — Джейхан”, строительство российской стороной АЭС на территории Турции и т.п. Все это должно привести не только к пятикратному росту взаимного товарооборота, но и — что не менее важно — к “существенному укреплению международной энергетической безопасности”. Если учесть, что параллельно российские и турецкие инстанции прорабатывают вопрос о полном запрещении танкерной транспортировки нефти через Босфор (пока мелкие танкеры грузоподъемностью до 5 тыс. тонн ходят по этому пути), то ясно: Москва и Анкара создают очень действенный альянс, способный многократно повысить значимость обеих стран в вопросах энергоснабжения Европы и ряда стран Ближнего Востока, минимизировать опасность конкуренции со стороны альтернативных путей энергопоставок. Но помимо экономического Россия и Турция намерены развивать и геополитическое сотрудничество. Как сказано в статье Медведева, “во время визита будет сформирован принципиально новый механизм межгосударственных консультаций — Совет сотрудничества высшего уровня под нашим с премьер-министром Турции председательством. Его задача — разрабатывать стратегию и основные направления развития российско-турецких отношений, координировать реализацию важных проектов,.. способствовать согласованию внешнеполитических шагов в целях поддержания международного мира, стабильности и безопасности”.
Разумеется, стратегический союз с Россией расширит возможности Анкары в ее диалоге с Западом в целом и с США в частности. Но одновременно вынудит Турцию считаться с российскими интересами, в том числе региональными. При этом ясно, что многократное расширение двустороннего экономического и транспортно-энергетического сотрудничества должно происходить с использованием возможностей работающих в Армении российских структур, владеющих железнодорожным транспортом и энергетическими мощностями страны. Не случайно российский президент подчеркнул: “Турция является одним из наших значимых партнеров в региональных и мировых делах”. И хотя в статье ничего не говорится о Южном Кавказе, известно, что армяно-турецкая повестка и ход карабахского урегулирования займут определенное место в беседах Медведева с Абдуллой Гюлем и Реджепом Эрдоганом. Азербайджанская сторона надеется, что “власти Турции останутся верны той политике, которую проводили до сих пор, и восстановление армяно-турецких отношений возможно только при условии урегулирования карабахского конфликта”, — сказал зампред правящей партии “Ени Азербайджан” Али Ахмедов. Естественно, урегулирование они видят по-своему. Но уместен вопрос: готовы ли турки отказаться от многообещающих перспектив, которые предлагает им Москва, ради того, чтобы по-прежнему потакать бакинским капризам? Это крайне сомнительно. Другое дело, что Анкара непременно будет просить Москву употребить свое влияние на Ереван с тем, чтобы армянская сторона продемонстрировала свою готовность к определенным уступкам. Однако, думается, Москва и Ереван уже обговорили связанные с этим вопросы. Произошло это на встрече министра иностранных дел Эдварда Налбандяна с его российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве в преддверии неофициального саммита СНГ. Дмитрий Медведев ознакомит турецких партнеров с консолидированной армяно-российской позицией, которая, кстати, не исключает возможность определенных уступок в будущем. Но одновременно подчеркнет высокую заинтересованность Кремля в скорейшей нормализации отношений Анкары с Ереваном — без прямой увязки с карабахским процессом. Не случайно многие аналитики в последние дни все чаще заговаривают о возможности открытия армянской и турецкой сторонами консульских учреждений и начале “пробного” железнодорожного движения. Но главное в другом. Если в Баку не поймут геополитической сути российско-турецкого стратегического партнерства, Азербайджан будет маргинализирован и вытеснен на обочину политической жизни региона. А если поймут — вынуждены будут играть по тем правилам, которые устанавливает на Южном Кавказе Москва. В обоих случаях происходящее ничего хорошего азербайджанской стороне не сулит.